Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Ария



Осенью будем задумываться о новом альбоме



Prologue
Уже четвёртое десятилетие Ария продолжает оставаться главной группой отечественной метал-сцены. Нравится это кому-то или нет, но факты – вещь упрямая. Группа до сих пор пребывает в постоянном движении, регулярно выпуская не только новые релизы, но и в некотором роде переосмысливая собственное наследие. Даже спустя 36 лет насыщенной истории этим ветеранам всё ещё есть, что предложить своему слушателю. Можно сколько угодно спорить по поводу новых альбомов Арии, но как старое, так и новое её творчество по-прежнему остаётся востребованным и вообще «генератор зла» до сих пор сыплет искрами.
Ария
Даже несмотря на новоявленную коронавирусную «чуму», прошедший год оказался достаточно насыщенным для Арии. Помимо серии обычных стримов, группе удалось провести юбилейный концерт (с неожиданной «импровизацией», вызвавшей у некоторых бурную реакцию), перезаписать два альбома и снять цикл интервью с подробной историей группы. Это и многое другое я обсудил с Виталием Дубининым – бас-гитаристом, композитором и наряду с Владимиром Холстининым главным старожилом Арии. Разговор получился очень насыщенным. Что делать группе во время локдауна, зачем записывать новые альбомы, о сложностях масштабных постановок и о мате на сцене – всё это вы узнаете, прочитав интервью. Если вы хотите стать дайвером, или вас всё ещё беспокоит, умерла ли рок-музыка, то вам тоже сюда.

Прежде всего, расскажите, каким был для группы прошедший год, как вы справлялись с ситуацией? Вы одни из немногих, кто пытался сохранить хоть какую-то активность, и у вас это действительно получалось в том или ином формате.


Для нас всё это тоже стало неожиданностью. Мы начали юбилейный тур, потому что как раз 2020 год был для нас юбилейным. Мы успели съездить на Дальний Восток, прилетели на Сахалин и, как выяснилось, это был последний концерт. После этого на Сахалине запретили все массовые мероприятия. Конечно, тогда никто не ожидал, что всё затянется так надолго. Мы думали, что в этот период нам будет, чем заняться, так как мы хотели заранее начать подготовку к юбилейному московскому концерту. Тогда же наш режиссер-постановщик Юрий Соколов предложил нам оборудовать видео-студию, в которой можно было бы делать не только онлайн концерты, но и какие-то передачи. Там мы и записали цикл интервью «Через все времена». Мы решили разделить историю группы на серии, каждая из которых охватывала пятилетний период. Думали, что этим и будем пока заниматься. Но вскоре ввели полный локдаун, когда нельзя было вообще никуда выходить. Тем не менее, нам начали предлагать онлайн концерты – сервис Okko, потом РЕН ТВ. Мы отыграли два или три концерта, и я думал, что так и будем продолжать. Но, как я понимаю, у этих компаний с онлайн концертами что-то не пошло, и тогда мы решили сами попробовать делать стримы на YouTube.

Собственно говоря, так для нас год и прошёл во всех этих онлайн-концертах. Хотя ещё прошлым летом мы надеялись, что к осени ограничения снимут, и мы сможем 3 ноября отыграть юбилейный концерт на площадке «ВТБ-Арена». Думали, что даже если будет разрешена заполняемость зала 50%, то разделим концерт на два дня. Но в итоге пришлось всё перенести. Тогда мы решили провести онлайн-концерт в самом большом московском клубе “Adrenaline Stadium”, пригласив гостей – бывших участников группы. Не знаю, правда, самый ли это большой на сегодня клуб, но достаточно большой. Здесь нас интересовала не столько его вместимость, сколько высота потолков, подвесов, чтобы была возможность вместить туда всю нашу сцену. Короче говоря, не получилось сидеть ровно на заднице. Всё равно приходилось работать как группе, мы постоянно ездили на базу – репетировали, придумывали что-то. Плюс перезаписали два альбома.

Нынешний тур Арии называется «Замкнутый круг» - что вы вкладываете в это название? Честно говоря, звучит как-то фатально и даже обречённо. Как «заколдованный круг»…

Ну отчасти да, может быть и так… Со стороны, наверное, кажется, что столько лет мотаемся, может уже и надоесть. С другой стороны этот год показал, что когда нет концертов, все начинают нервничать – хочется уже опять в тур поехать. То есть не просто сыграть концерт в Москве – отыграл в клубе и приехал домой – нет. Все хотят уехать именно на две-три недели, в нашем обычном графике. Перед выездом сидишь и думаешь: «ну скорее бы в тур, на гастроли!» А выезжаешь: «ой, как надоело, вот эти переезды, мы не успеваем ничего, не высыпаемся…». Но ты всё равно понимаешь, что без этого не можешь, потому и «Замкнутый круг». Такое название, во-первых, взято из нашей песни и, во-вторых, оно прекрасно характеризует всю нашу музыкальную жизнь. По крайней мере, гастрольную.
Ария

Некоторое музыканты с солидным стажем (те же американские дэт-металлисты Obituary) откровенно заявляют, что для них запись альбома является просто коммерческой необходимостью, так как ничего другого они делать не могут и слишком долго находятся в бизнесе, чтобы что-то менять. У вас такая же ситуация? Вы пишете альбом просто потому, что его надо выпустить?


Не совсем, честно говоря. Я не могу говорить за всю группу, хотя и достаточно хорошо всех знаю… Могу сказать, что да – отчасти новый альбом это не только способ заработать денег. Это косвенно помогает нам существовать как группе. Очень сложно объяснить народу, почему он должен ходить на одну и ту же концертную программу. Например, мы можем назвать программу «25 лет какому-нибудь альбому», как это было с «Кровь за кровь». Но людям всё равно хочется чего-то нового. И конечно со временем накапливается некая критическая масса, которую надо выплеснуть в виде песен на альбоме. Просто мы понимаем, что приходит время, и надо что-то выпустить.

Kiss считают, что им вообще больше не надо альбомы выпускать. Думают, что и так достаточно выпустили, а теперь только с концертов будут жить.

(смеясь) Я могу отчасти согласиться, потому что… Не знаю, то ли это поколение такое, то ли мы такими стали. Всё, что мы делаем, сравнивают с тем, что было раньше. Но когда группе уже 36 лет, сложно всё время создавать что-то новое.

Остались ли вы музыкальным фанатом, продолжаете ли слушать музыку, следить за тенденциями в роке/метале? Например, Майкл Шенкер и Ули Рот говорят, что вообще не слушают музыку, кроме той, что сами играют в студии. А есть среди музыкантов горячие фанаты, которые, несмотря на свой стаж и статус, продолжают пополнять свои музыкальные коллекции, делятся этим с другими. Тот же Майк Портной, или Микаэль Окерфельдт из Opeth.

Нет, я скорее как Майкл Шенкер. (смеясь) Хотя не могу сказать, что я вообще не слушаю музыку. Но я и не такой меломан, чтобы следить за всем происходящим. Да, я слежу за теми музыкантами, чьим фанатом я был, начиная с The Beatles: у них и по сей день выходят какие-то новые релизы, новые версии записей. Я слежу за всеми старичками 70-х, то есть и за Deep Purple, и за Black Sabbath – был на их последнем концерте в Москве. Стараюсь не упускать из виду тех, кто мне всегда нравился в метале – Iron Maiden, Judas Priest. Я слушаю Оззи Осборна и постоянно жду от него новинки, люблю и Элиса Купера – за его творчеством тоже слежу. Если мне предложат послушать что-то современное, я с удовольствием послушаю. Может быть, в совсем уж радикальные группы я и не врублюсь, но никакого отторжения у меня нет. Может, это не совсем современная группа, но Ghost мне очень понравились!

Давайте затронем последний пока полноформатный студийный альбом Арии «Проклятье морей». Здесь меня интересует ваш опыт работы с Роем Зи: довольны ли вы этим сотрудничеством, и насколько это было необходимо с позиций сегодняшнего дня?

Ну, как минимум нам хотелось поработать с таким именитым продюсером. И с этой точки зрения мы, конечно, реализовали своё желание.

А с точки зрения соотношения «содержание/качество»? Рой Зи хоть и культовый деятель, но может схалтурить. Последний сольник Дикинсона “Tyranny of Souls” звучит как пластик.

Он спрашивал меня в процессе сведения, каким бы я хотел видеть звучание альбома, если ориентироваться на его работы. Я сказал, что мне очень нравится “The Chemical Wedding”. Он мне ответил, что решающее отличие от нашей записи в том, что для того альбома он сам сделал все аранжировки, лично расставлял все микрофоны и сам всё записал, поэтому и получился тот звук, который он хочет. Ну и сама студия стоила 100 тыс. долларов. То есть он один был и звукоинженером, и продюссером, поэтому получился такой результат. В нашем случае он был в этом ограничен, плюс аранжировки делали мы. Он сразу сказал, что слышит в нашей музыке что-то олдскульное. Если ориентироваться на мэйден, то это “Piece of Mind” или “Powerslave”.
Ария


Рой не хотел использовать только цифровые плагины, менять звучание барабанов на сэмплы и вообще менять звук. Мы ему присылали директ-сигналы, так что он мог бы просто взять этот директ-сигнал и пропустить через цифру, но он сказал, что хочет оставить всё как есть. Конечно, мы вносили какие-то правки. Но когда ты сотрудничаешь с человеком с таким именем, это не та ситуация, когда рядом сидит звукоинженер, и ты ему говоришь тут убавить, здесь прибавить, здесь середину провалить, а здесь добавить ревер. То есть диктовать своё видение ты тут можешь лишь отчасти, ты должен доверять продюсеру. Собственно, мы так и поступили. Поэтому я доволен нашим сотрудничеством.

То, что в итоге альбом звучит странновато – ну, такое у него видение. Многие жалуются на мутный звук. Я считаю, что это не так. Та же «Дым без огня» отлично звучит. Я соглашусь, что «Гонка за славой» звучит мутновато, но некоторые песни, повторюсь, звучат очень круто. Конечно, если бы я сам приехал в Лос-Анджелес и присутствовал в студии, контакт был бы более тесным, и нам было бы проще достичь какого-то результата при непосредственном общении. Но такой возможности не было и мы с Роем общались по WhatsApp – либо он позвонит, либо просто сами ему писали.

Как вы пишетесь – предпочитаете аналог или цифру? Например, некоторые (те же Aerosmith) применяют комбинированный подход: гитару пишут на плёнку, а последующие манипуляции уже с использованием цифрового оборудования.

Сейчас мы уже не записываемся на плёнку, а пишем всё в цифре. Но при этом можно снимать сигнал непосредственно с аппарата, а можно через цифровые примочки. Ты можешь c Marshall или Mesa/Boogie снять звук через микрофон – и это будет один звук. А можно просто через процессор сразу в компьютер, и получится такой эмулятор. Мы стараемся барабаны не менять, а бас и ритм-гитару пишем, снимая звук с кабинетов. А что касается соло и прочих гитарных фишек, то на последних альбомах мы писали их прямо в процессор.

Давайте теперь поговорим о вашей грандиозной программе «Гость из царства теней». Не столь давно вы ещё скептически относились к сценическим постановкам. Что изменилось?

В принципе нам всегда было интересно делать такие постановки. Раньше у нас уже был такой опыт, начиная даже с «Классической Арии» в 2001 году. Затем был концерт на круглой сцене, программы «Живой огонь» и «Пляска ада». Но поскольку это дико затратно и отнимает жуткое количество времени, воспроизводить всё это было сложно. Нам удавалось это сделать больше на энтузиазме и благодаря личным отношениям, то есть подтягивали каких-то спонсоров-друзей. Благодаря Юрию Соколову, который у нас генератор идей, всё это срасталось и в плане постановок получалось нечто серьёзное. Потом мы с ним лет на 8-10 разбежались и думали, что на этом всё. «Жирные годы» остались позади, когда друзья-спонсоры могли потратить какое-то количество денег просто так. И Соколов занимался совсем другими вещами: у него была и есть огромная прокатная компания, и он работал и работает с большими проектами по озвучиванию, занимался олимпиадами и пр. Но когда вышел «Проклятье морей», мы начали думать о том, как сделать презентацию. Я думал, что мы её сделаем в большом клубе типа Stadium. Наш московский промоутер Стас Зализняк предложил попробовать сделать её во Дворце спорта. Но возник вопрос, что мы там, собственно, будем показывать: опять задник или экран с видео-рядами? И я сказал, что если подтянуть Соколова, то тогда что-то и получится.

Тут всегда очень важно качество такой презентации. Потому что если делать это вполсилы, бюджетный вариант, то «колхоз» получится. Лучше тогда вообще не браться за такое…

Да, вот из-за этого долгое время и не хотелось. Реализовать такой проект очень сложно. А изменилось то, что когда Соколов послушал альбом, ему он очень понравился, и он загорелся идеей сделать грандиозное шоу. Честно говоря, я сам не верил, что в итоге всё вырастет до такого масштаба.

Да уж. В каком-то смысле эта концертная программа оказа
Ария
лась больше, чем сам альбом и быстро переросла его. Вы так не думаете?


Фактически да. Потому что когда вышел альбом, многие были недовольны звуком, многие до сих пор недовольны тем, что мы поменяли вокалиста. Но когда люди увидели эту программу вживую, у многих мнение поменялось. Я, возможно, соглашусь с тем, что эта программа переплюнула по значимости сам альбом.

Насколько сложно было осуществить постановку столь навороченного шоу? И здесь ещё один момент. Например, Jethro Tull времён “Broadsword and the Beast” и Running Wild обвиняли в буффонаде и китче, когда они делали сценические постановки на пиратско-морскую тематику…Не было опасений, что и в ваш огород такой камень прилетит?

Нет. Я, честно говоря, об этом думал меньше всего. Кроме того, мы и сами не знали, что у нас получится в итоге. Всё началось с обсуждения с Соколовым даже не сценария, а с того, чтобы найти тот стержень, на который потом всё действо нанизывать. Он сразу предложил идею сделать трехэтажную сцену в виде корабля. Мы встречались с ним в каком-то кафе, и он мне прямо на салфетке рисовал. Сам я ничего не понимаю в сценических конструкциях, и не знал на тот момент его возможностей, поэтому с трудом представлял себе как такое возможно сделать. Но буквально через несколько дней Соколов прислал мне по мейлу свои наработки. Я смотрел на них и думал, как это вообще возможно построить?! Но, тем не менее, это всё удалось. Мы ему доверяли, скажем так.

А что касается пиратской темы, я, конечно, знаю, что многие уже её использовали – все эти черепа, “Under Jolly Roger”. Но у нас не было опасения, что нас будут с кем-то сравнивать, потому что мы сами не знали, что получится на выходе. Потом мы выстроили всю программу, и там мы не только в этом пиратском образе. Получилось последовательно всё выстроить с драматургической точки зрения. К слову, многие спрашивали, почему так мало песен с последнего альбома? Почему, например, не сыграли песню «Живой», хотя она вроде как одна из центральных на альбоме? Но по своему содержанию она просто не вписывалась в это действо. То есть была задача выстроить всё так, чтобы не нарушалась целостность.

Потом Соколов снял на несколько дней помещение, чтобы построить предварительный вариант сцены. Когда мы туда пришли и всё увидели, то, честно говоря, просто обалдели! Правда там не было ещё этого огромного экрана, но сама сцена уже была, в том числе и летающий меч. Тогда мы поняли, что постановочная работа колоссальная, и то, что сделал для нас Юрий, было супер! Мы уже два года постоянно его везде вспоминаем, но то, что этот проект вообще состоялся – это действительно целиком и полностью заслуга Соколова. Правда, поначалу ещё оставались сомнения, как все это будет выглядеть вживую, как мы будем успевать переодевать костюмы? У нас промежутки между песнями обычно не больше 30 секунд, а тут минимум надо было по 2 минуты. Поэтому включали какие-то фонограммы, но на видео они урезаны.

Недавно вышел американский документальный фильм “ARIA: THE RUSSIAN IRON MAIDEN”. Вы взаимодействовали с авторами? Или для вас это стало неожиданностью?

Отчасти. Однажды я познакомился с Трондом Николайсеном из норвежской группы Tomorrow’s Outlook. Сначала он мне написал в Facebook, что они хотят сделать кавер на нашу песню «На службе силы зла». И он же сказал, что альбом им будет сводить Рой Зи. Мы говорим: «Ух, круто! Давайте сделайте». Они прислали нам своё демо, и так у нас завязалась дружба. Через Тронда мы вышли и на Роя Зи. Я сказал, что мы хотим попробовать записаться с ним, но, наверное, это невозможно. Но Тронд сказал, что не вопрос. И когда он написал Рою Зи, выяснилось, что тот раньше уже слышал про Арию, и достаточно быстро мы с ним связались.

Тронд тоже был очень рад, что мы с Роем Зи начали сотрудничать и параллельно предложил свои услуги по промоушену нас на Западе. Ну, что-то вроде того. Он разослал во все знакомые ему онлайн и печатные издания наш пресс-релиз, потом альбом «Проклятье морей», и мы получили там хренову тучу рецензий! Десятка три-четыре,
Ария
наверное. И недавно он сказал, что у него появился друг, который делает видео-обзоры о группах, и он сделал обзор про Арию. У него свой канал на YouTube – “Metal School” называется, по-моему. Он открыл для себя Арию благодаря Тронду, и за два месяца изучил всю нашу дискографию. И он захотел сделать фильм об Арии. Когда всё было готово, Тронд сказал, что если нам интересно, мы можем разместить это у себя. Вот такая история.

Есть же ещё фильм европейских журналистов про Арию “Behind The Shadow Kingdom”.

Да-да-да, это тоже благодаря ему там сделали фильм. Очень хороший парень!

Интересно. Вообще в Норвегии есть такой легендарный деятель Фенриз – барабанщик и основатель одной из ключевых в блэк-метале групп Darkthrone. Так вот он давно котирует Арию, и кое-что из ваших записей имеет даже на виниле. Если присмотреться, у него на жилетке здоровая нашивка с вашим логотипом. Кроме того, у нас тут на Дарксайде недавно было интервью с гитаристом шведской дэт-блэк метал группы Necrophobic. Так он вообще чуть ли не полностью по вашей дискографии прошёлся. Кэтон Де Пена из Hirax ваш давний фанат, а вокалист американских хэви-металлистов Visigoth вообще на фото в буклете в футболке «Герой асфальта»! Так что «за бугром» люди шарят и знают Арию, возможно, даже больше, чем вам кажется.

Мы выступали в 2019 году в Германии на фестивале “Keep It True”, который проходил в деревушке Лауда под Франкфуртом. Мне казалось, что такого не может быть, столько там было народу! Хотя, казалось бы, такая небольшая деревня. И столько было олдскульных людей, все в этих обшитых жилетках, многие с символикой Арии. Я был так удивлен! На фестивале был отдельный павильон с мерчем, так там в полный рост и «арийский» мерч продавался. Мы не часто выезжаем за границу, но там всегда ощущаешь себя в своей тарелке. За границей, где бы ты ни играл, сразу видно, зачем пришли сюда эти люди, и что они действительно в теме, любят эту музыку, и вообще соответствующим образом выглядят.

Работаете ли вы сейчас над новым альбомом?

Нет. В том году из-за пандемии как-то всё отодвинулось. Конечно, сейчас уже будем что-то придумывать. Мы никогда не садимся на репетиционной базе, чтобы начать бренчать в надежде, что вот сейчас что-то вырулится. У нас так никогда не было. Сначала каждый дома делает какие-то свои наработки. Собираться ради одной песни никакого смысла нет. Когда что-то набирается хотя бы на половину альбома, тогда мы начинаем работать над этим материалом. Но сейчас до этой стадии пока не дошло. Я думаю, что весной мы доездим оставшиеся концерты, и летом у нас будет много свободного времени. И уже к осени что-то друг другу сможем показать.

Но, тем не менее, в минувшем году вы перезаписали альбомы «Крещение огнем» и «Армагеддон». Вообще это неоднозначная практика, результат которой часто получается спорным. Кроме того, именно вокруг этих двух альбомов сломано немало копий, потому что они были записаны в противоречивый и турбулентный для группы период. В пресс-релизе в качестве причины была указана невозможность выложить альбомы на цифровые платформы, так как на это требовалось согласие всех членов коллектива, принимавших участие в их записи.

Абсолютно верно.

Это единственная причина? Судя по всему, заминка вышла с Артуром Беркутом?

Да, именно поэтому. Мы решили, что неправильно, если эти два альбома будут недоступны. Кто-то говорит, что у него эти альбомы и так есть на дисках. Но тираж дисков выпущен уже давно, и со временем их просто не станет. И что тогда? Смотреть в YouTube или откуда-то скачивать? Мы посчитали, что это незаслуженно. А Артур почему-то не давал разрешение выложить их в цифре, не подписывал договор с лейблом М2БА, который всеми нашими альбомами занимается.

В группе Ария было пять или шесть поэтов и пятнадцать музыкантов. И у нас не со всеми этими людьми хорошие отношения. Но, тем не менее, все, кроме него одного, подошли к этому вопросу с прагматичной точки зрения, или ещё по каки
Ария
м-то причинам, но они подписали эти договоры. А здесь из-за того, что Артур не хотел подписывать соглашение, не получалось выложить эти альбомы в цифре. Поэтому нам предложили их просто заново переписать. Мы понимали, что римейк всегда хуже оригинала. По крайней мере, я так считаю…

Ну не всегда. Хоть и редко, но бывает, когда группа записывает римейк и даже лучше оригинала получается.

Ну, например?

Дебютный альбом Edguy “The Savage Poetry” – роскошная вещь. Первый альбом португальцев Moonspell “Under the Moonspell”. Его перезаписанный вариант “Under Satanae” звучит на порядок круче оригинала…

Но переписали они с теми же вокалистами?

Да…

Вот видишь! Если с тем же вокалистом – это одно. А когда состав изменился, тут будет всё по-другому. Что бы мы ни говорили, у нас музыка не существует отдельно от вокала, в ней вокал занимает центральное место. И когда меняется вокалист, это всегда воспринимается очень неоднозначно, всегда присутствует момент сравнения. И, наверное, кому-то больше нравится оригинал. Что касается качества записи, я считаю, что она лучше и современнее. В общем, получилось то, что получилось. Мы знали, что это будет воспринято неоднозначно.

А разговоры, что мы якобы хотели убрать Артура из истории группы – это полная ерунда. Мы наоборот считали, что может это сподвигнет его на сотрудничество, и пускай будет доступно две версии – «перезагрузка» и оригиналы. Сейчас М2БА как раз опять начали с ним переговоры. Я с ним увиделся месяца полтора назад и те же доводы приводил. Говорю ему, что и Кипелов, и Большаков, с которыми у нас, скажем так, непростые отношения – все они подписали договоры. Он за это деньги будет получать, а слушатели будут слушать его голос в составе Арии. Я предложил Артуру прямо сейчас возобновить переговоры с М2БА и править договор, если его что-то не устраивает. Это же все-таки переговорный процесс, и надо найти общую позицию. Его ведь не заставляют отдать это на всю жизнь, бесплатно или на каких-то кабальных условиях. Можно ведь предложить свои условия. Он, вроде, не против. Боюсь сглазить! (смеется)

На юбилейном онлайн-концерте в честь 35-летия группы со стороны казалось, что сейчас вы с Артуром достаточно благополучно находите взаимопонимание.

Да мы, собственно, и не были с ним на ножах, когда расставались. Когда мы ему объявили, что не хотим вместе продолжать, мы ещё два месяца с ним работали, играли концерты. Были нормальные отношения. Когда мы отыграли последний концерт, то обнялись, попрощались. А потом поднялась эта волна говна. Мы с тех пор, кстати, с ним не виделись и встретились только на этом юбилейном онлайн-концерте. Я понимаю, что там было много «доброжелателей», которые пели ему на ухо, что мы его кинули или что-то в этом роде. Но на самом деле мы все свои обязательства перед ним тогда выполнили.

Когда мы расставались, то дали ему полное право исполнять все песни с тех двух альбомов, которые он с нами записал. Пожалуйста, пой их, никто не запрещает! Он достаточно быстро собрал группу, и они поехали с концертами на Украину. Вскоре нам звонят местные промоутеры, и выражают полное недоумение, как такое может быть? Через полтора месяца мы тоже должны были туда ехать, а там висят афиши Арии. То есть Беркут указан где-то маленькими буквами, а огромными буквами написано, что это Ария. И программа, начиная от «Волонтера» с первого альбома и заканчивая «Армагеддон». Получается, люди приходят на концерты – там поёт вокалист Арии, музыканты в дыму в темноте стоят, чем не Ария? В общем, нам промоутер говорит, что как-то надо решить этот вопрос, потому что это ухудшает продажи билетов на наши концерты. Наш директор позвонила его директору, а они даже разговаривать с нами не захотели. Тогда и начались эти тяжбы по поводу песен. Но сейчас я думаю, Артур все-таки найдёт в себе силы довести переговоры до их логического завершения и подписать договор!

А скажите, у вас действительно мастер-ленты ранних а
Ария
льбомов потеряны где-то?


Да… Мы, к сожалению, относились к этому как-то безалаберно.

И «Армагеддон» с «Крещением огнем» тоже?

Широких пленок точно не осталось. Барабаны и бас – то, что мы последнее записывали для «Армагеддона» на пленку и осталось у нас, остальное всё потеряно.

А что у вас произошло с Житняковым во время юбилейного онлайн-концерта? Частью общественности этот ваш выпад был воспринят очень остро. Раздули, что чуть ли не последние дни Житнякову в Арии остались…

Это когда я матом на него заорал? (смеется) Ну да, ругаемся мы матом, понимаешь? Я могу его обозвать, и он может меня послать в ответ. А почему так произошло? Там было три пульта: один трансляционный, другой мониторный и тот, который стоял в зале. Я на репетиции попробовал – всё работало, и я себя слышал. Думаю, всё равно сейчас начнется какая-нибудь кутерьма. Стали играть «Точку невозврата». Я всегда пою её только в последнем припеве, а тут начал с первого, чтобы проверить слышу ли я себя. Начинаю петь и меня не слышно вообще. Я начинаю звукачам показывать (на записи этого не видно), что меня нет. Думаю ладно, к последнему припеву всё наладится. Начинаю петь – меня опять нет. Меня было слышно только на пульте с трансляцией. Ни в мониторах, ни в зале меня не было. Ну, я психанул и бросил эту стойку. А то, что я потом крикнул Мише, то такое… На сцене на концертах мы часто орём матом. Когда ты на обычном концерте, это никому не слышно. А здесь была такая тишина, что услышали все. В зале-то, кстати, этого слышно и не было. А вот на трансляции это как-то услышалось.

Короче, это просто рабочий момент, по сути…

Да! Я себя не оправдываю, конечно, грубо получилось. Но уж так получилось. И мы в группе после концерта вообще не придали этому значения. Меня больше всего расстраивает то, что мы постарались сделать достаточно сложные декорации, гостей пригласили, в том числе и Беркута впервые за долгое время. А все обсуждали, как Дубинин Житнякова на х… послал.

Я не думал, что когда-то задам вам такой вопрос опять, но придётся. В конце прошлого года вышла серия из цикла об истории группы «Через все времена». И некоторые моменты этого интервью по поводу распада группы в 2002 году вызвали ответную реакцию Валерия Кипелова. Он не согласился с вашим видением событий, предложив свою версию. Неужели спустя столько лет между вами продолжает оставаться напряжение? Имеет ли место соперничество с Кипеловым и настойчивое желание доказать свою позицию? Как по мне, так эту тему уже давно пора было зарыть, она давно неактуальна…


Наверное, эта напряжённость существует. Но если говорить конкретно про интервью «Через все времена», то когда мне Миша Бугаев задал вопрос о том, что же тогда всё-таки произошло, я ответил, что не знаю… Я не разговаривал об этом с Валерой, и он не объяснил свой поступок. То есть когда он ушёл, у нас с ним прекратились все отношения. Я пытался через Манякина как-то с ним поговорить, но ничего не получалось. Поэтому лично мне он не говорил о своих причинах – ушёл он из-за личных отношений, или еще из-за чего-то… Вот я и сказал, что могу только предполагать…

Судя по словам Кипелова, вся история Арии сплошной срач.


Я совершенно другого мнения. И, повторяю, я его никому не навязываю. Да, были какие-то конфликты, но это неизбежно, как и в любом коллективе. Но он решил, что с Дубининым и Холстининым не хочет больше работать, и для своего ухода он выбрал тот удачный момент, когда Ария была на пике. Может быть, его кто-то убедил, что этот шаг надо сделать – я не знаю, могу только гадать… Я об этом в интервью и говорил. Я не обзывал его предателем, или еще как-то… Мы рассказывали историю своей группы – Холстинин с момента её основания, а я о тех 34 годах, что нахожусь в группе и обойти стороной этот переломный для группы момент мы, естественно, не могли. Из всех семи серий, каждая из которых длится по полтора или по два часа, уходу Кипелова мы посвятили последние 20 м
Ария
инут в той серии. А он в ответ снял аж два часовых видео! А ведь мы ему не задавали там никаких вопросов. Мне, откровенно говоря, даже не понятно, чем вызвана такая реакция. Он мог бы, допустим, снять историю своей группы и там об этом рассказывать. Для нас это выглядит как попытка оправдаться…

Как Володя сказал, обидно, что Валера 18 лет в Арии проработал и по его словам получается, что у нас были одни срачи и конфликты. А потом у нас начали спрашивать: «а вы ему теперь ответите?!» А что отвечать? Он мне тоже вопросов не задает никаких. Он рассказывает какое-то своё видение, а зачем он это на две серии растянул? Ну хотелось ему так, ну пускай… Думаю, ему стало легче от этого…

У вас лично остаётся ещё разочарование от этого раскола?

Когда вспоминаю то время, то да.

Со стороны Кипелова такой поступок выглядел, как выстрел в ногу.

Ну почему? Совсем нет. В плане самоутверждения он добился всего, чего хотел.

Вместе вы могли бы добиться большего. А так он и группу подставил, и сам остался, в общем-то, на том же уровне.

Вопрос в том, чего он хотел? Может, он вполне доволен. Если тебе некомфортно в группе не из-за музыки, а тебя не устраивает режим работы, ты не согласен с решениями группы о том, какую песню выпускать и что делать, то когда он ушёл, наверное, подумал: «Слава богу! Фух! Я теперь сам себе хозяин, занимаюсь, чем хочу, и говорю то, что я хочу». А когда он работал в Арии, он был одним из нас и не центральной фигурой, скажем так. На сцене, может быть – да, а в принятии решений совершенно нет.

Вы к этому относитесь как к пройденному этапу, или рана до сих пор не зажила?

Конечно, как к пройденному этапу. Просто у меня разочарование в том плане, что мы могли бы ещё много сделать вместе. То есть совершенно всё было бы по-другому. Вот говорят «легендарная группа». Легендарной группа становится благодаря непрерывности своей истории и минимальным сменам составов. По крайней мере, центральных фигур. Допустим, те же Black Sabbath. Когда ушел Оззи, у них выходили замечательные альбомы и с Дио, и с Тони Мартином, но для многих история группы прервалась… Но хорошо, что они записали последний альбом в старом составе. Для меня легенда в том, что они нашли в себе силы скрепить свою историю. Или Rolling Stones – вот это легенды! Те же Helloween, когда они в тур поехали “Pumpkins United”. У меня разочарование в том, что нам пришлось потом опять что-то доказывать с нуля. А могло бы всё быть по-другому. Не то, что рана у меня незаживающая, 20 лет уже прошло и у нас сейчас всё хорошо. Но я считаю то, что мы не смогли тогда сохранить группу, было, мягко говоря, нашей общей ошибкой.

И всё же могли вы даже в начале 00-х предположить, что история группы будет такой долгой?

В самом начале 00-х, когда ничто не предвещало беды, наверное, мог. Я всегда относился к группе, как к образу жизни. Для меня это не работа и не бизнес, который может в один момент прекратиться. Я этим живу. И думаю, наверное, все мы считали, что это образ жизни – писать песни, играть хеви-метал, ездить на гастроли. Поэтому представить себе, что всё закончилось, и я этим больше не занимаюсь, или пойду в другую группу – вряд ли. Я думал, что в Арии буду до конца. Собственно, как сейчас и происходит. А то, что так долго? Ну, никогда не загадываешь. Откуда мы знаем, сколько мы проживем и как…

Виталий, вы уже долгое время увлекаетесь дайвингом. С чего началось это увлечение, и что оно для вас значит? У Арии есть даже отличная песня на эту тему, «Зов бездны».

Для меня всё началось в 1998 году. Тогда я пошел и «сдал на права». Подводный мир всегда меня привлекал. В детстве любил фильм «Последний дюйм», смотреть программу «Клуб кинопутешественников». Собственно, откуда мы ещё могли узнать об этом в 60-е и 70-е годы. Когда я приезжал на море, мне всегда нравилось нырять с маской и трубкой. А в 1998 году мой друг Сергей Жуков мне с
Ария
казал, что стал дайвером. Я вначале сильно удивился. Мне тогда казалось, что для дайвинга нужно быть вообще каким-то супер подготовленным пловцом. Но он сказал, что теперь это всё просто, есть специальное оборудование, BCD (компенсатор плавучести) и прочее оборудование и дайвингом может заниматься любой. Я пошёл на курсы, и с тех пор, с 1998 года, я занимаюсь этим регулярно, но не часто. К сожалению, с нашей гастрольной жизнью очень сложно выбрать время. Но, тем не менее, два-три раза в год я обязательно выезжаю куда-нибудь на неделю.

Каково ваше главное личное достижение в дайвинге?

Нет у меня таких, я не ставил себе такой цели. Я погружаюсь под воду чисто для удовольствия. В дайвинге есть система сертификатов, когда ты постоянно повышаешь свою квалификацию. Сначала ты просто Open Water Diver, потом Advanced Open Water Diver, потом Rescue Diver, потом ты Dive Master и, наконец, Instructor, получив сертификат которого ты уже можешь водить группы под воду и обучать людей. В России многие стараются как можно быстрее достичь уровня дайв-мастера, а после этого стать инструктором, или даже техническим дайвером и опускаться на смесях. Меня такое никогда не привлекало – чем глубже, тем лучше. Мне больше всего нравится само созерцание подводного мира.

Своим самым большим достижением я считаю то, что теперь я всё делаю осмысленно и чувствую себя под водой безопасно. Это ощущение и понимание пришло ко мне где-то дайвов через 200. Сейчас у меня уже около 700 погружений. За 20 лет это, наверное, немного. Но я знаю очень многих людей, которые с энтузиазмом начинают, а потом после 50 дайвов им надоедает, и они бросают этим заниматься. То, что я не бросил и мне это до сих пор нравится – вот это и есть моё главное достижение. (улыбаясь)

«Сенсация» последних лет от старого мудрого Джина Симмонса о том, что рок мертв. Многие высказались по этому поводу, давайте выскажемся и мы. Так умер ли рок?

Наверное, это зависит от возраста. Для Джина Симммонса он, наверное, умер, а для меня, наверное, умирает. Но если смотреть в целом и если ты погружён не только в рок, а вообще в метал-сцену, то сказать этого нельзя. Существует масса молодых групп, которые чего-то достигли. А в исполнительском плане они вообще дадут фору всем старичкам.

Я считаю, этого мало. Помимо техники не менее важно мышление. У многих сейчас техника на высоте, а идей нет. Но всё же если рассуждать умер ли рок, то с точки зрения бизнеса, продаж и большого менеджмента – да, умер. Он уже не будет таким, как был с 70-х по 90-е годы прошлого века. А как явление рок не умер и не умрёт, он просто стал нишевым явлением.

Да, я тоже так считаю. Когда мы начинали слушать рок-музыку в Советском Союзе, для нас это было сродни какой-то религии. В том числе и потому, что это было запрещено. Для многих же сейчас музыка является просто частью повседневного быта, когда это звучит из любого утюга и всё доступно. А раньше было важно само чувство причастности к чему-то другому, и с этим мироощущением ты жил. Поэтому отношение, конечно, сильно поменялось. А однозначно сказать, что рок умер – я не знаю. Будут ли ещё такие большие группы и большие хиты, которые всю планету поставят на колени? Наверное, вряд ли. А то, что свою нишу эта музыка никому не отдаст, это бесспорно.

Какие планы у Арии на ближайшее будущее?


Мы запланировали сделать тур с продакшеном «Гость из царства теней», провезти его по городам. Однако здесь очень много разных «но». Это технически трудно осуществить и не до всех городов довезёшь. Это во-первых. Во-вторых, не везде есть подходящие залы. В-третьих, даже если в каких-то городах такие залы есть, Ария их может и не собрать. В четвёртых, в городах до сих пор сохраняются ковидные ограничения на заполняемость залов, что создаёт дополнительные трудности. Но, тем не менее, мы решили как-то всё адаптировать и попробовать проехаться. В конце мая – начале июня мы все-таки повезём эти декорации в четыре города. Это не будет, конечно, так грандиозно, как в ВТБ, но, по крайней мере, многое будет задействовано: и экраны, и летающие конструкциии, и сцена если не 3-х этажная, то 2-х этажная. Так что это главное сейчас – надо будет реализовать этот проект. И потом уже, наверное, будем осенью задумываться о новом альбоме.

Отлично! Ну и пару традиционных пожеланий в конце интервью.

Дай бог, чтобы все были здоровы, слушали музыку и были в теме. Чтобы все приходили на концерты и не сидели там со скучающим видом, а понимали, что они приходят на концерт не группе поаплодировать, а прежде всего для того, чтобы получать положительные эмоции. Это касается вообще культуры посещения рок-концертов в России. Поэтому хочется, чтобы люди активно участвовали в концерте, были раскрепощённее и более живо реагировали на происходящее. Всем удачи!

Беседовал Alias
24 апр 2021
the End


КомментарииСкрыть/показать 3 )
просмотров: 11136




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом