Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Sunrise Avenue



Жизнь не так серьезна!



Prologue
Sunrise Avenue не соответствуют сложившимся стереотипам о финских группах – не готика, не металл, не глэм-рок, никаких темных нот, а что-то, чему они сами дают определение «солнечный рок». Название дебютного диска «On the Way to Wonderland» оказалось пророческим, всего с одним альбомом Sunrise Avenue достигли того, что, увы, абсолютному большинству групп не удается и за всю карьеру. Парни получили множество наград, приняли участие в Rock and Ring в 2007 году вместе с Korn, Smashing Pumpinks и Muse, выступили с Bon Jovi, а сам альбом разошелся полумиллионным тиражом по всей Европе и Японии. И вот три года спустя, после длительного затишья, ребята вернулись со своим вторым альбомом. Мы встретились с Sunrise Avenue на одном из летних фестивалей в Финляндии. Вообще-то, это интервью должно было случиться днем раньше, на фестивале Rockperry, однако из-за ошибки в авиабилете вылететь на место его проведения нам не удалось, и менеджер группы любезно пошел навстречу и помог организовать нашу беседу в другом месте и в другое время. День подходил к концу, у Sunrise Avenue как у хэдлайнеров было еще пару часов до выхода на сцену, и на закате мы, устроившись прямо на траве у побережья, побеседовали с вокалистом группы Саму Хабером.
Саму, всего пару месяцев назад вы выпустили второй альбом. Уже закончили промо-тур?

Он продолжается всегда. Я имею в виду, даже если ты в туре или играешь на летних фестивалях, ты все равно продолжаешь давать интервью. В период выхода альбома мы на протяжении восьми недель летали по Европе и давали интервью, интервью и еще раз интервью. Конечно, непросто, но это было неплохо.

А сколько интервью в день максимально у вас было?

Я думаю около двадцати. Но что поделать, в таких случаях ты должен сосредоточиться и сделать то, что от тебя требуется. Но порой приходится действительно нелегко. Например, мы просыпались в Швеции в 4 утра, чтобы выступить на утреннем телевизионном шоу, потом давали интервью разным газетам и журналам, потом летели в Германию, и даже в самолете мы делали интервью по e-mail. А потом, когда после всего этого ты прилетаешь в Грецию среди ночи, а в аэропорту тебя уже ждет съемочная группа телеканала, конечно, в такие моменты хочется послать все к черту… Но это правила игры, и нужно с ними считаться.

Вы так много путешествуете… Всегда знаете, где вы находитесь?

Нет… Где мы сейчас?

В Финляндии, Хaамелине.

О, отлично!.. Я живу в этой стране. (смеется) На самом деле, конечно, как правило, мы знаем, в какой стране находимся, но если это долгий тур, иногда путаем города. Или однажды в Италии я пытался разговаривать по-немецки, думая, что я все еще в Берлине. Всякое случается, главное, выходя на сцену и приветствуя публику, не перепутать название места, где выступаешь. (смеется)

Давай вернемся к альбому. Что все-таки сложнее, выпускать первый альбом, будучи никому не известной группой, или второй, уже добившись успеха и имея некоторую необходимость его удержать, а то и превзойти?

Конечно, когда ты выпускаешь первый альбом, ты очень нервничаешь, как его воспримут люди, будут ли они покупать его или нет, в голову лезут всякие мысли вроде “А что, если альбом так и останется пылиться в магазинах и никто, вообще никто не обратит на него внимания…”. Успех первого альбома превзошел все наши ожидания, и перед выходом второго мы с парнями чувствовали себя достаточно уверенно, мы отыграли много шоу с несколькими песнями с нового альбома до его релиза, и я знал, что людям это понравилось, так что… Я особо не нервничал. Я ск
орее был приятно взбудоражен этим событием.

Надо признать, вы здорово поэкспериментировали с новым альбомом. И оркестр в записи, и бит-боксинг в живых выступлениях, еще и назвали все это «Popgasm». Не страшно ли было, числясь среди рок-групп, идти на такие эксперименты?

Я думаю, это хорошо, когда на альбоме присутствуют очень разные вещи. Если кто-то расстраивается из-за этого, ему нужно просто повзрослеть. Конечно, многие настаивали, чтобы мы назвали альбом хотя бы «Rockgasm», но мне нравится именно изначальная версия названия. Будьте проще, жизнь не так серьезна! Но на альбоме также есть и совершенно традиционные рок-песни. Мы не хотели повторить наш предыдущий альбом, и хоть и назвали его «Popgasm», это в большей степени рок-музыка, чем поп. В любом случае, по-моему, результат очень и очень хорош, и неважно, насколько это поп или рок. Неважно, как это называть, главное – это результат!

А как появилась идея записать песню «6-0» с оркестром?

Вообще-то, когда я представлял ее Юкке, нашему продюсеру, она звучала несколько иначе. (Напевает) А когда Юкка услышал песню, он сказал, что это скучновато… Подошел к фортепьяно и сыграл, как это ему представляется. А потом и вовсе сказал, что следует записать песню с оркестром. Я сначала подумал, что он шутит, но все оказалось более чем серьезно. Так в песне появилось звучание двадцати четырех скрипок и виолончелей. Правда, наш лейбл сначала не особо-то горел желанием видеть подобную песню на альбоме. Конечно, они вкладывают много денег и сил в свои проекты, и в нас, в том числе, и с их мнением нужно считаться, но мне непременно хотелось иметь эту песню на альбоме, она целиком в духе Sunrise Avenue. И мы ее отстояли. Это больше шуточная песня, конечно, но это не делает ее хуже.

Над новым альбомом вы работали уже не только с Юккой? Каково было поработать с новыми продюсерами?

Да, мы работали также со шведской командой Macho Psycho. Отличные ребята, они также записывали Пинк, Стинга, Натали Имрулью. Потрясающе! Мне кажется, это отличный опыт, способ внести в творчество свежие идеи. Мы замечательно сработались, записали отличные песни, но, наверное, для нас это все-таки слишком легкое звучание… В будущем мы также планируем поработать с некоторыми продюсерами именно рок-музыки. Однако Юкка Баклунд все равно остается лучшим продюсером на свете! (смеется)

Вы недавно сменили клавишника, теперь с вами играет Осмо Иконен. Но Юкка, ваш продюсер и прежний клавишник, был замечен с вами на сцене во время нескольких летних выступлений…

Дело в том, что у нас в группе нет постоянного клавишника. Осмо играет максимально, сколько может, он же занимается еще своим сольным проектом, и если у него нет времени, тогда его заменяет Юкка.

Тогда может быть, найдете кого-то еще, постоянного члена группы?

О да… (напевает припев из песни «Forever Yours», несколько изменяя слова) «Мы найдем кого-то большего, того, для кого мы были созданы. Вам должны быть стыдно, Юкка и Осмо. Навсегда ваши». (смеется)

Но, тем не менее, Юкка остается вашим продюсером и является твоим близким другом. Ты считаешь, это хорошая идея, смешивать дружбу и бизнес?

Как правило, нет. Я думаю, было бы не лучшей идеей, если бы мы, например, с Раулем, нашим бас-гитаристом, или с Микко, нашим менеджером, будучи хорошими друзьями, затеяли еще какой-то совместный бизнес. Мне кажется, лучше разделять эти вещи, и становиться друзьями в процессе общей работы, чем друзьями начинать совместное дело. К сожалению, как правило, это не всегда заканчивается хорошо.

А о третьем альбоме уже задумываетесь?

Ну не то чтобы прям таки задумываемся, но конечно, мы его запишем.(смеется) Мы уже записали несколько демо-версий песен, очень хорошие вещи, на мой взгляд. И я надеюсь, это будет все-таки быстрее, чем в этот раз, может быть, мы выпустим новый альбом даже в следующем году.

Ты говорил, что для нового альбома вы записали более 40 песен. А наверняка у тебя есть и просто стихи, которые песнями не стали?

Да, очень много. Они все в моем ноутбуке.

А какова их дальнейшая судьба? Это будет где-то опубликовано, может быть, издашь сборник стихов когда-нибудь?

Нет, это вряд ли. Может быть, когда-нибудь я вспомню о каком-то хорошем тесте и захочу его использовать где-то, в какой-то песне. Нужно написать немало текстов, чтобы выбрать из них лучшие для песен.

Но вообще, я слышала, ты пишешь книгу?

Да, но для меня это как хобби, это, в общем-то, книга о нашей истории, о пути к первому альбому длинной в несколько лет. Я пишу ее уже пару лет и не хочу с
этим спешить, она выйдет через несколько лет.

А на каком языке ты ее пишешь?

Ну, сначала я, конечно, подумывал о китайском или о каком-то южноамериканском наречии (смеется), но все-таки решил написать ее на финском языке, и после этого уже стоит подумать о том, чтобы перевести ее на русский, немецкий, шведский и другие языки.

Может, тогда уж лучше сразу на английском?

Ну, я думаю, если ты действительно хочешь написать книгу, и сделать это хорошо, лучше использовать свой родной язык. А если кто-то захочет прочитать ее, можно перевести, нет проблем. Хоть на все языки мира (смеется) Так и вижу это: «Бестселлер! Эксклюзив! Лидер продаж по всему миру! Саму Хабер со своей первой книгой!» (смеется)

Однако поешь ты все-таки на английском.

Петь на английском – это будто такое негласное правило. Для музыки этот язык самый подходящий, тем более, когда ты всю жизнь слушаешь великие группы, которые поют на английском… Сложно делать это на каком-то другом языке. Песни должны звучать на английском.

Но у вас есть опыт записи и на финском. Вместе с Lordi, Negative, Poets of the Fall и другими группами вы приняли участие в записи альбома кавер-версий на песни финской группы Dingo.

Да, я согласился на это, так как я был их большим поклонником в детстве. Отличный опыт, но в своей группе я все-таки отдаю предпочтение английскому языку.

Давай поговорим о ваших клипах. За четыре месяца после выхода альбома Sunrise Avenue успели поработать над четырьмя видео. Что случилось с видео на песню «Not Again»? Насколько я знаю, обрушилась война критики, что в клипе отсутствует история, и вы объявили какой-то конкурс на новую версию клипа?

Если честно, я терпеть не могу это видео. Я не говорю, что это плохой клип, но уж очень простой, это типичное видео, которое порой выпускают звукозаписывающие компании, в нем нет никакой истории. Это так скучно… Это была идея нашей звукозаписывающей компании в Германии, сделать в клипе несколько перерывов, куда можно было бы вставить кадры, которые бы составили историю в видео, и объявить конкурс на лучший вариант. Я думаю, это хорошая идея – позволить нашим поклонникам поучаствовать в создании клипа, раз в нем нет истории. В изначальной версии мы просто поем, пусть и на фоне гейзеров в Исландии. Мо
жет быть, наши поклонники подкинут хороших идей. Я думаю, это будет интересно, потому что мы будем выбирать победителя, это появится на телеканалах, в Интернете, повсюду. А пока мы выпустили видео на песню «Birds and Bees».

Насколько я знаю, это ваш собственный независимый проект…

Да, мы сняли видео еще в мае, сделали это просто для забавы, сами все спродюсировали и оплатили и отлично провели время! Юкка там тоже принял участие, он в костюме тигра в этом клипе, его брат тоже поучаствовал. По-моему, получилось круто, я уверен, конечно, что истинные рок-группы были бы не в восторге и сказали бы, что нельзя делать подобное, но… Нам весело этим заниматься, и это самое важное. Расслабьтесь, жизнь не так серьезна! (смеется)

Но клип на Not again Вы снимали в Исландии как бонус к основной работе, видео на песню «Welcome to my Life».

Да, но что получилось – совсем ерунда, это просто отвратительно. Первоначальная идея с грохотом провалилась, и то, что удалось снять, выглядит как съемки Дэвида Хассельхоффа в 80-е.

А каково мнение вашей команды?

Я надеюсь, они со мной полностью согласны. Во всяком случае, мое мнение уже ничего не изменит, я не соглашусь, они не могут использовать мое лицо в клипах, схожих с работами Дэвида Хассельхоффа. Мы будем снимать видео снова. Это очень личная, эмоциональная и важная для меня песня, но даже с видео или без него, она станет синглом. Конечно, лучше, когда на песню есть клип, это позволяет лучше ее раскрутить, донести ее до слушателей. Эта песня является очень-очень честным описанием моей жизни, ее объяснением. Это очень важно для всех нас.

А чего именно ты ждешь от этого видео?

Я хочу, чтобы в видео были воплощены наши идеи, показаны разные стороны жизни, вроде одиноких матерей, например, и прочих грустных вещей, к сожалению, имеющих место в нашей жизни. Это не та песня, в клипе на которую можно просто стоять и играть на гитаре, здесь обязательно нужна история. Это слишком эмоционально и лично для меня.

А раньше вы принимали участие в создании ваших клипов?

Как правило, нет, но после произошедшего мы определенно будем интересоваться этим больше. (смеется) Я думаю, принимать участие в создании своих видео должно войти в привычку у групп. Потому что лейблы выпускают сотни клипов каждый
год, я уверен, у них уже не осталось свежих идей. Поэтому, если у группы есть какие-то хорошие идеи, нужно обязательно обращать на них внимание.

Скоро вы начинаете европейский тур в поддержку нового альбома…

Да, но это не тур именно в поддержку альбома, это наш обычный, четвертый европейский тур. Шестьдесят процентов – новый материал, остальные сорок – старый. И Рауль еще уговаривает включить в программу четырнадцать песен Бритни Спирс. (смеется) Конечно, основной упор будет делаться на песни с нового альбома, но, к счастью, у нас есть множество песен с предыдущего, шоу обещает быть действительно хорошим. Мы только прошлым вечером выбирали с парнями, какие песни включить в сет-лист. Здорово, что теперь у нас больше песен, и мы можем менять программу. Мы выступаем на разных фестивалях, в зависимости от мероприятия иногда нужно звучать более попсово, иногда более тяжело, и с нашим резервом мы легко теперь можем составить наиболее подходящий сет-лист. С одним альбомом это было сложнее, чтобы разнообразить программу, мы иногда играли не только свои песни. Бритни Спирс, например, нам очень пригодилась. (смеется)

Тур – это, наверное, очень утомительно?

Это очень трудная работа, но в то же время отличный опыт! Это очень весело, но в то же время это огромная ответственность, нужно непременно быть в хорошей форме и оставаться здоровым.

Слышала, во время одного из летних фестивалей ты получил травму?

Да, на Provinssi Rock. Я всего-то хотел снять гитару и выйти на финальный поклон, как обычно, уже поднял ее над головой, но она вдруг выскользнула из рук и разбила мне лицо. Я ушел со сцены, истекая кровью. Пришлось наложить пару швов и выпить обезболивающего, но на следующий день я уже был на концерте Metallica в Хельсинки. А теперь остался лишь небольшой шрам на лбу. Память об этом фестивале всегда теперь будет на моем лице.

Я смотрю, тебе вообще «везет». То тебя пиротехникой обожжет, но гитарой лоб разобьешь, то еще что-нибудь… Планируешь умереть на сцене, как настоящая рок-звезда?

Ну, может быть, не как рок-звезда, но на сцене… Почему бы и нет? Должен же я буду когда-то и где-то умереть (смеется) Ну, я надеюсь только, не сегодня на сцене…

Ну да… Лучше после…

После концерта?! (смеется)

Я хотела сказать, лет через сто! Черный юмор. На самом деле, музыканты будут жить всегда.

Да, это точно! Музыка делает нашу жизнь вечной.

Есть ли вероятность, что тур приведет вас и в Россию?

Обязательно. Мы ведем переговоры с вашими промоутерами, и вполне может быть, что уже в конце этого года или в начале следующего мы снова встретимся с российскими поклонниками! Иначе я надеру задницу нашему агенту! (смеется)

Интервью: Юлия Рымар, Яна Б.
Фото: Виктория Максимович
25 ноя 2009
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 1481




/\\Вверх
Akira Yamaoka plays SH2 Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом