Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Red



Не паникуйте!



Prologue
Red второй раз приезжают в Россию. В этот раз к концертам в Москве и Питере прибавился концерт в Екатеринбурге, а к концерту в Киеве прибавился концерт в Минске, в котором музыканты никогда не были. Перед концертом в Санкт-Петербурге нам удалось поговорить с одним из братьев-близнецов Randy Armstrong (бас и клавишные) и вокалистом Michael Barnes. Вопреки агрессивной музыке, сами ребята оказались очень общительными и доброжелательными.
Red
Группа встречает меня с улыбкой и приветствием на русском.

О, вы выучили несколько слов по-русски?


- Ну да, парочку. Стараемся. (Смеются)

Как вам на Украине и в Беларуси?

RANDY: Клево. На Украине мы уже были, а вот в Беларуси мы впервые...

MICHAEL: Красивый город.

RANDY: Да, красивый город, там очень милые люди… Когда мы приземлились в аэропорту, там было 7 или 8 человек, и
так же было и на Украине, и, когда мы приехали сюда, нас тоже ждали люди…

MICHAEL: Нас очень гостеприимно встречают.

Вашу группу сложновато найти в интернете из-за названия - RED - слишком много совпадений в поисковых системах. Как вам пришло в голову такое простое и очевидное название?

RANDY: Мы хотели, чтобы название было ярким, имело разные значения и чтобы оно было связано с той музыкой, которую мы пишем – с теми эмоциями, которые мы переживаем, с теми трудностями, которые испытываем. У людей красный цвет ассоциируется с яростью, с любовью, красный цвет - цвет любви… Ну и мы шутили, что это проще произнести нашему барабанщику… (смеется). Нам хотелось придумать короткое, легко запоминающееся и в то же время имеющее много значений, название.

Стилем вашей группы часто называют "христианский рок". Это что-то новое
Red
, особенно для нас в России. Как бы вы описали ваше направление своими словами?


RANDY: В Америке фэны дают стилям групп определения - это то, что дает им возможность чувствовать себя комфортно от знания, ЧТО они слушают, ведь понятно, что музыканты могут использовать разный язык или писать о вещах, которые…

MICHAEL: ...которые не нравятся христианам.

RANDY: да, которые не нравятся людям, поэтому они используют эти ярлыки, чтобы сказать, что…

MICHAEL: (игриво)...эта музыка безопасна для вас!..

RANDY: ...музыка безопасна для детей, ну и так далее. Вы знаете, мы смотрим на это так, что это наша вера, но мы её никому не навязываем, мы - просто парни, которые играют рок-музыку. И тэг, который используется людьми - “христианский” - говорит о том, что является частью нас. С точки зрения группы - это часть нашей жизни и это находит отражение в нашей музыке.

Что вы думаете о том, что сегодня религия слишком политизирована, начиная с осуждения Папой Римским книг о Гарри Поттере, благословениями церкви на войну и заканчивая открытой религиозной войной между мусульманским миром и всем остальным?

RANDY: Да, я думаю, что религия приводит к всяческого рода конфликтам

MICHAEL: Разобщает людей…

RANDY: Религия разделяет людей больше, чем всё остальное… я не знаю, каковы были
Red
их намерения, но... Скажем, в США несколько разных религий с несколькими системами вероисповеданий, каждая из которых описывает веру в одно и то же, что по итогу становится бессмысленным.

MICHAEL: То, из-за чего они ссорятся - это все детали. Мелочи, которые на самом деле не имеют значения.

RANDY: Одни религии сосредоточены, скажем, на одной части Библии - или того, что является частью их вероисповедания - а другая религия сосредоточена на другой части и верит, что эта часть самая правильная. Они тычут этим в лицо друг другу, и это вызывает конфликты. Но люди, которые ни во что не верят, атеисты, они видят все эти конфликты, которые происходят между разными религиями и не хотят быть частью этого, они видят все это дерьмо и расценивают его как ханжество.

MICHAEL: То, во что мы верим сами - это отношения. Не религия как таковая, а отношения - с Богом. Для нас это Иисус, и мы ничего не усложняем.

Обложка вашего нового альбома и его название может ассоциироваться с темой терроризма, которая сегодня очень актуальна в разных странах, от США до Норвегии...

RANDY: "Release the Panic", на самом деле - это призыв не паниковать, выбросить панику из головы. Мы критически поглядели на то, что происходит вокруг, те конфликты, которые происходят в мире - для нас проще всего, без сомнения, смотреть на то, что происходит в Штатах: наша
Red
страна сейчас очень разобщена, по разным причинам - политическим, религиозным… И это вызывает много страхов, паники, беспорядка, и всего худшего, что происходит в мире.
Мы говорили с нашими поклонниками о тех вещах, с которыми они сталкиваются и думали о тех вещах с которыми мы сами сталкиваемся и захотели сделать запись, которая бы убеждала людей: “Не паникуйте”, “Бог с нами”. Все просто. Вы знаете, люди пытаются всё усложнять, в своих жизнях, в прессе. В мире и так столько всего непонятного, а мы всё делаем еще сложнее, чем оно есть. Как сказал Майк, для нас всё сводится к простым отношениям, а отношения не могут быть здоровыми, если вы не работаете над ними. Так что мы пытаемся побуждать людей покинуть их привычную среду и вдохновить их на изменения. И это именно то, что мы хотели делать, когда организовали группу и начали гастролировать: вдохновлять людей на изменение ситуации к лучшему.

Из нового альбома вы убрали почти все симфонические аранжировки - часть вашего фирменного звука. Почему вы решили это сделать, и вернете ли вы их когда-нибудь?

(Улыбаются)

RANDY: Да, нам многие задают этот вопрос. Наши первые записи мы делали с нашим другом, продюсером Rob Graves, а в этот раз мы хотели сделать что-то новое. Вы знаете, я чувствую, что, если бы мы сделали одно и то же 4 раза подряд, людям стало бы скучно. Так что мы нашли нового продюсе
Red
ра для этой записи и изменили наши традиционные подходы к некоторым вещам - мы хотели уйти от кое-каких элементов, которые определили нас в прошлом и немного измениться. У нас есть пара песен, в которых присутствуют симфонические аранжировки - это то, что будет присутствовать в нашей музыке всегда, это то, что определяет нас, как группу, и многим это очень нравится. Опять-таки, в четвертой записи мы ушли от того, что делали ранее, а в пятой, я думаю, вы услышите гораздо больше привычных всем симфонических элементов.

MICHAEL: Забавно, что все это создает игру с названием альбома “Release the panic” - мы выпрыгиваем из собственных привычек, пробуя новые фишки.

RANDY: Многие поклонники паниковали, что мы изменимся...

MICHAEL: (испуганно вздыхает)

RANDY: ...и больше не будем звучать как раньше…

MICHAEL: ...но мы раздвигаем рамки и пытаемся выбраться немного из коробки, в которой сидим, при этом сохраняя наши симфонические штуки. Хотя если вы послушаете первые ммм… 5 песен, они однозначно совсем другие. Но нам понравилось записывать этот диск, он один из наших самых любимых. Мы все забаррикадировались в одном помещении в Лос-Анджелесе на 3,5 недели и это было для нас как лагерь группы - очень круто!

А есть ли что-то, что вы особенно хотите попробовать в вашей музыке в будущем?

RANDY: Я думаю, чт
Red
о для нас, как, наверное, и для любой другой группы, при сегодняшней ситуации с рок-музыкой - ну, посещаемость концертов снижается, и радиостанции США тоже особо не прибавляют - так вот, для нас, как группы, цель всегда была быть на волне с той музыкой, которую любят и покупают. Нам посчастливилось продать много наших записей в течение нашей карьеры, и мы продолжаем их продавать, обретая популярность в Европе. Это наш второй тур по Европе, с каждым новым альбомом количество наших поклонников растет, и некоторые вещи, которых не было раньше, происходят в этот раз. Мы еще сыграли только два концерта в этот раз, и уже видим изменения с момента прошлого тура: группа становится более популярной, так что, возможно, будем приезжать почаще. Мы просто хотим оставаться состоятельными как группа, предлагая поклонникам то, что они хотят услышать и считаться с этим, когда мы отправляемся в студию.

Слышали ли вы, что John Petrucci из Dream Theater назвал ваш альбом "Until We Have Faces" лучшим, по его мнению, альбомом 2011 года?

RANDY: Ага.

Он аннотировал его следующими словами: "Мне очень понравилось все в альбоме RED. Сами песни, исполнение и продюсирование - все абсолютно на звездном уровне!". Можете ли вы сами сказать что-нибудь подобное о каком-нибудь альбоме 2013 года?

RANDY: Хм, интересный вопрос!

(Смеются)
Red


RANDY: Эээ...Ну, во-первых, это честь услышать такие вещи от него. Dream Theater...

MICHAEL: ...замечательные музыканты!

RANDY: ...да, невероятные музыканты и выбор в пользу нашего альбома оказался для нас очень волнительным сюрпризом. Но, как я говорил, сейчас не так много можно предложить из нового, если мы говорим об американской рок-музыке. Много классных групп создают много классных вещей, но, опять-таки, новая музыка не может найти сегодня путь на радио, радиостанции в США возвращаются к старым записям, не давая новым группам никакого шанса быть услышанными. Нам повезло, что мы начали 7 лет назад, до того, как начался весь этот беспорядок и американская экономика начала скручиваться, попали на радио, продали много записей, начали гастролировать, сделали себе имя. Это нас и поддерживало последние 4-5 лет. А что до групп… датская группа Volbeat очень хорошо продвигается в Америке.

MICHAEL: Да-да. Мы с ними гастролировали.

RANDY: С этой группой нам очень понравилось выступать. Мы отыграли пару концертов вместе, и очень здорово видеть, что у них получается. Korn воссоединились (в группу вернулся Brian "Head" Welch - прим. переводчика).

MICHAEL: У них только что вышел новый альбом. Я еще не слушал, но зато слышал много хороших отзывов о нем…
Я не могу вспомнить, выходил ли новый альбом Muse в этом году или нет?

(Вместе с Randy) Нет.

MICHAEL: Точно, я купил его в прошлом году, но это один из моих любимых альбомов из тех, что выходили недавно. Пытаюсь вспомнить, минутку… кажется в этом году я даже и не купил ничего (улыбается).
RANDY: Думаю, многие группы сейчас пробуют что-то новое, и то, что мы заметили - это что люди не очень любят изменения. И, когда что-то меняется, люди… паникуют. Иногда они паникуют, пугаются, но в конце концов понимают: окей, это не так уж и плохо и успокаиваются, но многим изменения совершенно не нравятся. Ну, это как когда вы идете на свою любимую бейсбольную команду, вы хотите её видеть в той же униформе, что и раньше, а не в каких-то новых цветах. Здесь - то же самое.

MICHAEL: Точно.

RANDY: Они ожидают одно и когда получают другое... разочаровываются.

MICHAEL: Интересно попытаться побыть в той же лодке, что и наши поклонники, ну, вот эти наши первые три альбома, знаете, есть люди которым они реально полюбились, так что я вижу, откуда идет вся эта шумиха после выхода четвертого, всех этих изменений, и так далее…

RANDY: Я также понимаю, что ты не можешь впечатлить всех подряд. Если ты будешь пытаться впечатлить всех, окажешься убогим. Так что мы пытаемся делать то, что делаем.

MICHAEL: Как ты сказал, мы пробуем писать для наших поклонников, но мы также и пытаемся делать то, что вдохновит
Red
нас самих, как музыкантов. Я думаю, что это была еще одна причина по которой мы сделали эту последнюю запись, такой какая она есть: мы ХОТЕЛИ расширить себя, мы ХОТЕЛИ попробовать что-то другое, творчески попробовать новые вещи.

Какая музыка на вас больше всего повлияла? Есть ли какой-нибудь концерт в прошлом или будущем, на котором бы вы хотели оказаться?

RANDY: Мне очень нравятся Linkin Park, у них отличный тур.

MICHAEL: Да, сходить на Linkin Park - это шикарно. Было бы потрясающе на Rammstein. (Смеются). Мне нравятся эти ребята. Дайте соображу, что еще… Linkin Park, Muse...

RANDY: Foo Fighters…

MICHAEL: Foo Fighters. Много групп.

Опишите ваши концерты в качестве хедлайнеров в США. Сильно ли они отличаются от европейских?

RANDY: Да, можно так сказать, если исходить из того, что мы можем сделать на сцене. Мы не можем перевезти всё оборудование, которое мы используем в США. Профессиональные музыканты по большей части используют одно и то же оборудование, усилители, работают с одними и теми же компаниями, и всё прочее. Нам удалось и здесь найти многое из того, что для нас привычно, но что касается постановки - здесь все клубы разные, а в США для концертов у нас каждый раз один и тот же монтаж сцены, так что публика даже может предположить, что она видит один и тот же кон
Red
церт. Здесь же у нас, например, нет светотехника... И конечно, мы известны нашим пиротехническом шоу, которое мы организуем на открытой площадке, когда у нас концерты на большой арене и все такое, только все эти штуки достаточно дорогие, и тяжело их возить как основной элемент. Здесь, если мы доберемся до такой точки, когда будем играть на аренах или чем-то подобном, мы бы точно хотели сделать что-то подобное, но опять же, в Европе много отличий от Америки. На концерте в Европе, как я вижу, гораздо больше энергии, чем на американском концерте. В любом месте Европы люди с гораздо большей отдачей приходят на концерт и слушают группу, неважно какую, у людей есть страсть. А в США столько групп, столько концертов, столько мест куда можно сходить... Как мы говорим, все очень “насыщенно”, где бы вы ни оказались, будут тысячи и тысячи групп, и это приводит к ситуации, когда людей сложно впечатлить.

MICHAEL: Я бы сказал, что здесь чувствуется больше единства, потому что зрители дружат между собой, так что… Скажем, 2 дня назад, на концерте в Минске, там было, я думаю, штук 20 разных плакатов, которые они держали, и на всех было что-то написано - просто люди приходили группами. Ощущаешь, что люди больше объединены и они хотят прийти на концерт и зажечь, и реально хотят поддержать группу, поблагодарить ее.

RANDY: Ну, ну! У нас и в Америке были отличные концерты, так что ничего плохого не могу пр
Red
о нее сказать, но любая группа, которая была и там, и там, знает разницу. Любая американская группа, которая приезжает сюда, может рассчитывать на отличную публику - каждый вечер.

...И, конечно, все хотят знать, чувствуете ли вы какую-нибудь разницу между публикой в странах бывшего СССР и всеми остальными?

MICHAEL: Европа вся в целом - отлична. А Россия самую чуточку круче. Самую чуточку.

RANDY: Не, Германия еще более... как сказать... В германии очень любят рок, в России тоже, Москва - без вопросов...

MICHAEL: (перебивая) Но страсти в русских чуть больше.

RANDY: ...но в немцах другая энергетика. Они более… злые. По-хорошему злые. Это не праздник, как здесь.

MICHAEL: Короче, разница большая между США и Европой, но если оценивать от 1 до 10, то 11 будет у... России.

(Смеются)

Со всеми этими длинными турами, фестивалями, концертами ощущаете ли вы себя рок-звездами и чего, по вашему мнению, не хватает сегодняшней рок-музыке?

RANDY: Ну, я абсолютно точно не хотел бы заниматься чем-то еще. Мы любим то, что мы целенаправленно делаем. Мы не занимаемся тем, чем обычно занимаются рок-звезды… Есть такой стереотип, что как только люди становится рок-звездами, то возникает эта штука в стиле “sex, drugs, rock’n’roll”, но в нынешнее время этого не так мно
Red
го, как, скажем, в восьмидесятых. Группы сегодня пытаются выжить, гастролируя, это работа, это бизнес, ну, по крайней мере, с нашей группой мы делали именно так. Мы уделяем время нашим семьям во время гастролей - ведь и так их нечасто видим - так что не хотим куролесить где-то далеко от дома.

Возвращаясь к теме рок-звезд, есть всякие вещи, применимые и к нам. Скажем, люди хотят нас послушать, приходят на концерт и видят нас на сцене, но не видят всей подготовки, не видят, как мы туда добираемся, не видят наш недосып - прямо сейчас двое парней в гримерке спят на таких же диванах. Всяких не самых прикольных вещей много, но когда кто-то противопоставляет все это сидению в офисном пространстве, делая то, что он ненавидит - все сразу хотят быть рок-звездами. И нам повезло, что мы живем этой жизнью, я не знаю, сколько всё это продлится, но…

MICHAEL: Я скажу одну из своих любимых вещей о том, каково быть в этой группе или вообще быть в группе - нет, всё-таки в нашей группе: о том, насколько благодарными могут быть поклонники. В тот вечер, когда у нас прошел концерт, я вышел к поклонникам и много фотографировался, давал автографы, но они были так признательны - это можно было видеть на их лицах. И очень здорово слышать истории от фэнов о том, как твоя музыка помогает им или меняет их жизнь. Это то, что исходит от наших поклонников, и то, что все в группе очень ценят. Это то, что нас мотивиру
Red
ет продолжать писать песни.

Как вы обычно отдыхаете, если у вас выдается свободное время? Я видел вашу фотографию с футбольного матча NFL (Национальная Футбольная Лига, лига американского футбола), а что-нибудь кроме этого?

RANDY: О. Ну, трое из нас - отцы, так что мы проводим время с нашими детьми.
Майк, например, любит горный велосипед и катается на нем, делая всякие упражнения. Мне нравится куда-нибудь выбираться. Энтони - любитель собак, у него их несколько. А Джо недавно открыл компанию по производству футболок, он ей занимается, и она отнимает у него все свободное время. Но, как и все остальные, мы стрижем траву, куда-нибудь ходим, готовим ужин и встречаемся с друзьями и родственниками.

MICHAEL: Да, я люблю готовить, и люблю учиться чему-то новому, а так как YouTube сейчас повсеместен, очень легко теперь задаться вопросом, например “О, а как зажарить стейк?” и посмотреть как 10 разных людей делают это. В общем, люблю готовить, и, конечно, играю с детьми. А еще - я живу в Нэшвилле - я принимал участие в марафоне Нэшвилла, у которого расстояние - двадцать…?

RANDY: 26.2!

MICHAEL: ...26.2 мили (42.16 км – прим. переводчика), так что я активно тренировался, а также больше тренировался на велосипеде, ездя по дорогам. Я думаю, что хочу попробовать в будущем поучаствовать в каком-нибудь мини-триатлоне или чем-то п
Red
одобном.

RANDY: Майк еще дикий геймер.

MICHAEL: Да, я люблю видео-игры! Но я только в дороге играю (смеется), потому что дома моя жена будет меня пилить, говоря: “если ты дома - ты дома, никаких игр!” (Смеется).

Я посмотрел последнее шоу с Bear Grylls, под названием "Get Out Alive", где десять команд из двух человек соревнуются между собой, выполняя задания на выживание, которые им дает Bear - всякое скалолазание, поедание червей, и прочее. При исключении из игры учитывается взаимопомощь и поддержка друг друга. Вы все выглядите очень мужественно, не хотели бы попробовать поучаствовать в чем-то подобном? (Улыбаются)

RANDY: Уф, чувак. Мы совсем недавно обсуждали это в автобусе. Если кто-то принесет мне живого таракана и предложит его съесть… я сделаю это за миллион долларов. (смеются)
Я не знаю, делать такие вещи - это реальное испытание на мужество. Очень уважаю всех людей в таких шоу...

MICHAEL: А по мне так это зависит от того, сколько я спал. (смеются)
Я могу отреагировать в стиле: "Давай сюда, чего там!"

RANDY: Я думаю, лучше я просто посмотрю на всё это.

Интервью: Вахлов Владимир
2 дек 2013
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 1704




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом