Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  русский анал register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Pyramaze



Музыка исцеляет



Prologue
Джейкоб Хансен – один из самых именитых продюсеров в тяжёлой музыке, а также вокалист, гитарист, композитор и истинный меломан. Примкнув к Pyramaze в 2011-м и выпустив с ней три альбома, он вывел группу на новый уровень, о чём явственно свидетельствует свежий релиз «Epitaph», который смело можно назвать одним из самых ярких релизов 2020-го года в мелодичном металле. Помимо Хансена, к нашей беседе примкнул харизматичный клавишник Джона Вейнгартен, дополнив и без того содержательную и крайне позитивную беседу не только о текущих делах Pyramaze, но и об интересных проектах прошлого.
Pyramaze
- Всем привет! Давайте сразу обсудим ваш новый отличный альбом «Epitaph». Успели ли вы записать все партии до объявления локдауна? Не повлияли ли данные обстоятельства на дату релиза?

Джона: Мы успели всё записать до того, как началось это коронавирусное безумие. Нам очень повезло, что не возникло никаких проблем с выпуском.

Джейкоб: Да, мы приступили к записи ещё до локдауна. Мы уже записали половину вокальных партий, после чего решили взять небольшую паузу и доделать всё потом. Но тут начался коронакризис и пришлось выкручиваться. Я послал микрофон и ещё кое-какое оборудование вокалисту Терье в Норвегию, и он вместе со своим кузеном, прекрасным музыкантом из прогрессивной группы Divided Multitude, помог дописать оставшиеся фрагменты. Так что, можно сказать, что мы нашли способ решить проблему.

- Как бы вы сравнили «Epitaph» с предыдущими двумя релизами?

Джона: С точки зрения звука «Epitaph» - это новый виток естественного развития группы. Мы прекрасно знаем друг друга, поэтому у нас отлично получается буквально окунуться в музыку с головой, хорошо провести время, а в итоге получить результат, который звучит как стопроцентный Pyramaze! Наш свежий альбом – однозначно самый лёгкий для восприятия из всей дискографии группы. В нём сохранилось наше коронное сочетание павера и прога, в то же время как он не утратил мелодичность и эпичность.

Джейкоб: Да, хотя это звучит как клише, но новый альбом характерен для нашей естественной композиторской эволюцией. Мы изучили все сильные и слабые стороны друг друга, и поэтому песни стали получаться более удачными. По крайней мере, мне так кажется. По-моему, «Epitaph» - самый монолитный альбом Pyramaze, невзирая на то, что мы комбинируем разные музыкальные влияния, оставаясь в рамках своего стиля.

- Какие песни вы написали первыми и последними для альбома?


Джона: Я сочинил 6 песен из 12-ти. Самой первой была «Your Last Call», а самой последней – открывающее заглавное интро «Epitaph». Когда все песни уже были готовы, я переслушал их и включил в него небольшую цитату из «Particle».

Джейкоб: Я написал «Bird Of Prey», «A Stroke Of Magic», «Particle» и «Indestructible», а также помог аранжировать песни гитариста Toke Skjønnemand. С Джоной мы уже давно начали работу над несколькими треками. Не помню точно, когда это было, но в тот момент он приехал в Данию, и мы готовились к живому выступлению. Скорее всего, это был Brainstorm Festival в Голландии. Но последнее, что я написал для альбома – это «A Stroke Of Magic».

- Расскажите, пожалуйста, как обычно происходит сочинение песен в Pyramaze?

Джона: Что касается последних трёх альбомов в новом составе, то музыку пишу я, Токе и Джейкоб. Сначала сочиняется инструментальная часть, а с текстами и вокальными партиями нам помогает Henrik Fevre, бывший коллега Джейкоба по группе Anubis Gate. Правда, в этот раз на нескольких треках его роль занял Christoffer Stjerne. А на 12-минутном эпике «The Time Traveller» тексты и вокальные партии сочинял основатель Pyramaze и оригинальный автор Michael Kammeyer. Так что, в этот раз у нас много гостей!

- Расскажите поподробнее о вкладе Хенрика Февре.

Джона: Участие Хенрика – это буквально новый уровень для группы. Он гениальный мелодист, а его тексты всегда напоминают мне настоящую поэзию. Он настолько удачно владеет повествованием, что ни один музыкант нашей группы и рядом с ним не стоит!

Джейкоб: Когда стало ясно, что Michael Kammeyer, оригинальный композитор/гитарист/лидер Pyramaze, больше не участвует в делах группы, то мы поняли, что для написания лирики нам нужна посторонняя помощь. Я был в хороших отношениях с Хенриком ещё со времён моего участия в Anubis Gate, и работа над текстами и вокальными партиями сложилась просто идеально. Он очень опытный вокалист, и ему удалось так хорошо подстроиться под тембр Терье, что каждую мизерную деталь аранжировок он прорабатывает очень чётко и скрупулёзно. Я думаю, без него мы бы пропали, ха-ха! И, конечно, Christoffer Stjerne, с которым мы также работали на этом альбоме, придал новым песням определённую новизну.

- Расскажите, как вы с ним познакомились и как решили поработать в рамках Pyramaze?

Джона: Christoffer Stjerne – вокалист датской рок-группы H.E.R.O. Они записывали свой последний альбом в студии Джейкоба, и тот решил пригласить Кристофера в свой проект. Мне очень понравились те интересные нюансы, которые он привнёс в вокальные линии и тексты.

Джейкоб: Он очень-очень талантливый вокалист, его
Pyramaze
страсть к року совмещается с любовью к поп-музыке, и эти влияния крайне любопытно привнести в металл. В настоящее время я люблю слушать группы, которые не боятся смешивать стили, и добавляют в металл влияния других жанров. Честно говоря, классический металл мне немного наскучил. Правда, это не относится к таким группам, как Iron Maiden, Judas Priest и AC/DC, где влияния попсы нет и в помине! Но, как композитор и продюсер, я люблю добавлять в музыку неожиданные элементы. Также меня очень вдохновляют группы, с которыми мне приходится работать. Они учат меня новым приёмам, и я им очень благодарен!

- 12-минутный эпик «The Time Traveller» - особенный во многих отношениях, в том числе это касается гостевого участия бывших участников группы. Расскажите, о том, как возникла идея позвать двух прежних вокалистов для исполнения вокала и одного бывшего гитариста для написания текста?

Джона: Мы впервые подумали об этом в 2016-м году, после выступления на ProgPower USA. Мы составили особый сетлист, по ходу которого каждый из бывших вокалистов, Мэтт Барлоу и Ланс Кинг, выходили на сцену и исполняли несколько песен из периодов их пребывания в Pyramaze. А под конец все три вокалиста вместе исполнили «Disciples Of The Sun», и именно тогда мы впервые подумали об их совместной работе в студии. Когда мы сочинили подходящий длинный трек и серьёзно заговорили о том, чтобы пригласить на вокал Мэтта и Ланса, пришла идея затронуть ещё один пласт истории группы и пригласить Майкла написать текст и сочинить вокальные мелодии. Ведь он был главным автором на первых трёх альбомах, он в своё время основал Pyramaze. Поэтому, позвав его, мы как бы замкнули круг, придя к истокам группы.

- Ещё одна особенная гостья на очень удачном треке «Transcendence» – Бритни Хейз из Unleash the Archers. Чья это была идея – пригласить на гостевой вокал столь яркую фронтвумен?

Джона: Мы с Джейкобом давно знакомы с прекрасными людьми, которые основали Unleash the Archers. Он продюсировал их два последних альбома, я тоже знаю ребят уже несколько лет. Года два назад я со своей девушкой ходил на их концерт. Потом мы пообедали с ними и договорились о том, что когда-нибудь сделаем что-нибудь вместе. И когда встал вопрос о подборе вокалисток для дуэта с Терье, Бритни была в моём списке кандидатурой номер один! В итоге, всё получилось отлично.

- Наш соотечественник, россиянин Николай Баженов значится ответственным за «дополнительное редактирование» на альбоме. Как вы с ним познакомились, и какой конкретный вклад он внёс?

Джейкоб: Мы с Ником дружим уже несколько лет. Если не ошибаюсь, с того момента, как я свёл пару альбомов Digimortal. Он – отличный парень, и я использовал его навыки редактирования на многих альбомах, потому что мне некогда заниматься этим самому. Когда мы записали несколько барабанных дублей, он должен был скомпилировать их. На самом деле, я работал с целым рядом отличных групп из России, хотя в последнее время сотрудничество складывается очень редко. Наверняка дело в том, что россиянам европейские цены уже не по карману. Что ж, очень жаль… Я имел честь побывать и в Санкт-Петербурге, и в Москве в середине 2000-х, когда работал с Amatory. Я познакомился со множеством классных ребят!

- Давайте поговорим о том моменте, когда вы решили войти в состав Pyramaze. Тогда в группе была очень непростая ситуация. Вы уже успели покинуть состав Anubis Gate?

Джейкоб: В то время я работал в небольшой студии в городе Aabenraa, и там в подвале был репетиционный зал, где тусовалось множество групп. Там я познакомился с барабанщиком Мортеном Гейдом Соренсеном. Также Майкл Кэммайер, когда собирал группу, обратился ко мне за помощью. Это было в году 97-м или 98-м, может, чуть позже, точно не помню. Я перевёз студию в Ribe, после чего Майкл связался со мной и выразил желание записать его дебютный альбом со своим составом (пока ещё без вокалиста). Мы засели и работали долго и кропотливо. Мне понравился материал, и я связался с Intromental Management, показал им инструментальные треки, а они сказали: «Мы знаем вокалиста, который им нужен»! И познакомили нас с Лэнсом Кингом. С этого всё и началось… и закончилось после записи трёх альбомов, когда у Майкла начались проблемы со здоровьем и он был вынужден уйти из группы. Оставшиеся музыканты обратились ко мне с просьбой найти ему замену, и после нескольких дней раздумий меня осенило: да я сам хочу с ними играть! Мне нравится музыка, нравятся люди, которых я считаю близкими друзьями. Я предложил свою кандидатуру, и они согласились. Вот с чего началось моё сотрудничество с Pyramaze. Что касается второй части вопроса, то к этому моменту я уже ушёл из Anubis Gate.

- Чем сейчас занимается Майкл Кэммайер?


Джейкоб: Он работает в транспортной компании, если я не ошибаюсь. В первые г
Pyramaze
оды у него был очень плотный график, но сейчас, вроде бы, он больше занят своим здоровьем. Он часто гуляет по лесу и наслаждается семейной жизнью. Он больше не занимается музыкой, зато он написал пару книг для детей. Очень талантливый парень!

- Расскажите, как Jonah Weingarten попал в Pyramaze?

Джейкоб: Он присоединился к группе уже на самом первом альбоме. Майкл познакомился с ним, кажется, на форуме Вакена. В итоге Джона прилетел из США в Данию, чтобы записать альбом с ребятами, с которыми никогда не виделся воочию. Невероятно!

- Когда собирался новый состав, за микрофонной стойкой оказался известный вокалист Urban breed (ныне в Serious Black). Сколько концертов вы успели с ним отыграть и почему сотрудничество не сложилось?

Джейкоб: Группа отыграла с ним 5-6 концертов, но я точно не знаю, потому что я присоединился к Pyramaze чуть позже. Мы планировали записать с ним «Disciples Of The Sun», но когда мы подготовили десяток отличных песен, он уже был занят другими делами – он организовывал переезд и сказал честно, что не сможет уделять группе должного внимания. Поэтому мы были вынуждены искать ему замену. Как раз незадолго до этого я сотрудничал с Crossnail и зафанател от голоса Терье. В итоге я позвонил его кузену Кристеру (это единственный наш общий знакомый), и через него предложил Терье петь на новом альбоме Pyramaze. Позже Кристер рассказывал мне, что он убеждал Терье ни в коем случае не отказываться.

Пару слов о начале вашей музыкальной карьеры. Где вы играли до образования Invocator?


Джейкоб: Invocator – это моя первая серьёзная группа. Мы основали её в 1986-м году с одним парнем, у которого были схожие интересы, как и у меня. Мы начали джемовать ради удовольствия, открывая для себя мир металла. Когда в 1990-м году я подписал контракт с Black Mark и в 91-м выпустил дебютный альбом, мы вышли на более профессиональный уровень. В 96-м пришлось распустить группу, так как нам не удалось сохранить в ней единство. Я в то время зачем-то пытался найти самых лучших музыкантов, не думая об отношениях в группе или общих интересах, и когда Invocator перестал быть местом веселья и дружбы, пришло время ставить финальную точку. В этой группе я узнал многое, как нужно и как не нужно действовать. В 2003-м году мы собрались снова, записали ещё один альбом. Из основателей группы был лишь я и басист, а позже мы играли живьём уже тремя четвертями оригинального состава.

- Расскажите о проекте Maceration.


Джейкоб: Изначально я планировал сделать сольный проект, записав все инструменты. Но со временем к нему присоединились хорошие друзья, которые так же, как я, увлекались дэт-металлом, который набирал обороты в конце 80-х, и мы записали альбом с Дэном Свано на вокале. Я познакомился с ним в те годы, когда Invocator выступали вместе с Edge Of Sanity. Да и вообще я перезнакомился с огромным количеством народа благодаря обмену кассетами. Человек пятьдесят ещё помнят, что это такое, и подтвердят мои слова, ха-ха!

- Кто из ваших родственников занимается музыкой?

Джейкоб: Никто. В моей семье практически нет музыкантов. У моего дяди был музыкальный слух, но он занимался другими вещами. Я был очень впечатлён его способностями. Он многое умел в отличие от членов моей семьи.

- Известный продюсер Томми Хансен – не ваш родственник?


Джейкоб: Нет, просто Хансен – очень распространённая фамилия. Хотя, конечно, я его знаю!

- Расскажите, пожалуйста, о басисте по имени Jesper Moller Jensen, умершем в 2020-м году, и о ваших совместных проектах.

Джейкоб: Я познакомился с Джеспером, кажется, в 1989-м году. Ему было лет 16-17, и он играл на басу как одержимый. Он был очень талантливый и скоростной исполнитель. И очень весёлый в общении. Он сыграл на первом демо, также на дебютном альбоме Invocator, но потом вернулся в своё родной город, до которого ехать три часа от того места, где я жил и где базировалась группа. Я никогда не осуждал его за это решение. Я отнёсся к нему с пониманием. Ему не нравилось жить в Esbjerg’е, вдали от родных. А только ради группы терпеть неудобства не было смысла. Он основал Anubis Gate вместе с ещё одним моим другом, барабанщиком Мортеном Гейдом Соренсеном. Я знал его со времён его участия в группе Extreme Feedback. Также в этой группе играл Kim Olesen (также Anubis Gate) и барабанщик Invocator Per M. Jensen, который потом долго играл в The Haunted. И когда Джеспер и Мортен попросили меня найти вокалиста с высоким голосом, я познакомил их с Торбеном Аскхолмом, который в итоге спел на первых двух альбомах Anubis Gate. Kim Olesen взял на себя гитары и клавиши, а Henrik Fevre занялся вокальными партиями и аранжировками. Вот паззл и сложился! Но у Джеспера начались проблемы. Он страдал психичес
Pyramaze
ким расстройством, и на это было очень тяжело смотреть. Я думаю, никто тогда не мог ему помочь. В октябре Хенрик позвонил мне и рассказал, что Джеспер исчез, и это явно добром не кончится. Так и получилось. К сожалению, мы потеряли отличного парня. Я горжусь тем, что работал с ним над несколькими проектами, считал своим другом с 89-го года. Пусть земля ему будет пухом.

- Когда вы последний раз играли живьём в составе Invocator? В данный момент проект заморожен?

Джейкоб: В 2017-м году мы сыграли на Copenhell (это крупный датский фестиваль), в честь 30-летнего юбилея, и это было очень весело! Но из-за занятости рядом других проектов я отложил Invocator в сторону. Это был скорее ностальгический жест. Я рад, что люди помнят об этой группе, но я не уверен, что буду писать музыку в подобном стиле в обозримом будущем. И не потому, что я не люблю тяжёлую музыку! Но мне уже 50 лет, а это далеко не 20, ха-ха! С тех пор многое изменилось. Но я не зарекаюсь! Если вдруг ко мне придёт вдохновение, я сделаю это снова!

- Расскажите, пожалуйста, о проекте Firesoul. Какова ваша роль в нём и как там идут дела?


Джейкоб: Мы давно уже мутим этот проект с бывшими участниками Mercenary. Я играю на гитаре, но пока нам не удаётся запустить его по-серьёзному. Материал уже готов, но все заняты своими делами, и что будет дальше – пока непонятно…

- Вы были участником Anubis Gate с 2006-го по 2011-й год. С чего началось ваше сотрудничество?

Джейкоб: Я сотрудничал с ними как продюсер, и уже хорошо знал их раньше. Со многими из них я был в хороших дружеских отношениях.

- Насколько активно группа концертировала в этот период?


Джейкоб:
Я отыграл с Anubis Gate всего одно шоу, и я никогда не стремился выходить с ними на одну сцену. Я спел на двух альбомах, потому что всегда мечтал об этом. Когда же они стали более плотно заниматься группой, мне не стало хватать времени на проработку вокальных партий, и наши пути разошлись. Это нормально. Я до сих пор плотно общаюсь с ними. И горжусь теми двумя альбомами, которые мы записали вместе.

- Помимо вокальных партий, много ли гитарных партий на «Andromeda Unchained» and «Detached» сочинены и записаны вами?


Джейкоб: Ну, я сочинил пару песен, но вот записывал ли я хоть какие-то партии – не помню… Кстати, композиция «Golden Days» тоже моего авторства, и она вошла в одноимённый альбом «Anubis Gate», который они выпустили уже без меня.

- «Andromeda Unchained» (2007) или «The Detached» (2009) - какой альбом вам нравится больше? Какие песни с него вы бы отметили особо?


Джейкоб: Мне до сих пор нравится «Yiri» с «The Detached». Хотя на обоих альбомах много отличных песен. И хотя я считаю, что «The Detached» более интересный альбом, чем «Andromeda Unchained», они оба очень хороши.

- Вы играли на гитаре на двух альбомах проекта Beyond Twilight – «Section X» (2005) и «For the Love of Art and the Making» (2006). Это был чисто студийный проект или вы выступали с ним живьём?


Джейкоб: Beyond Twilight был лишь студийным проектом. Хотя нас пригласили выступить на Sweden Rock, но из этого ничего не вышло. Я не мог выучить за короткий период весь их предыдущий материал, и поэтому от этой идеи пришлось отказаться. Да, я подставил ребят, о чём очень сожалею! Увы, я был очень серьёзно занят в студии, а материал, в записи которого я не участвовал, был очень сложным и полным абсолютно безумных деталей. Я просто не осилил его.

- Вы также занимались сведением последней сольной работы их клавишника Финна Цирлера «ESC» (2015). Что вы можете сказать по поводу этого альбома и продолжаете ли вы общаться с Финном?


Джейкоб:
Это был потрясающий опыт! Само по себе прослушивание этих песен и наслаждение тем, как блестящие по технике музыканты виртуозно исполняют свои партии – это реально вдохновляло! С тех пор Финн просто исчез. Я какое-то время поддерживал с ним связь, но, как мне кажется, он, как и многие представители металлической сцены, к сожалению, столкнулся с серьёзными психологическими проблемами. Видимо, это всегда соседствует с активной творческой деятельностью… У него всегда была куча идей, для него очень важна была любая деталь, и он удивлял даже опытных музыкантов. Альбом «For the Love of Art and the Making» записывался по небольшим кусочкам, крохотным фрагментам, а мы, музыканты, так и не увидели полной картины, пока не получили компакт-диск в руки. И только тогда мы поняли, что это гениальная идея, когда альбом можно прослушивать в режиме shuffle (на олдскульных сиди-плеерах, конечно), и каждый раз вы будете, по сути, слышать новый альбом. Все композиции можно расст
Pyramaze
авить в произвольном порядке, и они будут хорошо сочетаться. И эту грандиозную задумку он держал в голове, но так не раскрыл её, пока мы не закончили работу над альбомом. Полное безумие!

- Кстати, на гитаре вас сменил очень талантливый музыкант Per Nilsson из Scar Symmetry. Как прошло ваше сотрудничество?

Джейкоб: Я ни разу не видел его лицом к лицу, но во время сведения мы с ним много общались. У меня сложилось впечатление, что это самый добродушный парень на планете! Кстати, с барабанщиком Бобби Ярзомбеком я пересёкся в Германии, когда он катался в туре с Fates Warning, и он тоже оказался очень дружелюбен. Эх, побольше бы таких проектов!

- Какие интересные группы, которые расширяют границы музыки, вы бы посоветовали фанатам тяжёлой музыки?

Джейкоб: Я могу лишь назвать те группы, которые я слушаю в данный момент. А так – это личный выбор каждого слушателя. Вот мои фавориты: Issues, VOLA, Starset, Spiritbox, Hands Like Houses, Voyager, Bring Me The Horizon, I Prevail, Tesseract, Nothing But Thieves и многие другие.

- Расскажите про одну из ваших последних продюсерских работ – новый альбом Evergrey «Escape Of The Phoenix». Как бы вы оценили его в сравнении с предыдущими их работами?


Джейкоб:
Он на уровне предыдущих! В плане микса это что-то среднее между «The Atlantic» и «The Storm Within». Вообще, Evergrey – очень сильная группа. Они умеют сочинять песни, которые передают эмоции просто идеально! Я буквально погружён в их музыкальную вселенную. Мало кто может похвастаться таким высоким уровнем композиторского таланта.

- Считаете ли вы Raunchy одними из самых интересных групп, с которыми вы работали? Есть ли от них новости?


Джейкоб: Я полюбил их с самого начала. Они были одними из первых, кто придумал этот «синтезаторный металл» ещё до того, как он стал популярен. У их оригинального вокалиста был попсовый бэкграунд, и поэтому он писал неметаллические тексты и вокальные мелодии, которые интересным образом сочетались с тяжёлой музыкой. Насколько я знаю, они готовят новый материал, и я жду его с нетерпением! Эта группа и её музыканты очень близки мне по духу.

- Скажу честно – я очень впечатлён вашим оптимизмом и нескрываемой любовью к музыке. Что, по-вашему, сделало вас таким фанатом своего дела? В чём ваша главная мотивация?

Джейкоб: Да, я до сих пор люблю музыку! Я не согласен с тезисом, что «раньше было лучше», хотя мне уже 50 лет, ха-ха! Металлическая музыка познакомился меня с десятками людей по всему миру. Почти в каждой стране у меня есть человек, которого я могу назвать другом, с которым могу пообщаться, потому что нас связывает любовь к металлу. Вряд ли такое встретишь в других музыкальных жанрах или видах увлечений. Может, я что-то не понимаю, но тяжёлая музыка – это прекрасно! Мне нравится, что я могу повести своих детей (трёх дочерей 13, 16 и 19 лет) на металлический фестиваль, а незнакомые люди будут улыбаться, жать руку младшей из них только потому, что видят, как вся семья фанатеет от металла. И я чувствую то же самое! Я готов протянуть руку любому, кто использует тяжёлую сцену для позитивных дел, например, для собственного творчества или поиска друзей, которые будут разделять их любовь к металлу. Мне приятно смотреть, как развиваются различные комьюнити, движимые любовью к металлу и чистым энтузиазмом. Также я наблюдаю, как люди с помощью музыки решают свои психологические проблемы, хотя порой одной музыки бывает мало. У меня тоже были трудные времена (хотя я не сравниваю это состояние с реальными психическими расстройствами), и именно в этот период я посвятил музыке, и вы не представляете, как она мне помогала! Я недавно составил список альбомов, которые сыграли серьёзную роль в моей жизни, и вдруг понял, что девять из десяти относятся к тому периоду, когда у меня были трудности. Вот что может музыка – исцелять. И для меня нет ничего важнее, чем быть частью этого удивительного мира звуков.

- Спасибо за столь содержательное и откровенное интервью! Напоследок пару слов российским поклонникам.


Джейкоб:
Мы любим вас всех! И мечтаем когда-нибудь выйти на сцену и сыграть для всех, кто любит Pyramaze! Надеемся, это произойдёт скоро. А пока – берегите себя и мыслите позитивно!

Беседовал Дмитрий Dimebag Дасов









4 янв 2021
the End


КомментарииСкрыть/показать
набрать мышц с помощью протеина
просмотров: 1231




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом