Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Vildhjarta



Мы играем металл!



Prologue
Шведская группа Vildhjarta — прекрасный пример того, какими возможностями обладает Интернет: когда незаурядные личности находят точку соприкосновения, может родиться настоящая бомба. Настолько интересная, что её с ходу берет под свое крыло один из гигантов современной музыкальной индустрии — лейбл Century Media, а количество слушателей этой непростой, но по-своему чрезвычайно прекрасной музыки растет год за годом. Очередную планку группа без труда преодолела на чешском фестивале Brutal Assault, собрав на свое утреннее выступление гораздо больше людей, чем обычно просыпается в столь ранний час — это ли не лучший пример интереса к группе у публики?
Vildhjarta
Первый день Brutal Assault’а плавно перетекал в вечер. Мне пришла смска о том, что ребята из Vildhjarta наконец-то благополучно добрались до фестиваля, когда в лучах закатного солнца на сцене появились Ministry.
Мы договорились встретиться где-то около бара, но из-за огромного количества публики, проснувшейся и протрезвевшей к вечеру, куда-то добраться было практически нереально. После десяти минут отчаянных попыток протиснуться к месту встречи сквозь плотный строй металхэдов, многие из которых были как телеграфные столбы, особенно на фоне меня, я наконец-то увидела вывеску Jagermeister и милых полуголых девушек, готовых напоить им всех желающих. Кто-то коснулся моего плеча. Я обернулась — на меня смотрели пронзительно голубые глаза из-под капюшона толстовки, скрывавшей большую часть лица.

«Привет! А вот и ты!» — это был Daniel, один из вокалистов. Было очень шумно, и он знаками показал мне следовать за ним. Навык лавирования в толпе у него был развит намного лучше. Уже через
Vildhjarta
минуту мы добрались до фестивального бара, взяли ужасного фестивального пива и расположились на траве в зоне отдыха, подальше от шума и раскатов голоса вокалиста Ministry.

Daniel: Thall!

Thall! Кстати, что это все-таки значит?

Daniel: Thall это Thall. Это слово просто значит Thall! В любом языке и любой транскрипции (смеется)! Или, по-другому, это просто слово. Мы не можем никак его контролировать.

Ладно, ладно… Сколько же человек в группе? На промо-фотографиях centurymedia.com вас семь, а на сцене Brutal Assault’а я видела только шестерых… Кто лишний?

Daniel: Ха-ха! Да, нас много. Раньше было семеро, но весной мы расстались с Jimmie Åkerström’ом, так что теперь в группе только шесть человек.

Да-да, я помню его и его футболку на концерте в России.

Daniel: (Смеется) Он работает в салоне печати. Я думаю, ту футболку, с цитатами из Бойцовского Клуба, он
Vildhjarta
делал сам.

Почему он больше не в Vildhjarta?

Daniel: Он занят гитарными педалями сейчас больше, чем музыкой. Ну, и у него есть свои проекты.

А как ты попал в Vildhjarta? Чем ты занимался раньше?

Daniel: Я раньше играл в хоккей с шайбой. Но-о-о-о, я увлекался музыкой все больше и больше… Играл на гитаре, писал песни… Слушал металл. А потом в один прекрасный день в 2005-м году вышел "Catch Thirtythree" Meshuggah. Это полностью перевернуло мое сознание. Он так отличался от всего остального! Потом на форуме Meshuggah я постил свои треки и слушал очень-очень много хоум-записей таких же странных людей со всего мира. И однажды я наткнулся на запись Daniel'a Bergström’а… Мы списались по МSN и начали обмениваться идеями. Позже, где-то года через два, меня попросили присоединиться к группе в качестве вокалиста.

Два года? Немало.

Daniel: Ну да, у них был вокалист. А потом он ушел.

То, что ты в Vildhjarta сейчас, сильно изменило твою жизнь? Могу предположить, что музыка занимает все твое свободное время.

Daniel: Конечно, я сейчас жил бы другой жизнью, если б не примкнул к ребятам. Все мои эмоции и переживания делают меня тем, кто я есть. Просто в какой-то момент моя жизнь пошла в другом направлении. И музыка не занимает мое время, я выделяю его. Некоторые вещи, которые касаются организационных вопросов, когда ты крутишься в музыкальной индустрии, — они занимают твое время, да.

Что, кроме Meshuggah, на тебя повлияло?

Daniel: Metallica была первой группой, от которой я действительно фанател. Я стал больше увлекаться металлом. Ну а потом было много групп: Meshuggah, Deftones, Katatonia, Tool, Mars Volta, Sigur Rós. Я слушаю много разной музыки в последние годы — от металла до джаза, от фолка до блюза. Но металл, со всей его яростью и мощью, он больше всего подходит для самовыражения.

А фильмы? Тебя вдох
Vildhjarta
новляет кино?


Daniel: Да, я люблю хорошее кино. Я стараюсь подбирать фильмы под настроение, хотя иногда получается и спонтанно. Недавно я видел пару картин Андрея Тарковского, например.

О, каких именно?

Daniel: «Сталкер», «Солярис» и «Жертвоприношение». У него очень интересный и неоднозначный подход к созданию фильмов.

Как ты считаешь, где вы более известны — в Швеции или за ее пределами? Да, кстати, как тебе русская публика на концертах?

Daniel: Меня до сих пор удивляет тот факт, что у нас есть возможность путешествовать и исполнять нашу музыку. И мы определенно более популярны за пределами родины. Этим летом у нас было первое выступление на фестивале в Швеции, и мы были очень рады, когда поняли, сколько людей пришло на нас посмотреть. Было здорово. А русские очень дружелюбные и энергичные.

Почувствовал ли ты какую-то разницу между Санкт-Петербургом и Москвой?

Daniel: В Мо
Vildhjarta
скве было больше людей — думаю, раза в два. И они были более подвижные, что ли. А в Санкт-Петербурге меньше и все более расслабленные.

Что-нибудь забавное произошло в России?

Daniel: Не особо, мы слышали разные дикие истории от других групп. Но для нас все прошло гладко — Booking Machine потрудились на славу. Хотя у нашего барабанщика украли ноутбук на московском концерте. А, да, и мы нашли чей-то телефон на сцене после выступления. Я потом связался с его владельцем, но он уже купил новый и потерянный ему был не нужен (улыбается)! А, вот еще: мы же потеряли Jimmie на Московском вокзале в Санкт-Петербурге (смеется)!

Как так?!

Daniel: В этом весь Jimmie! Это уже не в первый раз. Он шел позади всех, когда мы вышли из поезда. А когда мы пришли в автобус, его уже не было! (опять смеется) Нас было 16 человек, как он мог нас потерять?! А, еще мы встретили парня из русской группы "MateriA", мы слушали их записи довольно часто в
Vildhjarta
те дни. Он пришел на наш концерт, и было очень здорово с ним познакомиться. Отличная группа, у них вышел миньон где-то в 2007-м году.

Хорошо. Расскажи мне кратко о концепции вашего альбома.

Daniel: (смеется) Мне нравится твое «кратко». Я постараюсь дать краткий ответ. Речь идет о скрытом и изолированных городе Måsstaden. Повествование идет в форме мифов, от лица главного героя, о нем и его антагонистах, об их борьбе. Наикратчайшая версия!

Значит, Måsstaden — название города!

Daniel: Да, это значит «город чаек».

А о чем трек «Traces»? Очень грустный. Он, по-моему, единственный с чистым вокалом?

Daniel: Да, это печальная песня. Это шестой трек из тринадцати, таким образом, это самый центр повествования, проходящего через весь альбом. Это история об антагонисте (одиноком скитальце), об его сомнениях и страхах, его отчаянии и разочаровании из-за утраты ценностных ориентиров. Е
Vildhjarta
го волевая амбивалентность не дает ему принять правильное решение. В общем, о моральной дилемме.

Что тебе самому нравится больше всего играть на концертах?

Daniel: "Shadow" и "All these feelings". Они действительно тяжелые, да и аудитория их отлично воспринимает.

А кто пишет тексты? Вы сейчас работаете над новым материалом?

Daniel: Я написал большую часть текстов для "Måsstaden", Vilhel присоединился к нам позже. Он проделал огромную работу, когда погрузился и понял "Måsstaden". Сейчас мы работаем над EP, тексты пишем вдвоем.

А как получается лучше — когда пишешь все сам или когда работаешь в команде?

Daniel: Не знаю, для меня хорошо и так, и так. Работа в команде очень мотивирует. Эта часть процесса, пожалуй, мне нравится больше всего. Мы много работаем, а потом получаем положительный отклик.

Мне очень нравится обложка "Måsstaden". Почти во всех
Vildhjarta
рецензиях на альбом, которые я читала, на нее обращали внимание. Кто автор?


Daniel: Rickard Westman (www.rickardwestman.com). Он поразительный человек и талантливый художник. Его изображения очень точно отражают нашу музыку.

Мы увидим его работу и на новом миньоне?

Daniel: О да. Макеты выглядят отлично. И он нас вдохновляет.

Я видела даты вашего тура на октябрь. Впечатляет!

Daniel: Это наш второй европейский тур, и мы не ждем многого, но, думаю, будет довольно весело!

А как же Америка и Россия?

Daniel: У нас был запланирован тур по Америке этим летом — фестиваль и 10 групп помимо нас. Но, к сожалению, фестиваль отменили. Так что мы в поисках. А в Россию, думаю, мы приедем, когда будут готовы новые песни.

У The Ocean был тур по всей России. Мне кажется, городов одиннадцать. Вы не хотели бы так же?

Daniel: Ну, если мы получи
Vildhjarta
м такое предложение, вероятно, мы согласимся. Но не ради путешествия или осмотра достопримечательностей (смеется), хотя это всегда интересно. Цель, конечно, устроить классное шоу людям на радость.

Площадка Brutal Assault’а — крупнейшая, где вы играли?

Daniel: Самая большая по аудитории, так точно. В Индии мы играли на большей по размеру сцене, но там было меньше людей — тысяч 5, думаю.

Какие мысли приходили в голову, когда ты увидел, сколько на вас собралось людей?

Daniel: Мы не поверили своим глазам, когда увидели толпу перед сценой, и это в пятницу утром! Мы были очень приятно удивлены, сразу загорелись. Было круто.

У Vildhjarta есть какие-нибудь особенные ритуалы перед выходом на сцену?

Daniel: Неа, ничего такого. Я делаю разминку, распеваюсь. Большинство просто ходит туда-сюда и ждет, когда уже можно будет пойти на сцену и начать рубиться! Раньше мы больше нервничали перед выступле
Vildhjarta
ниями. Теперь же мы гораздо спокойнее. Прогресс, да.

Вы играете кавер-версии?

Daniel: Нет, не играем. Мы шутили по поводу этого, но нет. Наша музыка и так довольно непростая, жалко тратить репетиционное время на каверы.

Я читала одно интервью с Calle, и там был вопрос: «Считаете ли вы Vildhjarta джентом?» Хочу тебя спросить то же самое.

Daniel: Для меня Vildhjarta — это металл. Для других — мы прогрессив или джент, или экспериментал, или черт знает что. Мы были частью этого движения, и у нас много слушателей — фанатов джента. Многие клеймят нас джентом — мне ни горячо, ни холодно от этого. Люди могут вешать любые ярлыки на музыку, так, как они хотят.

И напоследок хочешь сказать что-нибудь русским фанатам?

Daniel: Thall. Как это пишется по-русски?

Беседовала и задавала вопросы jull_lucas
26 авг 2012
the End


КомментарииСкрыть/показать 4 )
просмотров: 2799




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом