Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register

Концерты
Репортажи
Мой город:  Клубы Организаторы Города
^ Информация ^
+ <-

XVII Moscow Synthetic Snow Festival

->
+

Дата
2019
December
Sat
07

Город
Москва

Кыєс
Театръ

Рассчитывать на снег на улицах Москвы до конца декабря – занятие почти безнадежное. Но как же в таком случае настроиться на зимний лад, где ловить новогоднее настроение, чем прикрыть гнетущую серость и облезлую наготу нашего города в это мрачное время года? Любителям альтернативной электронной музыки озадачиваться на сей счет не приходится. Для нас, не ждущих милостей от природы, активисты из Russian Synth Community каждый год устраивают синтетический снегопад, в котором снежинки олицетворяют богатое жанровое разнообразие темной сцены – от нежного synth pop до беспощадного power noise. Локальную снежную бурю планировали вечером 7 декабря в клубе «Театр» и сомнений что этот прогноз стопроцентно исполнится не было никаких.

HARMJOY

Первой снежинкой на главную сцену клуба приземлился трансатлантический синти-поп дуэт HARMJOY, состоящий из хорошо известного EBM-аудитории Олафа А. Реймерса (TYSKE LUDDER) и вокалиста шведского синти-поп проекта TITANS Дэна Фон Хоэла, проживающего в Сан-Франциско. Живой звук команды усиливается живыми ударными. Говоря о концептуальной основе творчества дуэта упоминают о фетиш-эстетике пятидесятых годов и образах холодной войны – действительно, в названиях альбомов тема эта обыгрывается весьма изящно и с юмором («Silver Lining Of The Mushroom Cloud» (2014), «Iron Curtain. Velvet Glove» (2018)). Сами же песни не о политике вовсе - эта вездесущая напасть у нас еще впереди. Поэтическая составляющая больше о межличностном, сердечном и душевном. Фронтмен коллектива, отменно несимпатичный пожилой господин в черном и готичном с грубыми чертами, но все меняется при первом же контакте с публикой, когда раскрывается в нем бездна солнечного обаяния, разгоняющего мрак, и зажигается улыбка, источающая доброжелательный плюсовой заряд. В сценической манере вокалиста читается классический подход и понимание азов актерского ремесла, что вполне логично. Дома, в Сан-Франциско, он возглавляет одну из крупнейших городских киностудий и преподает в ней. Нарастив объем концертной практики, лидер HARMJOY сможет включать записи своих выступлений в мастер-классы для студентов. Округлый амплитудный баритон, преисполненный эмоциями и точным попаданием в акценты, эмоциональная раскрепощенность, уверенная вокальная работа в гармонии с лиричной чувственностью звукового ряда – все при нем. Не могу не похвалить и Реймерса, который в рамках деятельности в HARMJOY проявил себя с неожиданно приятной стороны. Оказалось, он может писать отличные запоминающиеся песни. Чего не скажешь, увы, об основной его группе. Характерные ритмические конструкции, привнесенные как раз из EBM-арсенала добавляют динамики и танцевальности, удачно разбавляют излишнюю созерцательность по мере необходимости. Досадно немногочисленной на старте вечера аудитории была представлена выборка из лучшего что имеется на обоих альбомах: «Inside Out», «My Tears Fall» «Only The Nightmares Survive», «Pain decay», «Don’t Keep Me Waiting», «We Could Go On». С задачей забойщиков ребята справились на ура, убедив пришедших что машина, задействованная в оснежении подмостков «Театра», функционирует исправно.

THE LUST SYNDICATE

Обещала политику – держите. Когда в январе увидел свет дебютный альбом сайд-проекта Симоне Сальватори THE LUST SYNDICATE, не читавшие анонсов релиза меломаны имели полное право пребывать в сногсшибательной растерянности. Название – полностью в характере основного детища прославленного музыканта, прямо напрашивается на обложку очередного диска SPIRITUAL FRONT. Но оформление пластинки и ее титул красноречиво намекали что декадентско-нигилистическому неофолку сюда вход заказан. Двадцать лет хулиганистый итальянец сочинял жизнерадостные песни о превратностях жизни, любви, сексуальных поисков и девиаций – в диапазоне от озорных шуток до разгульной непристойщины. Теперь же на суд слушателей представлено произведение, до краев наполненное политической и социально-экономической проблематикой. Перед нами не беспечная зарисовка на злободневную тему с целью обозначить озабоченность творца судьбами человечества. Нет, перед нами цельная, фундаментальная, во всех деталях продуманная работа, кропотливо исполненная мастером. По всему видно: политические амбиции зреют в мятежной голове Симоне уже давно и теперь пробил час выпустить их наружу. Жахнуть так чтобы мало не показалось никому.

Чуть позже, с главной сцены клуба, Эскил Симонссон с горькой ностальгией будет вопрошать: «Where is the promised land? / Where is the brave new world?». «Кто украл мое детство?» - вторит ему рассерженная шведская девочка-соотечественница Грета. «Кто виноват?» и «Что делать?» – допытываются в унисон авторы извечных русских вопросов Герцен и Чернышевский. У видного деятеля итальянского музыкального андеграунда готов ответ для них всех. «Капитализм – это война. Капитализм – это каннибализм. Западное общество пожирает само себя – так же, как оно раньше пожрало другие общества. Осознание этого вызывает гнев и требует ответа.» Политфилософию Симоне Сальватори рассматривать можно и как идейный каркас прекрасного и справедливого общества будущего, и как набор смехотворных левацких агиток. Все зависит от ваших личных политических пристрастий, трезвомыслия и степени удовлетворенности окружающей действительностью. В Италии, где традиционно сильна социалистическая повестка и профсоюзное движение, наш герой имеет шанс побороться на политическом фронте. Программа в наличии, на дизайне и верстке печатной продукции можно сэкономить – сгодится альбомный буклет. Навыки публичных выступлений – выдающиеся, происходят из многолетнего концертного опыта. Беппе Грилло, твоя смена уже близко!

Не секрет что любые философские идеи эффектнее и эффективнее доносить в форме искусства. Можно тысячу раз ненавидеть политику, но любить хорошую музыку. И придя на концерт условных THE LUST SYNDICATE непроизвольно попасться на крючок: поддаться обаянию музыки и проникнуться тем что всегда игнорировал. С целью органично подчеркнуть суть политики как занятия грязного и жесткого, Симоне поднимает из руин аборигенный индастриал – тот самый, из середины семидесятых с его пророческой обличительно-уничижительной критикой общества потребления, политическими протестами, воспеванием фабрично-заводской эстетики, физического труда и превращением всякой добытой железяки в музыкальный инструмент. Праведный гнев отчаянных бунтарей не выражается травоядным синтипопом или мажорным слащавым роком, нет. Здесь надобна холодная восхитительная ярость машин, ржавый запах металлической арматуры, удушливая угольная пыль, рафинированная агрессия, оскаленные клыки и выпущенные когти. Но поскольку Симоне – это Симоне, а не условный Майкл Джира, бескомпромиссного радикализма в музыке ждать не приходится. Он понимает что лояльные поклонники, быть может, и открыты для отважных звуковых экспериментов, а вот широкие народные массы (читай – потенциальный электорат) – закоренелые конформисты и наносить хлесткую пощечину общественному вкусу не в его интересах. Итоговый продукт дефинируется как anti capitalist industrial pop. Разрабатывая рецепт, Симоне использует оригинальный industrial, martial industrial, dark folk, military pop, но лирически выгодно отличается от коллег предельной конкретикой текстов. Никакой мутности формулировок, никакой схематичности в идеологии. До костей обнажить гнилую природу капитализма и выбраться из-под его железной пяты, свергнуть тиранию потерявших человеческий облик хозяев жизни – вот кредо THE LUST SYNDICATE. Примечательно что суперчемпиона по трендам – экологию – Симоне обходит стороной, по-джентельменски уступая хлебную тему упомянутой девочке Грете.

К чести оратора, ему хватает ума даже в кругу доверенных фанатов не разжигать протестные настроения и не орать в микрофон провокационные лозунги. В грязной игре политике принципиально важно не запачкаться самому. Единственный содержательный комментарий помимо дежурных «Никогда не сдавайтесь» вокалист отпустил в адрес новой песни о Европейском союзе. «Никогда не доверяйте Евросоюзу, ибо он – оружие неолиберального капитализма». Что ж, загнать острую шпильку в истерзанное тело общеевропейского дома в нынешнем политическом контексте – не вкусовщина, а правило хорошего тона.

На сцене, тонущей в кроваво-красном зареве, за укутанными рваной мешковиной ударными перкуссией, фронтмена поддерживают верные соратники из SPIRITUAL FRONT. Капюшоны и маски на лицах придают им вид то ли участников тайного общества, собравшихся на конспиративной квартире, то ли повстанцев-революционеров, выдвигающихся на штурм дворца Правительства. Богатый ассортимент ударопрочного железа в умелых руках трио барабанщиков обеспечивают шоу индустриальным драйвом и нервом. Для концертного сета Симоне предусмотрительно отобрал мелодичные и вполне дружелюбные для слухового аппарата треки в хитовых обработках. Из разговорных тезисов, в изобилии содержащихся на пластинке, включено только интро «Consenting Victims», оно рассказывает о нашем молчаливом согласии жить в добровольном рабстве. Лязганье, грохот, скрежет сопровождают страстный вокал Симоне – пение или мелодекламацию. Мышцы его напряжены, как у льва, готовящегося к прыжку, руки рассекают пространство указующими ленинскими жестами, глаза мечут молнии, а сцена под его ногами трансформируется в трибуну.

Ярчайшим примером шоу политически-ориентированных индустриальщиков являются «оскаровские» перфомансы канадцев SKINNY PUPPY. Новорожденный итальянский коллектив не замахивается на масштабные сюжетные постановки – не тот формат. Больше всего выступление Симоне со товарищи напомнило культовых англичан, основоположников того самого олдскульного индастриала TEST DEPT – в миниатюрной, упрощенной и, скажем так, цензурной версии. Когда за спинами артистов зажегся экран я, фигурально выражаясь, пристегнула ремни. От Симоне, принуждавшего своих зрителей созерцать на большом экране скандальную ленту «В год тринадцати лун» Фассбиндера, закономерно ожидать любых сюрпризов. Зря боялась: видеоряд разочаровал банальной черно-белой демонстрацией уличных погромов, вышедших из-под контроля акций протеста, стычек с полицией. Нескончаемый выпуск новостей. Битые витрины, битые машины, битые люди. Невзначай щелкает в голове: не слишком ли увлекся новоиспеченный полит-просветитель смакованием насилия? Ужель тот самый Симоне, которому мы аплодировали за чудесные вальсы, танго и дерзкий шансон, теперь упивается зрелищем произвола вандалов, крушащих городское имущество и карательными операциями властей?

Мы не знаем какая судьба уготована THE LUST SYNDICATE. Будет ли это одноразовый проект или же долгоиграющее начинание, но начало положено солидное. Симоне Сальватори внутри этой формации расцвел как красное знамя, форма поистине звенящая! Социализм как таковой возведен на пик моды еще парижскими студентами в мае 1968 года и с тех пор стал идейной основой и движущей силой несметного числа великих произведений искусства. Пусть же и талантливый римлянин внесет свою лепту. Чем бы наше несносное дитя не тешилось…

AGENT SIDE GRINDER

Тем временем на большой сцене AGENT SIDE GRINDER уже запевали третью песню, что, учитывая скромную продолжительность их выступления, было катастрофически досадно. Представителей снежной страны Швеции я жаждала увидеть сильнее всех остальных в совокупности. Ежегодные вылазки на лейпцигский Wave Gotik Treffen дают мне возможность по максимуму отсмотреть выступления команд из minimal wave / neo goth тусовки, поэтому ни один мало-мальски стоящий дарк-хипстер не избежал моего зоркого ока и бойкого пера. Среди них встречаются экземпляры, требующие не просто внимания, но абсолютной и безраздельной зрительской отдачи. Но именно на головы участников ASG я без малейших колебаний водружаю лавровые венки за лучшее живое выступление, а их шоу на WGT-2016 отправляю в топ крутейших в жизни. Однако мои ожидания первого пришествия шведов на российскую землю излишним оптимизмом не отличались, а реальность заставила совсем приуныть.

Изначально AGENT SIDE GRINDER выступали квинтетом, что для их стилевой ниши непривычно – коллеги по цеху обходятся, как правило, меньшими людскими ресурсами. Теперь же, глядя на усохший до трех единиц состав группы, становится очевидно, что лишних в коллективе не было. И хотя концертное звучание песен с ранних альбомов было, с грехом пополам, адаптировано под нынешнюю данность, звучали они как незаконченные наброски, как брошенные на пол-дороге эскизы. А группа на сцене стала демо-версией самой себя. Меньше звуковых слоев, меньше нюансов и украшений, меньше инструментов. Особенно бросается в глаза и уши отсутствие на сцене бас-гитариста, без которого исполнение композиций с пост-панковой «Alkimia» («This Is Us» «Giants Fall» «Into The Wild» страдает и в структурной и в концептуальной компоненте. Естественно лучше всего пошли у ребят вещи с последнего полноформатника «A/X» («In From The Cold», «Inner Noises», «Stripdown»), записанного действующим составом. Здесь люто хороша «Stripdown» – безупречный диско-хит, разносящий в щепки любой танцпол даже без роскошной саксофонной партии.

Нокаутирующим ударом по мощи и выразительности перфоманса ASG стала смена фронтмена. На смену Кристоферу Грипу, человеку исключительного артистического дарования, безупречного стиля и какого-то внеземного магнетизма, пришел Эмануэль Острем, которого, как говорят, рекрутировали из фанатской среды. Практически история Золушки, почему же не обуревает меня приступ уместной эйфории? Скорее, головокружительными темпами крепнет родившаяся еще во время прослушивания альбома мысль о том, что коллективу следовало посерьезнее подойти к поискам нового лица и голоса.

Звучит «Mag 7» – обманчиво монотонный гипнотический трек с прогрессирующей интенсивностью и закольцованными, постепенно обрастающими новыми оттенками, ритмическими структурами. Несложная вокальная партия, где только и нужно что точно разложить слова по ритму с нарастающей интонацией и резкой обрывистой концовкой. Наш горе-вокалист подменяет этот расклад расплывчатой фразировкой невпопад, проблемным чувством ритма и плоским глухим тембром. Только классные световые эффекты в виде паутины прорезающих все помещение горизонтальных и диагональных лучей отчасти удерживают колдовскую ауру песни. Дальше – хуже. Справедливо отбросить тактичность, набраться смелости и выпалить что грамотно петь данный персонаж не умеет. Со своим неповоротливым хрипло-свистящим, поминутно срывающимся голосом он управляться не может, и самыми приятными вокальными моментами выступления становятся подходы к микрофону клавишника Йохана Ланге. На фоне безусловного композиторского профессионализма и таланта группы персона вокалиста, дискредитирующего всю эту красоту, вызывает недоумение и удручает контрастом. Неужели никого лучше они не нашли? Это в Швеции-то? О каких-либо фронтменских преимуществах нового вокалиста ASG говорить и вовсе не приходится – их не существует. Взгляды приковывают двое расположившихся лицом к лицу в разных концах сцены клавишников: под перекрестным огнем их практической индустриальной магии фигура вокалиста тускнеет и явно не тянет главную роль. Есть симпатичный незамысловатый парень с бледным взором и грацией тряпичной куклы, который радуется своему нынешнему положению и с удовольствием исполняет любимые песни. Только осмысленности и должной трансляции эмоций в зал от него не жди, божья искра не проскочит. И единым целым перекроенный коллектив пока не смотрится. Хорошая новость заключается в том, что это лечится. Временем, количеством отыгранных выступлений, тщательно проведенных репетиций, заточенных под образование и шлифовку неопытного фронтмена и командную работу. Несмотря на провал по части презентации, музыкальный материал ASG тотально превосходит все что звучало на двух сценах «Театра» этим вечером. Разгромно сильный, креативно, модно и свежо звучащий материал (COVENANT мы оставим вне рамок импровизированного конкурса – у них в этом клубе Пожизненное Почетное Президентство). А потому великодушно смягчим им штрафные санкции в надежде на грядущие сценические завоевания. Принимали скандинавов очень неплохо, но меня не отпускает чувство, что наша публика до сих пор толком не распробовала minimal synth-сцену, не влилась в новую готическую волну. Новичков же, с группой не знакомых, могло сбить с толку головоломное смешение жанров в творчестве ASG, где за сорокаминутный сет шершавый минималистичный индастриал с EBM-вставками переходит в электро-поп и синти-диско, затем в переосмысленный восьмидесятнический пост-панк, пост-готические гимны «для мрачных людей, прячущихся по углам» и бог знает какие еще эксперименты на аналоговых синтезаторах.

NOIRE ANTIDOTE

Последовавший затем перерыв, заполненный приятными беседами, незаметно перетек в помпезный выход на сцену SUICIDE COMMANDO. Вот к чему уплотнялись ряды и нагнеталось напряжение! Не иначе как в приступе умственного помешательства, вызванного встречей с дорогой подругой, я решила чуть задержаться в зале. Дружеский порыв, сопровождающийся кошмарным саундтреком, продлился минут пять, пока я окончательно не влезла в шкуру героини песни HARMJOY «Emotional Masochist» («Why are you here / Why are you wasting your life…You let all the pain persist / Emotional masochist»). Закаркал инфернальным дисторшированным звуком Йохан, захлестала с экрана, кривлявшегося шокирующе жестокими картинками, кровища. Не дожидаясь пока кровь хлынет из моих ушей – да не бутафорская, а самая что ни на есть натуральная – я рванула в малый зал, где угодила в эпицентр сета нидерландского проекта NOIRE ANTIDOTE. Автор и единственный участник формации по имени Benjamin Schoones прятался под капюшоном, склонившись над столом, и все зрительское внимание предлагал сосредоточить на музыке, а не на своей персоне. Экран позади него дергался изображением затейливой архитектуры башенки в мерцающих пунцово-синих цветах. Визуальное оформление и атмосфера намекали на дарк-эмбиент. Действительно, музыка, генерируемая этим совсем еще юным на вид парнишкой, представляет собой помесь дарк-эмбиента, дарквейва, экспериментального индастриала, тревожных печальных мелодий и даже эпизодических неоклассических клавиш, но довлеет над этим оккультно-дурманный массив witch house. Любопытно узнать мотивацию музыканта, который берет за основу witch house в альбомах 2016 и 2019 года выпуска – за модой он явно не гонится; скорее, ему просто нравится. Как и в случае с другими мимолетными музыкальными течениями, благополучно почившими в бозе, не оставив заметного следа в истории и весомой художественной ценности, witch house делает суммарный саунд не просто старомодным – скорее архаичным. Композиции у NOIRE ANTIDOTE почти все инструментальные, с редкими вокальными сэмплами в витч-хаусной манере, что также работает на генерацию медитативно-ритуального настроя. Вязкий ритм, то ровный, то ломаный, качает и укачивает, так что порой очень хочется присесть и просто закрыть глаза. Не доставало лишь дымовой завесы, которая по витч-хаусным обыкновениям должна непроницаемо укутывать сцену, оставляя различимыми только размытые контуры людей и объектов. Но и без того при желании можно завязнуть в густом клейком звуке и болезненно-мистической ауре как в трясине. В другой раз, при надлежащей морально-психологической подготовке я бы, может, и попробовала. Однако фестивальной суеты и легкомысленных перебежек из зала в зал такая музыка не терпит. В нее нахрапом не въедешь – нужно сосредоточиться.

COVENANT

И вот, наконец-то, главная снежинка в музыкальном хороводе этого вечера – по масштабу и значению это не снежинка вовсе, а целый сугроб, лавина, снежная шапка на вершине Эвереста дарк-сцены! А еще путеводная звезда и ролевая модель для тех кто есть сейчас, и для тех кто придет в будущем. Для меня шоу COVENANT всегда чревато зашкаливающим проявлением обожания и поглощением исполинской дозы сакральной энергетики, ведь на сцену одновременно выходят две трети моего личного электро-индустриального пантеона – Эскил Симонссон и Дэниел Майер. Заработали на разрыв дымовые пушки, сценическое пространство раскрасилось сине-зелеными лучами оттенков морских глубин, на экране высветилось изображение скрещенных металлических балок с обложки последнего EP шведов «Fieldworks Exkursion EP». Сквозь сизые клубы проступили очертания клавишников, затем незаметно, будто в результате циркового фокуса, материализовался у микрофона Эскил. Последовало затяжное шумовое интро, плавно перетекшее в незнамо что. Сразу стало ясно что со звуком проблемы. Оглушительный гул и скрежет не пропускали и половины лихо закрученных звуковых потоков и технологических фишек, продуцируемых Майером, так что открывающий трек я опознала с превеликим трудом, дождавшись вокальной партии – «Feedback». Но живые шоу COVENANT всегда несут в себе долю экспромта и непроизвольной хаотичности, словно музыканты в последний миг решают какую песню будут играть следующей, в какой аранжировке она прозвучит. Концертный сет COVENANT не производит впечатления прилежно отрепетированной программы где тщательно выверена каждая секунда – пусть даже эта непредсказуемость иллюзорна. Такой подход понравится далеко не всем поклонникам, а что уж говорить о новичках... Я бы не рекомендовала шоу COVENANT для первого контакта со сценой вообще и с группой в частности – в данном случае домашняя работа обязательна. Случайным «захожанам» зайдут разве что образцовые экземпляры synthpop-витрины. Такие как приснопамятная «Bullet», которую сыграли уже вторым номером на радость и успокоение изнывающим фанам.

Имея в анамнезе три выступления шведов, я к каждому очередному отношусь со сдержанной настороженностью. Слишком много в качестве и убойной силе их перфоманса завязано на состоянии фронтмена здесь и сейчас, на степени добросовестности его подготовки. При всей любви и уважении – небрежная расслабленность и мечтательная отрешенность Эскила бывает, порой, слишком небрежной, постыдно расслабленной. Но в этот раз москвичам повезло. Скандинавский мэтр был деловито сфокусирован и вокально безупречен. Затронув вокальную тему, я, разумеется, не могу не оседлать любимого конька и умолчать о голосе Эскила Симонссона как совершенно эталонном, золотом певческом стандарте для всего на что можно правдами и неправдами прицепить ярлык intelligence electro. Это «Мистер Баритон» с большой буквы. Пространные речи в паузах между композициями хочется слушать не менее чем пение: за этим великолепно поставленным притягательным голосом должны в очередь выстраиваться производители аудиокниг, радиоподкастов, телевизионщики и прочие. В его исполнении заиграет яркими красками и пресловутый телефонный справочник. Так и музыка выходцев из провинциального Хельсингборга, сама по себе несравненная в своей холодной утонченной элегантности, соединившись с благородством голоса фронтмена, порождает искрящую синергетическую твердь. Верным себе остался Эскил и в прочих артистических замашках – небрежных вскидываниях рук, осторожных подпрыжках на одной ноге в манере старинных салонных танцев, картинных позах, с которых можно лепить набросок будущего памятника и воздетых к небу очах. Даже почти в 60 лет он умудряется не выглядеть комично. К сожалению, бритая голова и очки поубавили романтики и умиротворенного оптимизма в образе, который долгие годы прочно ассоциировался с эстетикой творчества COVENANT. Глаз и ментальное восприятие, как ни крути, режет.

Сет-лист хэдлайнеры Synthetic Snow скомпоновали из материала с ранних альбомов, воодушевляющей классики future pop и премьер с «Fieldworks Exkursion EP». Период между 2007 и 2017 годами остался незатронутым. а по итогам в совокупной звуковой палитре сета саунд последней «короткометражки» осязаемо доминировал. Исходя из услышанного прорисовываются контуры будущего альбома, и вывод напрашивается сам собой: «буллетов» в дискографии шведских кудесников уже не будет, пожалуй, никогда. Взятый еще на «Modern Ruin» (2011) курс на техническое усложнение вдохновляет музыкантов раздвигать рамки своего фирменного стиля и звука, не считаясь с риском снижения коммерческого потенциала новых записей. И это здорово. Миссия лидеров – осваивать новые территории. Улучшаться, не взирая на возраст и статус. Освещать путь, уподобившись воспетому ими же мифическому Прометею.

Постепенно звук нормализовался и ничто уже не мешало артистам воплотить задуманное. Зал довольно сдержано принял раритеты («Edge Of Dawn», «Figurehead» «Stalker»), пристально вслушивался в «All That Is Solid Melts Into Air», предсказуемо сходил с ума на фьюче-блокбастерах («Ritual Noise», «20 Hz», «We Stand Alone», «Brave New World»). Невзначай пропетые Эскилом а-капелла строфы из «Happy Man» тронули почти до слез. Закрепленный навечно финальный аккорд шоу COVENANT, не имеющий равных гимн сцены «Call The Ships To Port» запустил аудиторию «Театра» в небесные выси. Типично скандинавская культура передачи эмоций в авторской интерпретации мастеров пленяет шармом умной электроники, инициирует пронзительный зрительский отклик. Глубокомысленные комментарии тут излишни. Однажды набранную зияющую высоту COVENANT удерживают стабильно. Сопоставимых по уровню подражателей и продолжателей в зоне досягаемости нет. Они на голову выше и на километр дальше. They stand alone.

Завершить кружение в снежном вихре можно было в малом зале в компании STRONG PRODUCT, наглядно иллюстрирующих как «русский ebm башню отрывает всем». Стебный, ироничный и насущный в затрагиваемых темах Anhalt-EBM российского розлива, добившийся признания на родине жанра в Саксонии-Анхальт (достаточно упомянуть регулярное участие ребят в ключевом тематическом фестивале Familien Treffen) – это действительно крепкий продукт. Однажды, попозже, я непременно найду повод отозваться о группе по итогам очной ставки, но сегодняшнее их шоу – не мой случай. Я уношу с семнадцатого Synthetic Snow огромный снежный ком прекрасных впечатлений, которые сохраню с легкостью – ведь синтетический снег, в отличие от настоящего, не растает.

Выражаем благодарность Russian Synth Community за предоставленную аккредитацию.


Текст: Gerda Lore

КомментарииСкрыть/показать

Сообщений нет



Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
Вы можете зарегистрироваться на сайте или залогиниться через социальные сети (иконки вверху сайта).


опубликовано:       просмотров:868

/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2020 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом