Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  Ведущий на свадьбув тамада на свадьбу в москве лучшие ведущие. register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Helloween



Я восточный человек в душе



Prologue
В преддверии российского тура Helloween/Stratovarius Михаэль Вейкат, бессменный гитарист Helloween, согласился дать эксклюзивное интервью для Russian Darkside. Возможно, впервые нам предоставилась возможность получить настолько развернутые и откровенные ответы на все наши вопросы от музыканта такого уровня. Михаэль всегда отличался непредсказуемостью ответов – и этот раз не стал исключением. Он подробно рассказал, чем отличаются выступления на польском Woodstock от остальных, чего ожидать российским поклонникам от концертов, о современной ситуации с лейблами, о телевидении, о чтении российских форумов и... о многом другом!
Helloween
Привет!

Привет!

Как там погода на Тенерифе?

Жарко. И хотя немного облачно, все равно так жарко, что я обливаюсь пОтом, сидя перед открытым окном.

Я тебе завидую, потому что в Москве дождь идет весь день.

О, Москва… Это очень энергичный город, который мне почему-то напоминает о старом Нью-Йорке. Я, конечно, не был в Нью-Йорке во времена его молодости, но я его всегда как-то так себе представлял.

Ну, во-первых, спасибо тебе большое, что согласился на это интервью. И первый вопрос: вы недавно играли на польском фестивале Woodstock. И каково это было, играть перед аудиторией в 500000 человек?

Да, их было даже больше. Мне сказали, что около 600 тысяч, а в таких вещах это большая разница. Обычно ты даже перед 100 тысячами не играешь, а тут почти 600.

Это просто невероятно. Что вы чувствовали, выступая перед такой огромной толпой, и как это отличалось от фестиваля Wacken?

Wacken – уже огромный фестиваль, но и он, и Dynamo, и даже Monsters of Rock кажутся мелочью по сравнению с Woodstock’ом. Я никогда до этого не выступал перед 600 тысячами зрителей, и это было волшебно. Знаешь, если бы не война, то я бы родился на севере Польши. И я чувствую, что я больше восточный человек в своей душе. И вот когда ты выступаешь там, то понимаешь, что Восточная Европа – очень цивилизованное место. Когда был Железный Занавес, они говорили много плохого о Востоке в СМИ, и никогда нельзя было сказать наверняка, что же там происходит. Сам я не считаю себя очень «западным» человеком. Я вырос на Западе, но всегда интересовался тем, что происходит на Востоке. По телевизору говорили много дерьма о Востоке, и мы смеялись над этим, но у нас тогда была демократия, и мы жили совсем по-другому. Вообще, меня немного расстраивает, что все так получилось в Европе тогда. И выступая на Woodstock’е, в том краю, где я бы родился, если бы не война и Стена, я чувствовал какую-то гордость. Там были и немцы тоже, но для меня не важно, какой национальности человек, на самом деле. Хотя люди разных национальностей отличаются друг от друга, не знаю, темпераментом или еще чем-то… Например, русские отличаются от англичан, но и те, и другие отличаются от австралийцев.

Ну, я не думаю, что русские так уж сильно отличаются от англичан…

Да, на самом деле, это не так уж важно. Знаешь, иногда посмотришь на русского и на немца, и разницы даже не видно, потому что, на самом деле, мы все – европейцы.

Мы смотрели интернет-трансляцию с Wacken’а, и у вас там в начале была какая-то пауза. Что тогда произошло?

Отрубилось электричество. Потом оно снова появилось, мы отыграли 30 секунд, и оно снова пропало.

Насколько сильно такие вещи сбивают вас, если происходят во время концерта?

Обычно, если ты профессионал, такие вещи тебя не заботят. Особенно помогает, если ты уже играл на таких фестивалях, а для нас это был уже третий Wacken. И до этого все проходило гладко. Опыт помогает. Возможно, бывает небольшой страх сцены, но на самом деле, не нужно бояться, потому что люди пришли туда посмотреть на тебя, потому что им нравится твоя группа. Ты должен испытывать гордость и быть счастлив. Я всегда так себя чувствую. Есть напряжение, потому что ты не хочешь облажаться, но если вы готовились, то с чего вы должны облажаться? Но в этот раз я немного вышел из себя. Когда это случается один раз, это нормально. Во второй раз это уже раздражает, в голову начинают лезть мысли типа «А может быть, кто-то специально это делает, потому что мы ему не нравимся?». Но ты все равно продолжаешь. Я помню, что решил не двигаться слишком активно по сцене, пока я не буду уверен в том, что электричество не отключится третий раз.

У тебя была долгая, насыщенная карьера, и вы работали со множеством лейблов. Теперь вы подписаны на Sony, правильно? Как ты думаешь, подходит ли вам этот лейбл, и как вы чувствуете себя на нем со своей музыкой? Довольны ли вы сотрудничеством?

Ну, немного жаль, что мы сошлись с Sony так поздно, потому что работать с ними двадцать лет назад было бы просто прекрасно, потому что их влияние и ресурсы были бы гораздо полезнее для нас в то время, когда мы только начинали. Даже EMI не могли поддерживать нас так, как Sony. BMG, например, проделали огромную работу по промоушену альбомов “Keeper” в Америке, но у нас тогда был плохой контракт, и мы получили с продаж очень мало денег. Так что, весь промоушен ушел в н
Helloween
икуда. А сегодня даже такая компания как Sony не особо помогает, потому что даже исполнители такого уровня как Мадонна, Кайли Миног или Леди ГаГа не продают и пятой доли того, что могли бы продать всего 10 лет назад. Тогда уже была проблема пиратского скачивания, но сейчас все стало еще серьезнее, и Sony может сделать все, что угодно, даже выпустить два миллиона дисков, но если люди не пойдут и не купят их, то это все равно будет бесполезно. И именно это сейчас и происходит.

Как ты думаешь, нуждаются ли вообще группы, как молодые, так и уже состоявшиеся, в лейблах? Многие группы распространяют свою музыку напрямую через свои веб-сайты, а некоторые даже диски не выпускают, предпочитая цифровые релизы.

Да, это один из способов, и, возможно, всем уже нужно к нему привыкнуть. Но молодежь, которая вырастет в будущем, даже не будет знать, что такое держать в руках виниловую пластинку… вот я даже сейчас посмотрю *отходит*. Вот у меня конверт из-под пластинки, а сама пластинка в проигрывателе. Это канадская группа, которая никогда не была особенно популярной, и это культовый альбом, который называется “City Walk”. Этот альбом я чуть ли не пятьдесят лет искал, потому что он очень редкий. А сейчас вы можете купить версию этого альбома на флэш-карте, и кто-то делает на этом много денег, потому что эта пластинка в свое время была чрезвычайно редкой. А группа этих денег никогда не получит, потому что деньги, которые я заплатил, пойдут дистрибьюторам, распространяющим множество таких альбомов на флэш-картах. Любой исполнитель может в течение своей карьеры подписать контракт, согласно которому компания звукозаписи вольна делать разные вещи с его альбомами. Например, в Интернете я видел, что наши альбомы “Keeper of the Seven Keys Pt. 1” и “Keeper of the Seven Keys Pt. 2” также были выпущены на флэш-картах в США. И вне зависимости от того, сколько альбомов мы продали в США (и я говорю все это, потому что Россия, как и США, большая страна, и я хочу подчеркнуть именно размеры) в виде этих карт, а на них обычно выпускаются альбомы, имевшие большой успех (потому что они не выпускают на картах редкие альбомы, в которых мало кто заинтересован), и обе части “Keeper” считаются таковыми, так что компания знала, что на этом можно сделать много денег, лишь небольшая часть которых пойдет группе. И вот такое никогда бы не происходило, если бы каждая группа распространяла свой материал через Интернет. И я не знаю, там наверняка есть какие-то коды доступа, или ты платишь при помощи PayPal или кредитной карточки. Молодые группы, которые, быть может, и не ставят себе цель завоевать популярность и заработать денег, в один прекрасный момент, через 5-6 альбомов, понимают, что быть музыкантом – это тяжелая работа. И если сначала они делают все только ради музыки, и когда у них появляется 5000 поклонников, это уже для них большая радость, то когда они становятся старше, им становится труднее поддерживать этот темп, и у них появляются семьи, дети (у меня самого нет детей, и я не собираюсь их заводить, потому что не люблю детей), домашние животные и так далее. А жена наверняка будет злиться, если мужик целыми днями сидит дома, пишет музыку и продает ее этим 5000 поклонникам, а не работает на нормальной работе, и тогда начнутся скандалы, потому что она скажет: «Какого хрена я вкалываю целыми днями, а ты плюешь в потолок и только делаешь свою сраную музыку?! Я плачу по всем счетам, содержу семью, а ты что делаешь?!». И тогда наступает день, когда группа начинает хотеть получать деньги за свою музыку. Мы выложили наш новый альбом “7 Sinners” на нашей MySpace-странице, потому что лейбл понимал, что его в любом случае будут скачивать из сети. И они, по крайней мере, хотели знать, сколько человек посетит страницу, чтобы послушать альбом, хотя мы пока еще не знаем, сколько их было. Но крупная компания как Sony может себе такое позволить, вложить деньги в наладку такой системы учета, а более мелкие лейблы – нет. У людей часто появляются грандиозные идеи, например, сделать надувные тыквы в качестве символики группы, но мелкий лейбл скажет: «Да, это отличная идея, но мы не знаем, где это можно сделать, и вообще, у нас нет на это денег». А Sony знает, чего хочет, и у них есть средства, чтобы этого добиться. Они вкладывают деньги в свои группы, и я уже видел множество распечатанных карточек с автографами, информационных бюллетеней и еще всякого-разного, потому что они думают, что мы важны для них. Я уже сказал им: «Окей, мы можем сделать для вас 2-3 альбома, но потом вы все равно расторгнете с нами контракт, потому что мы не сможем продать столько альбомов, сколько вы от нас ожидаете». Но они ответили: «Нет, этого не произойдет, потому что нам нужны группы и в средней
Helloween
части шкалы продаж, а у нас таких нехватка, поэтому вы нам очень хорошо подходите». И тогда я подумал: «Хм, они и правда хотят работать с нами». В общем, посмотрим, как пойдет дело. Но эта идея о распространении молодыми группами музыки своими силами через Интернет очень хороша, хотя здесь есть проблема организации платежной системы, и это очень важно, потому что сперва музыканты являются идеалистами, но потом понимают, что им нужно кормить семью. Поэтому неизбежен небольшой конфликт внутри группы, ведь сначала ты говоришь, что будешь распространять музыку бесплатно, потому что это рок-н-ролл, но другие рано или поздно скажут, что хотят иметь что-то с этого, да еще и фэны заявят: «А, так эти ублюдки хотят получать деньги за свою музыку?! Да я лучше послушаю другую группу, которой плевать на коммерцию». И так будет всегда. Поэтому нужно четко представлять, как вести дела в будущем, потому что скоро лейблов вообще не будет, они просто обанкротятся, потому что долго так продолжаться не может. Даже если у них будут подписаны такие крупные исполнители как Lady Gaga, они будут зарабатывать недостаточно, чтобы продолжать функционировать как компания. И винила тогда тоже не будет, потому что группе самой нужно будет обращаться на завод по производству пластинок и говорить: «А давайте напечатаем 100 экземпляров винила с того диска, который мы издали в интернете», а люди с завода им ответят: «Да без проблем, нужно всего 50000 евро». Ну и далее: «Но у нас нет таких денег!», и «Нет денег – нет пластинок».

Ну что, получается, дни CD-дисков сочтены? Вообще, сейчас группы стараются заработать на всем подряд, выпуская футболки, атрибутику, напитки, еду, даже презервативы, как недавно сделали Slayer.

Ну это нормально, если в тему.

Как ты думаешь, в наши дни это единственный способ выжить для групп? Получать деньги с того, что они делают, максимально использовать свою популярность?

Да, потому что группе, если она известна, и у нее есть, скажем, 200 или 400 тысяч фэнов по всему миру, нужно стараться как можно чаще выступать с концертами, а для этого нужен автобус, нужны деньги на гостиницу, нужны техники… И я, честно говоря, не знаю, как они будут делать это в будущем без той инфраструктуры, что мы знаем, которая, конечно, построена в условиях капитализма, но с другой стороны, знаешь, бесплатно ничего не бывает и не работает. Возьмем, например, Muse, потому что я их большой поклонник. Я даже поверить не могу, что они стали настолько популярны, потому что я думал, что средства массовой информации попытаются их «приглушить», так как они выступают с критикой, и их тексты… ну, возможно, люди в правительстве не хотят, чтобы о таком говорили публично. И обычно такие группы стараются подавить, неважно где, будь то в России или в США. Вообще, в больших странах, несмотря на различия в культурах, обычно происходят одни и те же вещи. Ну так вот, возможно, даже такая популярная группа не сможет поехать с концертами на другой континент, потому что, скажем, в мире просто иссякнут запасы нефти, у нас больше не будет реактивных самолетов, но и у самой группы все равно не будет денег, чтобы оплатить перелет даже на несуществующем самолете. Я слышал, что уже через 25-30 лет нефти в мире не останется, а это совсем небольшой срок. А сколько уже существует рок-н-ролл? Скажем, с 1955 года. Прошло не так много времени, всего 60-70 лет. В те времена, если ты интересовался музыкой, то открывал для себя сперва Элвиса, потом The Beatles, The Who, Deep Purple, Led Zeppelin… всегда были важные, знаковые исполнители… сейчас вот у нас есть Muse и Lady Gaga. А если через 30 лет бензина уже не будет, то как летать? На дирижаблях? И вот вы потом три недели летите на другой континент, и играете там бесплатно? Ну, я знаю, что есть такие группы, например, кажется, 30 Seconds to Mars, поклонники которых сами все организовывают. Они приезжают на концерт, а там уже есть и стойка для продажи мерчендайза, свет и звук налажены, то есть, все уже сделано фэнами. Ну, в таком случае, полет на дирижабле и все такое можно устроить, если у тебя есть достаточно преданные поклонники. Тогда это возможно… но я не знаю, многие ли решатся на такое.

Держу пари, Австралии будет хуже всего, потому что это будет очень долгий перелет, из Германии в Австралию, например.

Еще я думаю, с какого-то момента это начнет окупаться для фэнов, которые так делают, но это все будет чертовски трудно организовать. Одно дело, если у вас есть менеджер, который делает свою работу за деньги, и совсем другое, когда у вас есть, скажем, 12 фэн-клубов в одной стране, и поклонники хотят увидеть вас на концерте, - тогда
Helloween
нужно провести переговоры с 12 разными сообществами, чтобы выступить в каждом городе. Нужно все обсудить с каждым из этих фэн-клубов, оговорить условия… честно говоря, я бы не хотел жить в таком мире. Я предпочту то, к чему привычен, но раз ты спрашиваешь меня, чего ждать в будущем, когда группы распространяют записи через Интернет… Мне даже не хватает воображения, чтобы представить себе это все… но у меня хватает фантазии, чтобы представить, кто у кого будет красть деньги.

Окей… Кстати, что касается подавления, - у вас есть клип на песню “Dr. Stein”. Его когда-нибудь показывали по телевидению? Может ли такая группа как Helloween попасть на ТВ, или это некое табу для металл-группы?

Я не знаю. Это не так уж важно, на самом деле. Обычно ты снимаешь видео, чтобы поклонники посмотрели его на You Tube или где-то еще в том же духе. Думаю, так оно распространится даже шире, чем через телевидение. Сейчас телевидение уже не так важно, как раньше. Я вообще его не смотрю, но у меня есть много друзей, которые целыми днями торчат перед телевизором и знают каждого сраного комика и каждый вонючий сериал, а я ничего этого не знаю, потому что меня уже тошнит от телевизора. К тому же, из музыки там сейчас только рэп. Мне не интересно смотреть на всяких пальцующих типов, во мне это даже пробуждает агрессию. А эти ток-шоу? «- Ох, знаете, кажется, мой хомяк вчера заболел… - Ой-ой-ой, какой ужас! А как зовут вашего хомяка?». И тут камера переключается на хомяка, который чего-то там пищит. На телевидении сейчас столько отстоя, и когда я смотрю на все это, то чуть ли в депрессию не впадаю. Потом тебе говорят: «А сейчас этот хомяк отмочит клевую шутку!». И вот тебе только стало хоть чуть-чуть интересно, но в этот момент начинается реклама на 25 минут, за которые можно пойти и сделать себе кофе или потрахаться с подругой. А потом хомяк «отмачивает» - тупо смотрит в камеру и кивает. И вот этого говна ты ждал 25 минут? И вот ты думаешь, что потратил впустую столько времени, хотя мог бы зайти на 20 порносайтов в Интернете и скачать 10 порно-роликов, или мило пообщаться по телефону с мамой или подружкой… а ты просрал это время, сидя перед безмозглым ящиком! Я просто так устал от того, как они играют со зрителями каждый день, что больше не смотрю телевизор. А еще есть новости. «Бла-бла-бла… в одной маленькой африканской стране новый президент, потому что предыдущего замочили… бла-бла-бла… а теперь о футболе». Да я срать вообще хотел на этот гребаный футбол! Мне кажется, ему вообще не место в новостях! Пусть говорят о нем в ублюдочных спортивных передачах. На кой хрен он вообще в новостях?! Они 5-10 минут рассказывают о том, что происходит в мире, а потом столько же времени – о гребаном спорте, который меня не интересует. Потому я переключаю на французский канал, а там показывают войну, которая идет где-то в мире. Танки стреляют, люди гибнут… но на немецком ТВ этого нет! Почему они мне не рассказывают об этом? Эммм… черт, я, наверное, перебрал с кофе (смеется).

Нет, все нормально. Ну что ж, в конце концов, Интернет дал вам свободу. Вы не зависите от телевидения и можете донести все, что вам нужно, до фэнов по всему свету, будь они в Индонезии или Непале.

Да, так мы можем показать всем, каково было наше выступление на Вудстоке или на Вакене… и никаких хомяков и африканских президентов, которые никому не нужны. А новостные агентства типа Reuters… ну это немного другое дело, потому что их журналисты рискуют жизнью, делая свои репортажи. «- Как там дела, я слышу, стреляют? – Да, идет обстрел, но меня пока еще не убило… бах!», что-то в этом роде. С этим всем можно ознакомиться в политических журналах, у которых часто есть свои веб-сайты, где можно смотреть видео. И если эти новостные агентства не будут поддерживать свою деятельность, то мы не будем знать, что происходит в мире, будем жить в глуши, другими словами. Да, Интернет дает определенную свободу, но я боюсь даже представить, что будет, если цивилизация скатится в хаос. Сейчас у нас есть правительство, которое обеспечивает наше нормальное существование, потому что мы ходим на работу и не боимся, что нас застрелят при выходе на улицу… это и есть цивилизация. И это хорошо.

Давай поговорим о вашем юбилейном альбоме “Unarmed”. Чья это была идея – записать такой альбом классических вещей в новых аранжировках, и не было ли по этому поводу споров внутри группы?

Ну, мы сделали этот альбом, прежде всего, для себя самих, и может быть, для фэнов, которым он может понравиться. Просто спустя 25 лет у нас появилась возможность сделать это, и доказать людям, считающим, что металл-группы ни на что иное не спосо
Helloween
бны, что мы можем и вот так. Мы вовсе не хотели срубить на этом альбоме кучу денег или попасть с ним на телевидение, потому что это было бы наивно и глупо. Мы уже пробовали такое с альбомом “Chameleon”, но это не сработало, потому что на ТВ даже больной хомяк более знаменит, чем группа с отличным альбомом. Просто мы хотели испробовать многое за свою карьеру. Что-то мы уже сделали, что-то нам только предстоит. Например, альбом “Chameleon” был сделан металл-музыкантами, которые хотели в определенной степени попробовать иной подход. Ну еще и возраст… Мне уже 49 лет и я знаю, что способен на многое. Я могу писать и поп-музыку, и я этим занимался в своей школьной группе до Helloween. Ты вовсе не обязан играть только металл, но многие группы зацикливаются именно на этом. Я же всегда хотел делать разные вещи. Нельзя застревать в одной нише на все время, потому что в какой-то момент ты понимаешь, что больше не способен ни на что другое. И вот ты хочешь сделать поп-версию “Future World”, пытаешься, но осознаешь, что у тебя ничего не получается, потому что ты просто-напросто забыл, как делать такие вещи. И тебе приходится обращаться к тому, кто может это сделать, если тебе нужен качественный результат. Люди со стороны могут говорить «Ох, да же это же металлисты! Helloween – дьяволы во плоти, рубят сатанинскую музыку!», и вот как раз в качестве ответа таким людям мы и выпустили этот альбом. Такой диск, который ты можешь подарить своей бабушке и сказать: «Ба, это металлисты, но они умеют писать и классную поп-музыку, которая даже тебе понравится!». Мы хотели доказать, что пишем хорошие песни, которые отлично звучат и в поп-обработке. Мне, например, не нравится идея с детским хором в “I Want Out”, но Чарли Бауэрнфайнду, нашему продюсеру, она пришлась по душе, а у некоторых парней из группы есть дети. Ну, Олли больше не в группе, но у Энди Дериса есть сын, так что они захотели детский хор в этой песне. Ну, я спросил: «А нам реально нужен там такой хор?», но они ответили: «Конечно, это же круто!», так что мне пришлось заткнуться… ну и в результате там теперь этот хренов детский хор. Я с этим ничего не мог поделать, потому что этого хотели ребята, и не только они, но и наш менеджер, и люди с лейбла, все, у кого есть дети, так что…

Но мне кажется, это была отличная идея. А можно ли в будущем ожидать от вас чего-то в этом духе?

(смеется) Только если 500 тысяч фэнов попросят нас об этом. Вообще-то, после тура в поддержку “Gambling with the Devil” мы с Энди думали, что если поп- и классическими аранжировками будут заниматься профессионалы, то это не займет много времени. Немного наивно, потому что процесс занял почти год, и это был один из самых долгих периодов продюсирования в нашей карьере. Очень многое произошло за это время: работа с симфоническими оркестрами, с аранжировщиками и тому подобное… Это была большая работа, но не все в группе были вовлечены в нее, и поэтому появились наработки для “7 Sinners”, кто-то сходил в отпуск. Были и другие споры, например, менеджер предложил сделать акустический альбом, но Маркус не согласился. Мы хотели делать все спокойно и постепенно, и думали, что будет не так сложно сделать аранжировки для старых песен, но потом все разрослось, и наш продюсер говорил: «Это классно, но давайте добавим еще вот это, и вот то, и саксофон», а потом добавились синтезаторы и симфонической оркестр, и все стало таким грандиозным. Никто этого сначала не ожидал, и у нас не было особой концепции. Мы просто выбрали песни, и обсудили то, какими мы хотим их видеть в общих чертах, вот и все. А потом половина фэнов сказала: «Я ненавижу этот альбом!». Но мы этого ожидали. Может быть, через 30 лет, когда мы будем летать на дирижаблях, и наши фэны состарятся, и у некоторых из них будут знаменитые больные хомяки, они скажут: «Эй, я только что послушал альбом “Unarmed”, и не могу понять, почему я тогда нес такой бред, ведь он очень крут, и я его обожаю!». Такое может случиться, и я буду очень рад этому. Если доживу.

Если говорить об альбоме “Chameleon”, не кажется ли тебе, что слушатели его недооценили? Или он просто не нашел своего слушателя тогда? Потому что этот альбом – один из моих любимых, и при каждом прослушивании он открывается мне с новой стороны.

Когда он вышел, это была катастрофа, потому что фэны не хотели слышать такое. Тогда-то мы и поняли, что время 70-х ушло, потому что наши любимые группы, типа Queen, The Beatles, Led Zeppelin и прочие, считались гениями, потому что могли запросто изменить свою стилистику, и фэны говорили: «Черт, этот альбом совсем другой, но нам он нравится!». Но с нами этого не случилось, потому что 70-е закончились. А мы все еще душой пребывал
Helloween
и в том времени, не осознавая, что современные поклонники скажут: «Фу, нам не нужно такое говно». И внезапно на концерты начало приходить всего по 500 человек, и то, в надежде, что мы будем играть старые вещи. А если мы играли вещи с “Chameleon”, люди начинали уходить, и мы оставались практически в пустом зале. Это был просто кошмар. После этого нам пришлось призадуматься и сказать себе: «Хмм, возможно, нужно снова начать делать хэви-металл». Может быть, он и был недооценен, но это было так давно… вот тебе сколько лет было, когда он вышел?

Ну, я услышал его гораздо позже.

Может быть, поэтому ты так боготворишь этот альбом. Взять, например, The Who и их “Tommy”. Они играли эту вещь на фестивале на острове Уайт, и по реакции людей видно, что они ни черта не понимают. У меня есть это видео. Никто из 100-тысячной толпы не понимал, что творится. Они не знали ничего о фильме, который должен был последовать за этим. Да, некоторые говорили: «Как это круто!», но большинство задавало вопрос «Что это за херня? Мне надо выпить». В общем, чтобы понять некоторые вещи, требуется время. Или вот, например, Uriah Heep и их “Magician’s Birthday”. Если бы они играли его на концертах до того, как он вышел, люди, может быть, приняли бы эти песни, а может быть, и нет. Я бы даже сказал, что, скорее, нет. Так что им приходилось играть “Easy Living”, “Bird of Prey”, вещи, которые поклонники знали. А если бы они сходу играли песни с “Magician’s Birthday”, фэны бы ни черта не поняли. Вот так и у нас с “Chameleon” получилось.

Но может быть, время пришло, и вы снова начнете играть песни с этого альбома на концертах?

Такое может случиться, если, например, Саша или Дэни скажут: «О, вот это крутые песни, давайте играть их на концертах!». Так было с “A Handful of Pain”. Мы начали играть ее, потому что Саша решил, что это отличный концертный трек. Никому из старых членов группы такое и в голову бы не пришло. Так что, если Саша придет и скажет: «А почему бы нам не сыграть вот эту песню с “Chameleon”?», мы, возможно, это сделаем. Вообще, это хорошая идея. Может быть, сейчас уже пришло время для этого. Но может получиться и так, что мы начнем играть “Giants” или “First Time”, а люди скажут: «Фу, какая скукотища», так что ничего нельзя сказать наверняка.

А почему, вообще, вы не играете многие песни вживую? Например, песни с “7 Sinners” или “Perfect Gentleman” так и просятся, чтобы их играли на концертах, но вы предпочитаете играть вещи с “Keepers”.

Ну, просто фэны всегда хотят слышать старые вещи, с альбомов, которые вышли во времена их молодости. Приятные воспоминания, и все такое. Но есть и люди, которые хотят слышать песни только с новых альбомов. А есть и такие, чей любимый альбом – “7 Sinners”, но они все равно будут недовольны, если мы не будем играть старые песни. Кроме того, во многих песнях есть сложные партии, которые нужно долго репетировать. Например, “Mr. Madman”. Некоторые куски оттуда я постоянно лажаю, так что мне приходится репетировать их 1-2 месяца перед исполнением вместе с Сашей. Конечно, я стараюсь изо всех сил, но, правду сказать, Саша играет на гитаре гораздо лучше меня. У него более прямая и точная манера, он гораздо более техничен, и он может делать такие вещи, которые я просто не смогу сделать никогда. В южноамериканском туре мы пытались сделать что-то такое, сидели вместе и пробовали, и наконец Саша сказал: «Нет, это недостаточно хорошо», и я ответил: «Извини, но я просто не могу играть лучше, даже спустя несколько месяцев практики». Тогда он предложил отказаться от этой вещи, и я согласился, но заметил, что тогда нас все будут обвинять. Что касается “Perfect Gentleman”, то это песня, которую нужно орать. Там нужна очень агрессивная техника пения, и мы уже исключили эту песню из сет-листа, потому что Энди постоянно убивал свой голос, исполняя ее. Да, мы ставили ее в самый конец, но на следующий день у него дико болело горло, и мы говорили ему: «А это все потому, что вчера ты так дико орал “Perfect Gentleman”». Он, конечно, отвечал, что ему это нравится, но ведь голос-то все равно страдал. Иногда из-за этого приходилось отменять следующий концерт. И я даже не понимаю, как современные группы с их гроулингами, хрюмблингами, шмумблингами и прочими –ингами делают это, но мы так не можем. Видимо, мы слишком стары для этого. А еще мы не играем их, потому что они слишком быстрые, и это большая нагрузка на коленные чашечки барабанщика, и я не шучу. У Ули были эти проблемы, когда в турне в поддержку “The Dark Ride” мы играли “Heavy Metal (Is the Law)” и “How Many Tears”, и он часто говорил: «Черт, а нам обязательно каждый раз играть “Ho
Helloween
w Many Tears”? У меня от нее ноги болят», и тогда я сказал ему: «Ладно, но давай лучше выкинем “Heavy Metal (Is the Law)” и оставим “How Many Tears”», и он согласился. Но когда ты играешь 4-5 концертов подряд, и за год набирается более сотни, то нужно осторожнее подходить к этим вещам. Нам очень нравится Дэни в качестве барабанщика, у него мировой уровень и все такое, но то, что мы делаем, весьма экстремально. Бывают случаи, когда группы разваливаются из-за таких проблем. Вот есть, например, эти шведы… как их… сейчас гляну… Soilwork, да. Когда я услышал их первый альбом, я сказал себе «Вот это да!», но я знал, что не хочу играть такую музыку, потому что это слишком большой стресс. Я говорил всем в Helloween, что не хотел бы играть в Soilwork, потому что такие нагрузки – это слишком. И тут появляются новости о том, что от них ушел ударник, сказав, что с него хватит. Видишь, я говорю все это тебе, а поклонники потом могут сказать: «Фи, да эти Helloween – дохляки какие-то», но это не так, потому что мы до сих пор делаем то, что делаем, каждый день. И мы стараемся отыграть каждый концерт на 100%, несмотря на дождь, снег, ветер, вонючие автобусы, вшивые гостиницы, болезни, и мы все еще живы. Поэтому я говорю, что нужно подходить к этому разумно. Знаешь, я читал некоторые русскоязычные форумы, используя переводчик Google, и мне всегда интересно узнать, что люди думают обо мне. После интервью приходилось читать и что-то вроде «Да этот Вайкат – высокомерный говнюк и диктатор, слышали, что он говорит? Тоже мне, пуп земли выискался», и это нормально. На самом деле, я не такой, и я не мню слишком много о себе, но я знаю, что даже после этого нашего интервью люди могут перевернуть мои слова с ног на голову. Я не знаю, почему такие люди так поступают. Я просто что-то говорю, что-то делаю, и я просто не понимаю, как можно так сильно ненавидеть кого-то, кто столько всего сделал для группы за все эти годы. И если бы я ушел из группы, и вместо меня взяли Тимо Толкки, эти люди радовались бы, что такое говно как Вайкат больше не играет в Helloween. И это странно, потому что потом ты заходишь на другой русский форум и читаешь о себе только хорошее. Поэтому иногда думаешь: «А почему тут нет хэйтеров?» или «А почему здесь нет никого, кто меня понимает?», так что все это для меня немного странно. Ну, у вас большая страна.

Да, действительно. Еще один вопрос по поводу «Mr. Madman” – почему вы решили продолжить именно эту тему, а не “Dr. Stein”, к примеру?

Ну, потому что это песня Саши, а у него бывают интересные идеи, например, играть на концертах “A Handful of Pain”, чего мы бы сами по себе никогда не сделали, или сделать вот такое продолжение “Perfect Gentleman”, и я думаю, что это классная мысль. Потому что за свою карьеру мы работали со многими людьми, и через группу прошло много музыкантов… ой, тут пришел кто-то ко мне, пойду открою, погоди немного *удаляющиеся шаги*. Вот и я. Да это к соседям пришли, а нас тут у всех звонки одинаковые, так что, когда окно открыто, и не поймешь, в чью дверь звонят. Так вот, у Саши бывают выдающиеся идеи, и я очень рад, что он в нашей группе, потому что он похож на меня в этом отношении. Я тоже, бывает, могу чего-нибудь учудить, например, решить воткнуть в песню партию флейты, вот и он такой же, и оттого мне очень нравится с ним работать. Некоторые люди мыслят очень стереотипно, и с ними скучно работать, а вот с Сашей все совсем по-другому.

Что касается твоего вклада в музыку – мне вот кажется, что практически на всех альбомах наиболее позитивные песни написаны тобой. В чем секрет? Это прекрасная погода Тенерифе так на тебя действует? Или есть еще какой-то рецепт?

Просто я думаю, что в мире и так хватает негатива. Взять, например, гОтов, - я против них ничего не имею, они могут заниматься, чем хотят, но я лично люблю развлекаться и хорошо проводить время. Но люди говорят мне: «Как ты можешь быть таким счастливым? Только посмотри, что творится в мире! Серийные убийства, больные хомяки…». И тогда я отвечаю: «Ну, мне нравятся комедии и всякие прикольные вещи, и мне не нравится темная тематика, потому что это ни хрена не круто». Каждому свое. Некоторые любят рычащий и ревущий вокал, повествующий о зле, ну а мне нравятся хорошие мелодии, которые люди запомнят, - мне кажется, это более стильно, да и вообще, я старый поклонник The Beatles, так что извините. Я родился в 1962 году, и в то время такой вещи как хэви-металл еще не было. Тогда были свинг-бэнды, струнные квартеты, поп-музыка – это было мелодично. А если сейчас включить радио, что там? Больные хомяки и бормочущие рэперы, и это нихера нельзя назвать музыкой. Возможно, это звучит круто, и заставляет тебя
Helloween
чувствовать себя крутым, так что, если на тебя кто-то наедет, ты просто ответишь: «И чо?! Да мне плевать!» и будешь думать, что это круто, но на самом деле, это не так.

В буклете “7 Sinners” упомянута песня “Come Rain or Shine”. Будет ли она когда-нибудь выпущена в качестве бонус-трека или еще в каком-то виде?

Я надеюсь на это. Она еще не закончена. Я не успел ее дописать, потому что время поджимало. У Саши и Дериса тоже есть еще несколько треков. Мы записали еще четыре песни, которые не вошли в альбом, потому что в какой-то момент поняли, что у нас более чем достаточно записанного материала, и что нам нужно приступать к микшированию. Я даже не знаю, как ты заметил там упоминание об этой песне, потому что даже я этого не видел.

Это на оформлении альбома, которое было представлено еще до его выхода.

Хм, интересно. Я и не знал об этом. Возможно, ты нашел это все на каком-то русском пиратском сайте, а? (смеется).

Ну да, страна нелегального скачивания, так Россию охарактеризовал один мой знакомый из Бельгии. Кстати, насчет тыкв, которые снова присутствуют на вашем альбоме – кто автор всего этого? Это его видение, или замысел группы?

И то, и другое. Он старый фэн Helloween. Он посещал наш старый форум под ником FatherTime. В спорах на форуме он всегда заступался за нас, потому что люди часто судят о вещах, о которых судить не могут, так как не знают, что именно происходило в группе в тот или иной момент. Он был тинэйджером, но многие считали, что он старше. И вот как-то раз я написал ему и поблагодарил за один комментарий. А он сказал мне, что увлекается комиксами и мультипликацией, и прислал мне кое-какие свои работы. И всякие безумные мультяшные вещи получались у него лучше всего. Он приложил руку и к оформлению “Gambling with the Devil”, и вообще у него все время были разные хорошие идеи. Некоторые думали, что такие вещи не подходят для обложек хэви-металл-альбомов. А потом мне показали оформление, и я спросил: «А где тыквы?». А они ответили мне, что их нет, и уже слишком поздно с кем-то связываться по этому поводу, потому что альбом уходит в печать на следующей неделе. Но я подумал, что раньше у нас были всякие прикольные тыквы на каждый трек, и нам без них не обойтись, так что я связался с этим парнем по электронной почте и попросил его придумать что-нибудь по этому поводу. Ну вот он и сделал все, и сделал на «отлично». И я надеюсь, что он будет помогать нам в будущем. Художник, который делал все это, скажем, для альбомов “Keepers”, работал на добровольной основе. Он предложил нам эту идею с забавными мультяшками и воплотил ее, но в какой-то момент у него перестало хватать времени на такие вещи. Он сказал, что не против, если это будет делать кто-то другой, если новые работы не будут в точности копировать его стиль. И когда Маркус FatherTime нарисовал несколько тыкв, очень похожих на работы предыдущего художника, мне пришлось сказать ему, что они просто обалденные, но их все же нужно переделать. Но он справился. Такая вот история.

У вас тур со Stratovarius, который задумывался как несколько концертов, но потом перерос в полномасштабный тур, в котором обе группы презентовали свои новые альбомы. Отличаются ли такие совместные туры от сольных выступлений?

В некотором смысле. Наши совместные туры с Gamma Ray и Stratovarius отличаются тем, что мы отлично знакомы с ребятами из Gamma Ray, а вот с музыкантами Stratovarius мы не были знакомы вовсе. Но потом мы поняли, что очень похожи друг на друга, да так, что задумались: «А нет ли какого-то специального шаблона, по которому лепят музыкантов из мелодик-металл-групп?». Во время такого тура ты все время тусуешься с музыкантами других групп и узнаешь о них всякие интересные вещи. У кого-то был знаменитый дедушка, кто-то большой поклонник футбола и другие вещи… и это чертовски интересно. Йенс Йохансон, например, много рассказывал о своем опыте работы с Ингви Мальмстином, и очень сердился, когда понимал, что я чего-то не знаю. А как-то раз я купил в магазине маленького желтого утенка-пищалку для ванной, и Йенс спросил меня, где я его взял. Я ответил, что купил вон в том магазине, и что это был последний. И Йенс опять рассердился, потому что ему нужен был такой утенок, чтобы нацепить его на свой синтезатор, а я купил последнего. И он ведь говорил правду, - ты знаешь, что теперь у него на клавишных синий утенок, которого ему подарили фэны? А главное, он несколько дней был зол на меня, а я все не мог понять, почему. Оказывается, ему правда был нужен этот утенок, но сказал он мне об этом лишь спустя несколько дней. Было так прико
Helloween
льно, когда я увидел утенка у него на синтезаторе и сказал: «О, теперь у тебя тоже есть такой!», а он прорычал: «Да, но он СИНИЙ!!!».

А как вы приходите в себя после крупномасштабных турне?

Иногда в туре бывают промежутки, несколько дней или даже неделя, когда ты можешь расслабиться и подготовиться к следующей части. Некоторые музыканты любят постоянно находиться в дороге, но я не могу сказать такое о себе. То есть, когда я играю на сцене, это прекрасно, но самое паршивое – это время в пути, потому что иногда тебе плохо, иногда у тебя понос, иногда ты простужаешься, в общем, чувствуешь себя ужасно. Иногда приходится мокнуть под дождем, а иногда даже посрать негде. Бывает, не хватает времени для сна, и ты боишься, что уснешь прямо во время выступления. Иногда негде постирать одежду, и ты выходишь на сцену, воняя, а если у тебя еще и понос, то ты боишься в прямом смысле слова обосраться, играя соло… в общем, неприятных моментов достаточно много. Но помимо этого есть и много приятных вещей. Вообще, все зависит от твоего отношения. Если ты пессимист, то ты будешь чувствовать себя все хуже и хуже, и в таком случае, быть может, тебе вообще не стоит ездить в турне и быть музыкантом. Лучше иди на завод и работай там, делая одно и то же каждый день.

Gamma Ray недавно объявили о своем новом туре и собираются исполнять песни, которые они редко играют вживую или вообще никогда не играли. А у вас ведь еще больше материала в запасе. Думали ли о возможности такого тура, или вы считаете, что фэны не примут Helloween, если группа не будет исполнять проверенные временем хиты?

Знаешь, я очень часто говорил, что мы вовсе не обязаны играть “Dr. Stein” на концертах. Но потом люди говорят: «Да, отличный был концерт, НО ОНИ НЕ СЫГРАЛИ “DR. STEIN”!!!», и это просто не решаемая проблема. Вообще, в последнее время составлением сет-листов занимаются Саша, Дэни и кое-кто из менеджмента. Например, поступала идея снова начать играть “Steel Tormentor”. Но всегда приходится менять и оптимизировать сет-лист, чтобы сделать его интересным, но при этом нужно учитывать множество вещей: чтобы вокалист не перенапрягался, или чтобы у барабанщика не возникли проблемы, или чтобы у Вайката не взорвался мозг из-за множества сложных вещей подряд и все такое прочее. А потом фэны говорят: «Я не пойду на концерт, потому что сет-лист паршивый». Что тут сказать? «Ладно, не ходи», но это все равно расстраивает, потому что ты стараешься изо всех сил, и за каждым решением кроется какая-то причина. В каждом сет-листе у нас сейчас есть несколько вещей с “7 Sinners”, и этого должно быть достаточно, потому что мы не можем играть 3-часовые концерты каждый день, потому что играть металл – это экстремальный спорт.

Я слышал, что у вас уже есть какие-то наработки для нового альбома.

Ну, мы постоянно пробуем какие-то идеи, записываем демо, но пока еще ничего конкретного нет. Но я думаю, что в январе у нас уже будет готовый новый материал. Но пока еще нельзя сказать, на что он будет похож. Все представят свои новые песни, я переработаю и доделаю кое-что из своего, например, ту песню, “Come Rain or Shine”. Но в этот раз мы не будем записываться в общей тональности. Это была идея Саши, и мы с Энди поддержали ее, но перенастройка инструментов отняла очень много времени, так что в этот раз такого не будет. А многие партии для той песни уже записаны, и их все равно придется теперь переписывать.

Почти в каждой твоей песне чувствуется влияние хард-рока, и мне почему-то кажется, что если ты когда-нибудь решишь записать сольный альбом, то он будет в стиле такого прямого хард-рока, рок-н-ролла. Ты так пытаешься показать поклонникам, на чем ты рос?

На самом деле, я не такой уж и металлист. Вообще, когда мы начинали, хэви-металл был не таким, как сейчас. И отношение к нему было другое. Но когда ты погружаешься во все это, то обнаруживаешь некие границы, которые не хочешь пересекать. Например, мне очень нравится Soilwork, я обожаю то, что они делают, но сам бы я вовсе не хотел бы делать такую музыку. Я даже не смогу придумать такие риффы, потому что просто не мыслю в этом направлении. Я думаю, им приходится много репетировать вместе, чтобы свести все свои идеи воедино, а мы так больше не делаем. Мы проводим слишком много времени в турах, а материал для новых альбомов мы больше не репетируем. Мы просто приходим в студию и сыгрываемся в процессе записи. Поэтому мы не можем позволить себе тратить в студии много времени впустую. У нас есть демо-версии, и мы знаем, что именно будем писать, поэтому мы не хотим тратить время на репетиции материала. По
Helloween
тому что тогда у нас вообще бы не оставалось свободного времени. Вот мы с тобой уже беседуем почти полтора часа, и за это время я бы мог посмотреть кино, или что-то еще сделать, но я занимаюсь делами группы. Но ты нормальный парень, который задает нормальные вопросы, а мне раньше приходилось давать интервью людям, которые меня ненавидели и потом совершенно искажали мои слова. Это очень меня злило, потому что я чувствовал, что потратил два часа своего времени впустую.

Многие отмечают, что оформление вашего последнего альбома напоминает арт из фильма «Пила».

Ну да, есть некоторая связь. Мы просто хотели такую… зверскую обложку, похожую на атмосферу этого фильма. О такой обложке родители могут сказать, что она жуткая, и не разрешить ребенку купить этот альбом. Но все это в некотором роде гротеск, преувеличение. Мы хотели, чтобы это настолько бросалось в глаза, что было бы смешно. Обложка не выглядит забавно, но именно такая идея за ней кроется.

В прошлом году вы объявили конкурс на лучший костюм доктора Stein’а. Каковы результаты?

Если честно, я не знаю. Не знаю, как будут выбирать лучший костюм. Я просто подумал, что все это будет забавно. Мы хотим и в России это сделать, но я пока не знаю, потому что нам нужно обсудить это с организаторами. Иногда бывает опасно проводить такой конкурс, - это зависит от сцены. Если есть шанс на то, что кто-то упадет во время конкурса, или возникнет давка, то мы не проводим его. Но в России мы хотим провести этот конкурс, хотя бы один раз.

Я бы хотел задать еще несколько вопросов, не касающихся музыки. Как ты думаешь, не пора ли Германии прекратить нянчиться с некоторыми европейскими странами, которые не предпринимают ничего для того, чтобы справиться со своими долгами и кризисом?

Проблема в том, что если этого не делать, то вся валютная система евро может рухнуть. С другой стороны, если некоторые страны хотят жить за счет других, то это тоже может подорвать валютную систему. Я думаю, что простые люди, живущие в этих странах, даже не знают, что пытаются провернуть их политики. Это была одна из причин, по которой я уехал из Германии и живу теперь на Тенерифе. Так мне приходится платить гораздо меньше налогов, да и в Германии мне не оказывали никакой поддержки в моей карьере. Я лишь платил и платил налоги, и в какой-то момент решил, что с меня хватит. Например, отчисления на медицинскую страховку здесь в 15 раз меньше. Вообще, что касается демократии, то мне кажется, ее уже почти нигде не осталось. Возможно, она еще существует в Скандинавии и в Голландии, но во всей остальной Европе это уже не демократия, это капитализм.

А замечал ли ты в последнее время какое-то влияние экономического кризиса? Например, меньше людей стало ходить на концерты, больше обеспокоенных лиц вокруг или что-то вроде того?

Обеспокоенные лица – может быть, но ничего сверх того. Возможно, я просто не замечаю этого, потому что мне посчастливилось играть в группе, у которой много поклонников, посещающих ее концерты. Недавно наш диск стал золотым в Чехии… в общем, вокруг нас происходит много приятных вещей. Но я знаю о группах, которые не смогли поехать в тур, потому что не продали достаточно билетов по предзаказу. С нами такого, к счастью, не произошло, но это просто потому, что у фэнов есть приоритеты, и они просто хотели увидеть нас больше, чем другие группы, так что нам повезло. Но в мире все равно очень много людей, которым не хватает денег. Такие люди занимаются пиратским скачиванием контента из Интернета и причиняют убытки производителям, но что они могут поделать? Им ведь тоже хочется смотреть кино и слушать музыку, но как быть, когда на это нет денег? Вот тогда чувствуется разница в финансовом положении разных людей в разных странах.

А что ты думаешь насчет мультикультурализме в Европе?

Я не знаю. Я знаю, что в России это есть, потому что у вас проживает много народностей. У вас и в США это нормально, потому что страны большие. Но в Германии, Франции или Англии с этим сложнее, потому что страны гораздо меньше, а населены плотнее, и люди там часто не очень хорошо относятся к тем, кто на них непохож.

Ну и последний вопрос – что ждать поклонникам группы в России на ваших выступлениях, возможно ли услышать “Who Is Mr. Madman”, “Faster We Fall” или “If A Mountain Could Talk” в ходе ваших выступлений?

Россия – удивительная страна, и мне не терпится вернуться туда. Москва – город с самыми жуткими пробками, что я видел в жизни, но в Москве меня водили в ресторан, где я ел самые вкусные блюда в моей жизни. Я встречал очень добрых людей и очень злых людей. Я помню, как мы останавливались в отеле и хотели заказать еду в номер. Все, что у них оказалось – это макароны, и их принесла очень милая леди, очень вежливая. И на следующий день, когда мы вернулись в отель после концерта, мы снова заказали это блюдо и ее снова принесла эта леди. Я спросил у нее: “Сколько же вы уже работаете?”. “16 часов", ответила она, "и еще 8 часов до окончания моей смены”. Это потрясающе, человек отработал 16 часов подряд и так же спокоен и вежлив. Что касается сета – приходите на концерт и увидите все сами – недовольных не будет.


Беседовал: Ткачев Евгений
Вопросы составляли: Blindman, Izverg, Arvinger
Перевод: Bansheerie
16 сен 2011
the End


КомментарииСкрыть/показать 14 )
строительство и недвижимость https://wmj.su/
просмотров: 2209




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом