Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  Смотреть онлайн сериалы ужасы с озвучкой LostFilm в хорошем качестве hd 720 - 1080 register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Lake of Tears



Иногда мне нравится быть занозой в заднице



Prologue
Lake of Tears — группа, альбомы которой, непохожие друг на друга, обладают, тем не менее каким-то неуловимым, связывающим все их творчество воедино, особенным шармом. Объяснить природу этой привязанности нелегко, но факт остаётся фактом, фанаты этой команды с крайне непростой судьбой, пожалуй, одни из самых преданных поклонников в тяжёлой музыке в целом, особенно на постсоветском пространстве. Каждый, кто хоть раз путешествовал вместе с воронами по дороге вымощенной черным кирпичом в поисках фей, волшебных грибов, далёких лун и прочей "космической дури", навсегда сохранял в своём сердце связь с образами выходившими из-под пера Даниэля Бреннара. Несколько раз группа распадалась, оставляя в душах поклонников звенящую пустоту с еле теплящимся огоньком надежды, но каждый раз она возвращалась силами Даниэля, по словам которого музыка — одна из важнейших составляющих смысла его жизни. В этот раз перерыв между Illwill и готовящимся к выходу альбомом Ominous вышел беспрецедентно долгим — почти десять лет вынашивал лидер группы идею и облекал ее в форму. За это время изменилось многое: полностью поменялся состав команды, отчасти трансформировалась музыкальная индустрия и ее тренды, изменился и сам Даниэль. Да и многие из его фанатов уже не те, что прежде. Одно осталось, пожалуй, неизменным — желание и надежда услышать новую работу Lake of Tears и прикоснуться к незабываемой и в то же время неуловимой атмосфере их музыки...
Lake of Tears
Во время нашей продолжительной беседы с бессменным лидером Lake of Tears мы детально обсудили новую работу, которая должна увидеть свет уже этой зимой, историю ее создания, углубились в тему творчества Даниэля и порассуждали о том, что мотивирует и вдохновляет его как сочинителя, вспомнили прошлое, поговорили о планах на будущее. Данная беседа будет интересна каждому, кто хоть раз испытывал желание с глазу на глаз пообщаться с этим действительно замечательным человеком и музыкантом, также как это было интересно и волнительно и автору этих строк, который ждал этой возможности больше десяти лет.

Знаешь, до того как мы начнем, я должен сказать, что это для меня совершенно особенный момент, потому что я очень хотел взять у тебя интервью и ждал этого момента больше дести лет, наверное. Можно даже сказать, что я занялся этим делом с мыслями о том, что когда-нибудь я получу возможность побеседовать с Lake of Tears, и вот, наконец, это все-таки произошло.


Тогда будем надеяться, что это будет хорошее интервью [смеется].

Да уж, потому что для меня это и правда волнительно. Само собой, самое важное, о чем следует поговорить, это выходящий в скором времени новый альбом. Можешь рассказать, что для тебя стало самым главным мотивирующим фактором, подтолкнувшим тебя к тому, чтобы написать этот альбом? Что заставило тебя вернуться в творчество и начать все заново спустя столько лет?

Ох, я догадывался, что мне будут задавать непростые вопросы, и этот как раз из таких. На самом деле, очень сложно объяснить в двух словах, потому что этот альбом был со мной столь долгое время, я пронес его через столько лет, можно даже сказать, что он сам по себе успел пережить немало за все эти годы. Я имею в виду, что я всегда писал музыку, и музыка всегда была для меня видом терапии для того, чтобы справляться с не самыми приятными моментами в моей жизни. И, как мне кажется, этот альбом тоже двигался в этом направлении. И, со временем, идея начала расти, и в итоге я подошел к тому моменту, когда, знаешь, ты переходишь от созерцания чистого листа к тому, чтобы начать что-то на нем записывать. Оно продолжает расти и постепенно превращается в историю, и ты начинаешь ее создавать. Думаю, для меня это стало способом пережить по-настоящему трудные времена в моей жизни. Когда я прошел через этот первый, изначальный, момент, момент, когда ты ощущаешь какое-то особое стремление перейти от этого чистого листа к чему-то оформленному... Но как тебе это сделать? У тебя все еще те же самые двадцать восемь букв, что и раньше, и все те же двенадцать нот на гитаре. Но, тем не менее, однажды все это сложилось и стало для меня своего рода маяком.

И, судя по всему, сложилось все довольно удачно. Честно говоря, я совсем не хочу здесь затрагивать тему опостылевший пандемии, но все же — повлияла ли как-то текущая ситуация в мире на запись и готовящийся выход нового альбома и на твои планы вообще?

Лично для меня, так как я веду довольно изолированный образ жизни в течение уже нескольких лет, ничего особенно и не изменилось. Я все равно, можно сказать, смотрел на мир будто из окна, а сейчас это происходит со всеми. Сам для себя я обычно выхожу только куда-то в небольшие магазины, и вообще не очень часто бываю в обществе, поэтому на меня это практически никак не повлияло.

Понимаю. Вообще, что касается Lake of Tears довольно непросто рассуждать о таких понятиях, но, тем не менее, как ты сам позиционируешь Ominous? Для тебя это просто еще один альбом LoT, или ты видишь его как финальную точку своего путешествия?

Это тоже весьма трудно объяснить. Довольно часто мне казалось, что это и есть финальная точка, так как здесь много того, что несет в себе завершающий характер, как с точки зрения группы в целом, так и в личном плане. Но, тем не менее, я не хочу говорить об этом ничего определенного, потому что кто его знает, что жизнь принесет нам в будущем. Но, да, для меня, за все эти годы, и в определенные моменты я действительно воспринимал данную работу как что-то вроде грандиозного финала карьеры, или как это еще можно назвать.

Давай тогда начнем с обложки и названия альбома. На самом деле многие фанаты спорят и придумывают какие-то даже теории заговора по поводу облож
Lake of Tears
ки, и особенно слова "By" в "By Lake of Tears", одни думают, что "by" равняется "bye" типа "пока", другие, вероятно, в шутку, выдают что-то безумное, дескать Даниэль просто продвигает этот альбом, а на самом деле играет его какая-то совсем другая группа, а не настоящий Lake of Tears, и тому подобное. Что ты можешь сказать на это? Зачем там "by"?


[Смеется]. Прежде всего, хочу сказать, что это довольно здорово, что люди вообще рассуждают о таких вещах, хе-хе. Как ты говоришь, теории заговора, для таких мелочей. На самом деле это все началось несколько лет назад, думаю, даже еще в девяностые, когда мне не особенно хотелось, чтобы у нас был всегда один и тот же логотип или название для каждой пластинки. А если посмотреть, например, на Illwill, то станет понятно, почему глава AFM говорил, что со стороны кажется, будто группа называется скорее Illwill, а Lake of Tears - это название альбома. С этим вышло точно также. Они думали, что люди, увидевшие этот альбом впервые, подумают, что группа называется Ominous, а LoT это название, в итоге "by" появилось там, чтобы сделать ситуацию более очевидной, что это все-таки запись Lake of Tears, а не кого-то еще. Для меня имя группы не так важно, как сама пластинка. Это скорее бренд — "что-то от Lake of Tears".

То есть, получается, что это была именно твоя идея сделать название Illwill и этого диска больше, чем логотип группы?


Да, иногда мне нравится быть такой занозой в заднице.

И этим ты хотел сказать, что альбом важнее, чем название группы?

Да, можно сказать и так.

Как так вышло, что художественное оформление альбома делал российский художник Владимир Чебаков? Ты выбрал одну из его существующих картин, или он создал ее по твоим наброскам?

Он создал ее, опираясь на мои идеи. А на контакт с ним я вышел благодаря Андрею, моему другу из России, который помогает мне со страницей российского фан-клуба Lake of Tears и всем прочим. Раньше Владимир также помогал мне с дизайном футболок. У меня были какие-то свои идеи, и я дал ему возможность попробовать воплотить их в виде изображений. На самом деле я даже не знал, какой художник подойдет для оформления этого альбома, но мы решили попробовать. У меня уже сложились кое-какие образы, были какие-то фотографии птиц и других интересных вещей, которые я ему послал, несколько набросков и тому подобное, и в итоге у него получилось вот это. Мне кажется, это по-настоящему удивительная картина.

Согласен, хотя, надо сказать, она довольно пугающая. Впрочем, это весьма созвучно названию альбома.

Верно.

Имеет ли этот арт какое-то особенное значение для альбома, связан ли он как-то с песнями, которые можно будет на нем услышать, переплетается ли он с историями, рассказывающимися на нем?

Да, все так и есть. Не знаю, слышал ли ты уже альбом?

К сожалению, еще нет. Только некоторые демо-записи.

А, то есть, ты еще не видел всего оформления. Вообще, каждая песня имеет свое собственное изображение, чтобы все складывалось воедино. Как я уже говорил, у меня было много лет, чтобы все это продумать и сложить все песни воедино. Они развивались в самых разных направлениях: не все эти образы настолько очевидные и заметные невооруженным взглядом. Здесь все связано между собой. Я бы даже сказал, что здесь нет ни одной детали, пожалуй, которую я бы не контролировал, за исключением совсем уж мелочей; в остальном, я управлял практически всем процессом, и все эти детали переплетены между собой, складываясь в историю. Если пересказать ее совсем кратко, то это история космонавта, который отправился на край вселенной и там встретил двух Зловещих (Ominous) братьев. И история рассказывает о том, что произошло в то утро, сначала он ждет рассвета, потом появляются они, и происходит что-то еще. Это одна из историй альбома. Другие истории, естественно, основаны на моем личном опыте, связанном с болезнями, депрессией и тому подобным, сложившемся в эти картины. Но подобного рода эмоции гораздо труднее изложить в некоем упорядоченном виде, как мне кажется. И сделать это, с одной стороны, достаточно очевидным для слушателя, а с другой, не слишком очевидным. Потому что, на мой взгляд, сделав все слишком очевидным, я бы заставил слушателя почувствовать ровно то, что чувствовал сам, а
Lake of Tears
это не являлось моей целью — я хочу, чтобы слушатель почувствовал нечто, что будет похоже на мои ощущения, но не тождественное им.

То есть, технически, можно сказать, что новый альбом станет своеобразной историей-головоломкой и концептуальным альбомом?

Да, все так.

Звучит здорово, потому что, как мне кажется, ты еще ни разу не делал ничего подобного. По крайней мере, в таком масштабе.

Да, не настолько. Но, так как у меня на это были годы, и, как я уже говорил, когда эта идея появилась, со временем она стала развиваться сама по себе, и я подумал — почему бы и нет, подождем еще год, и пустим ее в дело.

А что насчет стиля? Lake of Tears всегда были довольно непредсказуемыми в плане музыкального стиля. Можешь немного намекнуть, как будет звучать новый альбом? Ближе к illwill, или Moons and Mushrooms? Или вообще к старым работам?

Это очень непросто описать. Это рок с влиянием металла. Эмм, что мне на это ответить... Для меня
стиль не особенно важен, но как говорят другие люди, которые его уже слышали — он звучит скорее как Lake of Tears, нежели что-то иное. Что само по себе уже довольно странно... Там можно услышать что-то от Pink Floyd и от Sisters of Mercy, но на самом деле у меня не было желания выдумывать что-то эдакое и устраивать эксперименты со звуком, чтобы звучать как-то иначе. Естественно, ведь мне приходится использовать те же самые технологии, ту же самую азбуку, те же ноты на гитаре, чтобы создать нечто новое. К тому же я узнал много нового о том, не знаю уж, насколько это на самом деле важно, как создается и продвигается музыка в современном мире, все эти формулы, по которым нужно писать рок и поп-песни. Нужно следовать определенной схеме: должен быть припев в первые сорок секунд песни, в этом припеве должно быть название самой песни и все тому подобное, что мы обсуждали. И я совершенно не хотел следовать всем этим правилам. Я, скорее, осознанно решил им не следовать, по крайней мере, напрямую. Например, я решил не добавлять много припевов, потому что это именно то, как музыка делается сегодня, а я хотел доказать самому себе, что могу обойтись и без этого.

То есть, здесь ты хотел играть по своим правилам?


Точно.

Услышат ли слушатели какие-то аллюзии и отсылки на прошлое творчество группы? В плане аранжировок, например, клавишных, знаменитых виолончелей как на Forever Autumn. Может быть, даже гостевой вокал?

Нет, гостевого вокала здесь не будет. Но я более чем уверен, что фанаты группы моментально услышат узнаваемые мотивы, при том что здесь не будет каких-либо прямых цитат и заимствований, но, в то же время, это именно я писал все эти песни все это время, поэтому там наверняка будет что-то знакомое.

И еще вопрос касательно всего творчества LoT. Большинство твоих фанатов любят музыку группы именно за эту волшебную и сказочную атмосферу, которую ты создал на Crimson Cosmos, Neonai и других альбомах, и они все также надеются найти отголоски этой атмосферы в твоих новых работах. При этом, однако, Illwill практически не имел подобной атмосферы, он был мрачным и агрессивным. Что ты можешь сказать в связи с этим про новый диск? Из-за всего пережитого тобой сказочная атмосфера ушла навсегда? Ты просто не хочешь имитировать ее для того, чтобы угодить фанатам?

Да, в какой-то степени ты прав. Эта работа во многом концептуальна. Здесь есть нечто такое, чего не доставало IllWill, этот диск куда более цельный с точки зрения идеи. Illwill был скорее неким взрывом энергии, если можно так выразиться. Он был довольно бесшабашным, не таким тематичным и непричесанным. Этот же, напротив, связан воедино идеей. В нем есть своя история, а я всегда любил их рассказывать, хотя, как мне кажется, это далеко не самые радостные истории. Тем не менее, это все еще фантастический мир, только сейчас мы уже не в лесу, а где-то на краю света в бескрайнем космосе или вроде того.

Насколько я могу судить по фейсбуку и другим официальным источникам, твой текущий состав совершенно новый, и ты работаешь с другой командой. Поддерживаешь ли ты связь со своими бывшими коллегами?


Да, мы разговариваем. Майкл живет неподалеку, и с Йоханом мы переписываемся по емейлу время от времени.

Но они не принимали участия в этом проекте, да?

Нет.

Говоря обо всех аранжировках и вообще о музыке, которую ты пишешь, есть ли у тебя музыкальное образование? Может, ты ходил в музыкальную школу в детстве или вроде того?

На самом деле нет. Но где-то года полтора назад я начал читать статьи о музыке, звукозаписи и продюсировании. Начал, можно сказать, только что, когда мне стукнуло сорок восемь [смеется], чтобы получить в какой-то степени профессиональное видение музыки. Для меня это что-то сродни тому моменту, когда я начал изучать философию. Тогда я не особенно горел желанием изучать ее, потому что, как мне кажется, учить что-то глобальное, уходить в это с головой, для меня это не самое важное в жизни. Но если есть какие-то небольшие моменты, которым я могу научиться, понять их и воспользоваться ими, на мой взгляд, это хорошо. К тому же, для меня это способ больше фокусироваться на одном из немногих элементов, которые в моей жизни значат для меня очень много — то есть, на музыке. Музыка это такая обширная область. В ней столько всего происходит.

В любом случае, тебе удалось столь многого достичь и без профессиональных знаний. Насколько я помню, ты выкладывал несколько отрывков с оркестровой музыкой на Soundcloud, некоторые экспериментальные композиции. У этих отрывков будет какое-то логическое продолжение, или это был всего лишь разовый эксперимент?

Я думаю, что продолжение будет, потому что это активный проект, причем один из самых мотивирующих. Я действительно всей душой полюбил эту оркестровую музыку, у нее настолько иная цветовая палитра, настолько иное звуковое измерение по сравнению с обычными установками рок-музыки с бас-гитарой и ударными. Здесь можно столько всего сделать. Словно для меня открылся новый мир, когда я получил чуть больше знаний обо всем этом и попробовал себя в сочинении подобной музыки, со струнными, соло, флейтами, другими духовыми, трубами, всеми прочими инструментами, которые играют самые разные партии. Я бы сказал, что это очень стимулирующая среда.

За все время пока фанаты ждали твоих новых работ появилось немало трибьют-песен Lake of Tears, что даже привело к выпуску сборнику этих вещей в двух частях под названием Twenty Years in Tears. Что ты думаешь о кавер-версиях в целом, есть ли у тебя любимые, и не приходило ли тебе в голову во время прослушивания каких-либо из них — Оу, вот именно так я бы хотел, чтобы звучала моя группа?

[Смеется]. Я слышал их все. Два двухдисковых альбома, и я прослушал все. На самом деле, уже немало времени прошло, и я точно уже не помню, но там действительно были некоторые вещи, которые и вправду заставляли меня задуматься — почему мы тогда не сделали также. Да, есть такое.

Немного отвлечемся от серьезных вопросов, и такой забавный вопрос лично от меня, из моего собственного опыта. Когда я был еще подростком, я услышал свою самую первую песню Lake of Tears, с которой я окончательно и бесповоротно влюбился в группу, это была песня So Fell Autumn Rain. И с самого начала я заметил, что твой вокал на этой песне звучал ужасно похоже на Джеймса Хетфилда из Металлики. Тебе кто-то говорил, что ты поешь как Хетфилд?

Да, я слышал это пару раз. Как с положительной точки зрения — о, он поет как Хетфилд, до — ууу, он подделывается под Хета, фу; такие вот полярные мнения. Но да, я об этом слышал.

А, то есть, я не одинок. Просто, на самом деле, тогда я очень фанател от Металлики и ничего другого особенно не слушал, и когда я услышал эту песню, я подумал — Вау, это почти как Металлика, только более романтичная, печальная и невероятно-красивая. Потом уже я решил углубиться в твое творчество и открыл для себя Headstones, Greater Art, Crimson Cosmos, и меня просто унесло.

Это приятно слышать.

Говоря о Crimson Cosmos, на этом альбоме очень отчетливо ощущается особая психоделическая атмосфера, это заметно и по музыке, и по образам, раскрывающимся в текстах, и в обложке, само собой. Там даже был записанный задом наперед "загадочный" текстовый отрывок, что, можно сказать, было если не трендом, то своеобразной городской легендой о музыке семидесятых, по которой сходили с ума тогдашние фанаты и их родители и учителя. Что вас тогда подтолкнуло обратиться к подобному стилю и образност
Lake of Tears
и, характерной для рока семидесятых годов?


На самом деле я не вспомню сейчас какого-то конкретного источника вдохновения, но, как мне кажется, само направление металла в середине девяностых, для меня лично, и для многих других, находилось в некоторой стагнации: в нем больше не происходило ничего особенно нового и классного. И, думается, это привело к тому, что в стане готик-металла, если это можно так назвать, появился такой вот компонент, некий отпечаток старой музыки, как один из способов добавить разнообразия. Это стало одним из направлений, в котором начала двигаться готическая музыка, чтобы продолжать развиваться, ну или, по крайней мере, пытаться это делать. Поэтому, я думаю, что это произошло вполне естественно. Мы начали слушать больше старых вещей, старых групп, групп из семидесятых, больше чем обычно. В целом, конец восьмидесятых и девяностые это было то время, когда металл начал идти семимильными шагами, чтобы занять свое место среди музыкальных жанров и в истории музыки, но, как я уже говорил, он не смог справиться со своим собственным успехом и рухнул. Поэтому необходимо было появление каких-то новых элементов. И лично я, да и все остальные в группе, просто начали получать больше удовольствия от этих старых пластинок.

А вообще, в целом, добавлял ли ты в свою музыку и тексты какие-то мистические, оккультные моменты, так скажем, подходя к этому серьезно? Или это было больше как искусство ради искусства?

Ну, на самом деле я всегда любил добавлять в музыку что-то мистическое, потому что, как мне кажется, саму идею музыки легче всего объяснить как сочетание математики и, в какой-то степени, магии. Потому что я сам получаю большое удовольствие, когда нахожу что-то особенное, изучаю это глубже, выделяю какие-то взаимосвязи и тому подобное. Так что да, с самого начала в моей музыке были, то тут, то там, разные небольшие моменты, которые можно воспринимать как какую-то мистическую абракадабру.

Это была именно твоя идея сделать подобную концовку альбома Neonai, или это была какая-то звукорежиссерская или продюсерская находка? Потому что на тот момент эта концовка действительно разбивала сердце преданным фанатам, настолько она трагичная. Не знаю как другим, но когда я услышал ее впервые, это был как раз тот момент, когда Lake of Tears уже перестали существовать как группа, и, осознавая это, было трудно удержаться от эмоций.

Да. Именно так эта композиция и была задумана. На самом деле грустно, что тогда у меня просто не было времени по-настоящему записать эту вещь достойным образом, потому что, мне кажется, она могла бы получиться еще лучше. Но, в любом случае, идея этой вещи состояла в том, чтобы представить слушателю всю историю моей группы.

Да, действительно, хоть она и звучит немного сыро, идея там настолько сильная, что этот момент невероятно берет за душу, опять же, вспоминая историю группы, и тот факт, что до Black Brick Road фанаты думали, что группа распалась навсегда.
В истории группы есть два более-менее сюжетных клипа, на песни Raven Land и Devil's Diner. Ты помнишь, как они создавались?

Да, помню [с усмешкой].

Может, расскажешь какие-нибудь интересные детали, например, про съемки в лесу, про всех этих интересных персонажей, про тот символизм, который вы в это вкладывали?

Ох, на самом деле это было уже настолько давно, что я уже не помню таких деталей. Один интересный момент, который я помню про видео к Raven Land, которое мы сняли своими собственными силами с помощью друзей, это то, что мы давали объявление в газету, в котором разыскивали четырех девушек, чтобы они приняли участие в съемках.

Звучит довольно, хм, зловеще...

Да-да, зловеще [смеется].

[Судя по всему, на это объявление откликнулась только одна, зато для второго клипа музыкантам удалось привлечь уже двоих, которые даже не отказались изобразить экзотический танец, прим. автора]

Есть какие-то идеи по поводу съемки новых видео в таком духе, или каком-либо другом? Потому что сейчас, с современными технологиями, снимать клипы стало гораздо дешевле и проще. При желании можно снять видео даже на смартфон.


Да, я знаю. Тут дело в том, что для меня новая запись это целостная вещь, а не набор отдельных композиций. Но, в любо
Lake of Tears
м случае, что-то подобное будет, потому что именно так сейчас работает музыкальный бизнес — перед выходом альбома будут выпущены несколько синглов, с довольно простыми лирик-видео. Но ты прав, сегодня действительно можно сделать многое куда проще, чем это было раньше, если ты знаешь как. Так что, думаю, будут выпущены по меньшей мере два сингла с лирик-видео в их поддержку.

Lake of Tears невероятно популярны среди российских фанатов, у тебя здесь большая и преданная фан-база, фан-клуб и тому подобное. На твой взгляд, почему твои песни настолько созвучны русской душе?


Даже не знаю. Может, в какой-то мере это связано с моими славянскими корнями. Кто его знает. Может, дело в этом. Но мне бы хотелось думать об этом в некотором более поэтическом ключе. В девяностые, когда Запад был полностью пресыщен рыночной экономикой, и музыка больше не передавалась от человека к человеку, а распространялась посредством маркетинговых механизмов, в России все еще были в ходу перезаписанные кассеты, устные рекомендации, люди делились друг с другом музыкой лично. Если тебе удается завоевать подобную аудиторию, она будет куда более стабильной и преданной, потому что эта любовь идет от сердца, а не от заметки в журнале вроде вашего [смеется].

Опять же, у тебя за плечами несколько весьма успешных туров по России. Помнишь какие-либо интересные моменты из этих туров? Со всеми этими грибошапками, встречами с фанатами, подарками и тому подобным.

Да-а. Российские туры это было что-то совершенно особенное. Не хочу особенно вдаваться в подробности, потому что многое из этого довольно личные воспоминания для всех участников группы. Но, если в общем и целом, приезд в Россию с самого начала заставлял тебя думать — так, нужно пристегнуться и держаться покрепче, потому что все происходит с просто космической скоростью, и начиналось это уже с двух часов утра и с первой открытой бутылки водки. А дальше уже пошло-поехало.

На самом деле я хорошо помню эти времена, потому что, когда вы в последний раз приезжали в Москву с Illwill, организаторы устроили перед концертом meet-n-greet, и я на нем тоже был.


Серьезно?

Да. Мы пообщались, фотографировались, вы мне подписали диски. Это было реально здорово, такой шанс, который я просто не мог упустить.

Еще хотелось спросить тебя о песне Upon the Highest Mountain, эпичной композиции в двух частях с первых двух альбомов. Что за история стоит за ней? Почему ты решил написать продолжение первой части?


Если бы я работал над этой песней сегодня, я бы не стал выпускать ее именно так. Меня нынешнего это заставляет немного морщить нос, потому что все это звучит как работа очень юного и наивного автора, старающегося создать что-то весьма эпичное. Но, в любом случае, это те необходимые шаги, которые тебе приходится делать на пути сочинителя. Мне кажется, большая часть истории и образов пришла из какой-то мечты, связанной с музыкой, что-то вроде того, чтобы стать известным и все в таком духе. Что-то, что родилось в тот момент изнутри и стало для меня вступлением в мир музыки.

Да, но при этом, это прекраснейшая вещь. Особенно часть из Headstones.

А что насчет проекта DJVL? Он когда-нибудь все-таки увидит свет?

Да. Я пока не знаю точно в каком виде, но, думаю, это произойдет, когда суета по поводу выхода нынешней записи немного уляжется. Потому что, с одной стороны, я чувствую себя довольно опустошенным, так как столько лет работал над этим диском, и вообще весь этот процесс, не знаю даже, как сказать, был настолько непростым, так трудно было все это собрать воедино, потребовалось так много энергии. Но в то же время, для меня эта работа стала в своем роде лучом света во тьме. Сейчас я просто хочу как следует выдохнуть, расслабиться на какое-то время, а потом продолжить работать над некоторыми, на мой взгляд, весьма удачными идеями, которых хватит на еще три-четыре новые песни, неплохо подходящие для проекта DJVL. Я более чем уверен, что весной или ближе к лету следующего года выйдет пара песен, думаю, в виде демо, выложенного в открытом доступе, например, на Youtube.

На многих промо-фотографиях тебя часто можно видеть с твоей милейшей таксой, Иваном. Можно ли его официально считать участником Lake of Tears?

Да, я бы с этим полностью согласился [смеется]. Это именно я и он, мы оба работали над этой историей за последние два с половиной года — все это время, пока он живет со мной. Он такой маленький, но при этом он так много значит в моей жизни. Да, Иван действительно очень хороший парень.

А какую музыку он любит? Есть у него особые предпочтения?

Да-да, на самом деле, ты не первый, кто об этом спрашивает. Он мне намекает, своим особым способом, что ему по душе немного более панковская музыка. Он ведь панк — по нему это сразу видно.

Из-за ирокеза?

Да, из-за ирокеза, но и не только. Когда он трясет головой, его шерсть сама по себе торчит как у панка, поэтому я полностью убежден, что он настоящий панк-пес, и ему хотелось бы больше подобной музыки. Но, в любом случае, думаю, он все равно весьма доволен тем, что у нас получилось.

Спасибо тебе большое за твои ответы, еще раз — для меня это был очень и очень важный момент. Что бы ты хотел сказать своим российским поклонникам, потому что, я уверен, большинство из них с нетерпением ждут выхода твоего нового альбома, для всех нас это все еще большой секрет, большие ожидания и надежды. Итак, чего бы ты хотел пожелать своим фанатам?


На самом деле, если честно, мне даже немного жаль, потому что, столько времени работая над этим альбомом, хотя бы на интервью мне очень хотелось бы услышать какие-то отзывы и мнения, и мне жаль, что ты пока еще не слышал всю работу целиком. Но для российских фанатов в целом я хотел бы передать очень большие слова благодарности. Спасибо вам всем. Это очень сложно описать, но одна из самых важных вещей в моей жизни, которая с каждым годом становится все важнее и важнее, это чтение всех этих невероятных слов от моих слушателей. Когда у меня бывают по-настоящему черные дни, просто прочитать какие-то из этих сообщений, что кого-то зацепила моя песня, как ты мне сам рассказал, двадцать, двадцать-пять лет назад, и что это настолько много для них значит и продолжает значить. И что люди до сих пор продолжают ждать, спустя столько лет. Это очень трудно выразить. Но я очень благодарен за это.

Понимаю. А по поводу отзывов, я слышал демо-версию песни "Destination", и, могу признаться, что с первых нот я сказал себе: Он на месте. И Lake of Tears на месте. Так что лично я довольно-таки уверен в будущем альбоме.


Да, я тоже могу сказать, что я уверен в этой пластинке. Я верю, что как минимум 99% фанатов группы по-настоящему полюбят этот альбом. Он отличается, но в нем есть что-то. Он глубже, в два раза глубже, чем все, что я когда-либо до этого делал.

Да, потому что Illwill, например, получил довольно неоднозначные отзывы, но несмотря на это лично для меня это все равно был диск Lake of Tears. Да, это была другая сторона Lake of Tears, темная, агрессивная, с налетом панка, но это все равно были Lake of Tears, и мне он понравился ничуть не меньше других альбомов. А порой, кажется, даже больше. Именно за это, кстати, я и люблю LoT, потому что альбомы всегда разные, и если бы мне пришлось бы выбирать для себя одну только группу, забыв про все остальные, мне бы вполне хватило музыки одних только Lake of Tears, потому что у них есть и романтичные грустные песни, и жизнеутверждающие бодрые песни, злые песни, песни заставляющие мечтать и задумываться, песни, под которые хочется рубиться на концерте: у LoT есть все. И это здорово — это, можно сказать, всеобъемлющий музыкальный опыт. Это не одна и та же песня много лет подряд.

Это приятно слышать, потому что именно такой я и хочу видеть свою музыку. И хоть мне и очень нравятся группы вроде Ramones и Motorhead и тому подобные, лично мне совершенно неинтересно писать одну и ту же песню снова и снова. Мне нравится каждый раз использовать различные элементы. Поэтому для меня эти слова действительно много значат.

Ну и самый последний вопрос. Как ты думаешь, существует ли хоть какая-то возможность твоего возвращения в Россию с концертами? Когда это все закончится...

Должен сказать, что исходя из того, что я вижу вокруг, ничего подобного на горизонте пока нет. Мне кажется, нам не нужно чего-то ждать и строить какие-либо планы, потому что если вдруг что-то все-таки произойдет, радости от этого будет куда больше.

Да,
Lake of Tears
будем просто надеяться. Спасибо тебе огромное еще раз. Было очень приятно с тобой поговорить, и я буду очень ждать твой новый альбом.


Спасибо и тебе. И очень советую посмотреть виниловый буклет, там очень красивые картинки. Это самый лучший вариант для ознакомления с альбомом, на мой взгляд.

Спасибо! И береги себя!

Беседовал Ярослав Селезнев-Елецкий


20 дек 2020
the End


КомментарииСкрыть/показать 5 )
просмотров: 4264




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом