Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Avantasia



Обратная сторона медали



Prologue
Есть разряд людей, говорить с которыми - одно удовольствие. От них так и веет позитивом, задором, какой-то безудержной энергией и остроумием. Как вы уже поняли, Tobias Sammet, солист немецких пауэр-металлистов Edguy и основатель и основной "мозг" проекта Avantasia, как раз из их числа. Это уже моя вторая беседа с этим действительно талантливым музыкантом, и должна сказать, что она как раз и открыла мне Tobias'а с несколько другой стороны. Мы все привыкли к его имиджу секс-символа, грозы девушек и симпатичного уверенного в себе парня. Но, как выяснилось, так было далеко не всегда, и концепция нового альбома Avantasia, "The Scarecrow" - это во многом отражение души самого Tobias'а. Наша с ним беседа не ограничилась только альбомом и творчеством Sammet'а и получилась очень личной и потому, как мне кажется, интересной...
Avantasia
Два EP Avantasia — “Lost in Space Pt. I” и “Lost in Space Pt. II” — стартовали в шведских чартах на позициях 3 и 4, в Германии — на 9-м месте. Ты рассчитывал на такой успех? Ты говорил, что это не имеет значения для тебя, но тебе не было лестно от этого?

Я верил, что они удались, и думал, что будут хорошо продаваться. Это звучит смешно, но когда они достигли такого успеха, у нас не было ни одного видеоклипа на TV, только трансляции по радио. Я знал, что у Avantasia много поклонников, и я был практически уверен, что эти люди будут интересоваться новым материалом. А сейчас я просто верю, что материал был действительно великолепным, поэтому я не был удивлён. Конечно, я очень счастлив, очень благодарен и признателен, но я ожидал, что альбом будет успешным, потому что я один из тех старомодных личностей, которые верят, что хорошая вещь и хорошее качество всегда найдут того, кто полюбит их! (смеётся) Может быть, это немного старомодно, но это то, во что мне хочется верить, и я думаю, что правильнее не думать об этих номерах — будь то 9-й или 15-й номер в чартах. В конце концов, это не имеет никакой разницы — это просто подтверждение, это показывает охват аудитории. Даже если бы это была 39-я позиция, я всё равно думал бы, что это великолепный альбом.

Я знаю, что после второй части Avantasia ты хотел закончить этот проект, но работа над ним продолжилась, насколько мы поняли. Что послужило причиной для продолжения работы над Avantasia?

Трудно сказать, что точно это было. Я думаю, что сначала я решил, что не буду делать этот проект, потому что он достаточно трудоёмок, он требует много времени и с ним связано много проблем, трудностей, от него много стресса, да и опыта он мне не прибавлял. Мы просто начали с группы, мы были профессиональными музыкантами, но у нас не было такого опыта, который есть у меня сейчас. Тогда всё казалось одной большой проблемой, не то что сейчас. Между тем я сделал многое, мы решили многие проблемы, но теперь уже это были на такие большие проблемы, это были мелочи — когда у тебя есть опыт, ты можешь практически всё решить, ты более расслаблен, уверен в себе и больше веришь в себя. Был один важный момент, когда я разговаривал с двумя друзьями, и они мне сказали: «Не будь придурком! У тебя есть опыт, ты знаешь много людей, у тебя есть деньги для записи большой работы, тем более, что ТЫ хочешь сделать это, никаких компромиссов быть не должно. Есть люди, которые ожидают от тебя этой работы. Не похоже на то, что тебе надо убедить их в том, чтобы они оценили её. Они оценят её, потому что ждут её. Тебе просто надо сделать нечто высококачественное, и внимание тебе будет обеспечено». А я ответил: «Может быть, они не так уж и неправы!» (смеётся) Моим преимуществом было то, что у меня был Sasha, который гарантировал, что все будут мечтать
Avantasia
об этом альбоме, потому что он великолепный продюсер, он очень ответственный, он скинул с моих плеч груз этой работы. Я сказал: «Хорошо. Есть все предпосылки к тому, чтобы получился прекрасный альбом», и я стал думать о нём. В тот момент, когда я начал думать об этой работе, идеи извергались подобно вулкану. (смеётся) Это основная причина. Вернее, это сочетание причин.

Когда ты начинал с Avantasia, делая её первую часть, думал ли ты, что всё это выльется в большой проект с большим количеством вовлечённых в него музыкантов?

Я думал об этом, но не знал, насколько успешным он окажется. Нельзя представить или оценить количество музыкантов и всё остальное, но я знал, это была моя мечта — запись альбома с музыкантами, которые являлись идолами для меня, это было очень для меня важно, это было важно многим моим друзьям — я хотел сделать большой проект с музыкантами разного плана — это было очень сложно сделать в первый раз. Я предполагал, что это может быть долговременный проект, но мог только мечтать, что он может быть столь успешным. Я не ожидал этого, я не думал, что можно ожидать такой успех.

Насколько трудно было собрать всех музыкантов для третьей части Avantasia? Тебе удалось привлечь к участию всех музыкантов, которых ты хотел?

Тех, что засветились на альбоме, привлечь было нетрудно, иначе их не было бы на альбоме. К примеру, Bryan May, которого я хотел увидеть на альбоме, потому что Eric Singer, наш барабанщик, также является барабанщиком Bryan’а May’я. В общем, я хотел, чтобы у меня был Bryan May, но, к сожалению, этого не произошло. У него просто не было времени. Мы хотели завершить работу над демо, потому что не хотели отсылать Bryan’у демо плохого качества. Мы сделали песню в настоящей версии и отослали ему готовые версии без ведущей гитары, а он сказал: «У меня сейчас нет времени. Прислали бы вы её пару месяцев назад!» Он не смог участвовать в проекте, было немного грустно. Но я счастлив, что на моём альбоме есть другие музыканты. Это было не так трудно. Конечно, было и не так уж легко, особенно связаться с Alice’ом Cooper'ом, к примеру. Помогло то, что Eric является барабанщиком Alice'а, он пришёл к Alice’у и сказал: «Я записываю альбом с другом, и он хотел бы пригласить тебя исполнить вокальные партии на этом альбоме». Я думаю, что Alice сделал это из расположения к Eric’у (смеётся), но всё же рад, что Alice Cooper участвовал в 3-й части. Я лично думаю, что всё получилось из-за расположения к Eric'у. Но это не имеет значения, потому что на записи Alice звучит просто великолепно.

Когда ты понял, что материала больше, чем на один CD, легко ли было убедить лейбл выпустить два EP по низким ценам?

Конечно, они хотели сделать это, но мне нужно было убедить их в том, что идея засл
Avantasia
уживает внимания, но они не были против этого. Они должны знать, что не потеряют деньги, а ты должен решить — стоит или не стоит выпускать два EP в одно и то же время, потому что многие думают, что это коммерческий релиз, но это не так. Коммерческий — ещё не значит, что на нём экономят. Ты почти ничего не получаешь, выпуская EP. Мы знали, что людям понравилась бы идея, и это дало пропуск в жизнь альбому. Люди рассказывали бы об EP и рекламировали бы альбом. И мы сказали: «Хорошо, пусть будет так». Я имею в виду, что все говорят о продвижении, EP и промо-турах — я думаю, что это лучшее продвижение, которое понравится фэнам, любящим низкие цены. Это действительно сработало, потому что песни появились повсеместно в чартах. Я слышал, что EP был на 4-м месте в Норвегии в чарте синглов. Было смешно, потому что обычно металл-группы не присутствуют в чартах синглов, по крайней мере, не в Топ-10! Это удивительно. Я счастлив. Ты не получаешь прибыли, потому что производство песен на EP более затратны, чем то, что можно получить в итоге. 10000 проданных копий недостаточно, необходимо продать, по крайней мере, два миллиона копий, чтобы отбить деньги, а тут нет двух миллионов, всего лишь три или четыре тысячи — но наградой для меня стала любовь фэнов. (смеётся) Люди оценили это, и я думаю, что мы поступили правильно. И это справедливо. (смеётся)

На новом альбоме Avantasia ты записал две песни группы ABBA. Насколько мне известно, ранее ты уже делал каверы на несколько их песен. Тебе нравится ABBA?

Мне очень нравится ABBA, а песня “Move On” всегда была чем-то особенным для меня. Мы хотели сделать кавер-версию с Edguy в 1998-м году, но Helloween сделали кавер на эту песню. Мы не хотели играть ту песню после Helloween, поэтому и не сделали её. А теперь я сказал: «Прошло уже десять лет с тех пор, я разрешаю сделать эту песню ABBA». (смеётся)

Avantasia выступит на Wacken Open Air в этом году, вы будете хэдлайнерами. Как это будет выглядеть? Я сомневаюсь, что все музыканты, принявшие участие в записи, смогут присутствовать там…

Я думаю, маловероятно, что все будут там. Я не хочу, чтобы на сцене присутствовали все вокалисты. Вернее, я не против этого, просто я не могу себе такое представить. Если вы поёте 12 песен, и при этом присутствуют 10 вокалистов, которые показывают себя во время исполнения одной песни, это не похоже на нечто цельное, на концерт. Каждый выходит и исполняет песню — это похоже на кастинг. Я думаю, у нас будет около 4—5 вокалистов, 4—5 музыкантов на сцене. Мы расположим их на сцене, чтобы это выглядело как-то особенно. Мне не хочется обычного металлического концерта, но я также я не хочу устраивать театральное представление. Если мы нарядим их в маленьких эльфов, маленьких драконов, то всё это будет выглядеть нелепо. Я не хоч
Avantasia
у этого. Но я хочу большого шоу, особого настроения, я хочу создать единое целое на сцене. В данный момент мы перебираем разные возможности из того, что сможем сделать, чтобы всё выглядело «по-взрослому». Я уверен, что у нас есть целый год, я думаю, что мы сможем сделать что-то крупное.

Почему для клипа ты выбрал такую среднетемповую композицию? Почему не выбрал более тяжёлую вещь? Или ты думаешь, что “Lost In Space” лучше других отражает дух альбома?

Я не думаю, что мне нужна песня, отражающая дух альбома, потому что материал очень разнообразен. Когда ты выбираешь песню для сингла, ты должен выпить яд. (смеётся) Все песни не подходят, и в то же время каждая подходит. Тебе надо выбрать песню, в которую все поверят, которая станет хитом. Мне не нравится “Lost In Space” в этом отношении. Я просто написал эту песню, как и все остальные 11. Я подумал: «Эта песня могла бы понравиться большинству людей. Если выбирать из песен, у которых есть шанс попасть на радио — это именно она». Мы просто приняли её. Но это не значит, что она более или менее репрезентативна из всего материала альбома. Я так не думаю. У нас есть быстрые песни, есть тяжёлые, мелодичные, у нас есть эти поп-песни, если вам нравится так их называть — но для меня все они являются рок-композициями. Для меня нет разницы. Для меня всё рок-н-ролл и металл — Bon Jovi, Iron Maiden, Metallica, Heloween и Slayer. Это всё рок-н-ролл, просто по-разному сыгранный. Для меня это просто хорошая песня, и если люди послушают эту песню по радио, где бы она ни звучала, и найдут, что хэви-метал — великолепная музыка, а потом купят альбом — это здорово. Это хорошая вещь для хэви-метал-группы! (смеётся)

Не мог бы ты немного рассказать о процессе создания видеоклипа? События в нём происходят на Луне, насколько я поняла. Кто придумал сюжет?

Режиссёром этого клипа стал очень известный сербский режиссёр, снимающий рекламные ролики. Он делает рекламные клипы для больших компаний. Он придумал идею клипа. Было очень весело — клип не имеет прямого отношения к Луне и космосу. Это метафора — должно создаваться впечатление, что вы потерялись в своих мыслях, потерялись где-то на неведомой земле, вы потеряли ориентацию. Вот что я хотел сказать композицией “Lost In Space”. Но он (режиссёр) захотел сделать весёлую игру слов и назвал это “lost in space idea”, в значении «затерянность на Луне». Это было хорошей идеей. Получилось нечто странное. Когда я смотрю этот клип, то думаю: «Какого чёрта все эти люди делают на Луне? Что там вообще происходит?» Но это неважно — всё выглядит хорошо, весело и создаёт соответствующее настроение. (смеётся) Мы не знали, что у нас получится со съёмками на Луне, когда оказались в студии и хотели снять видео. (смеётся)

В одном из интерв
Avantasia
ью ты сказал, что прекрасно знал, о чем говорил, когда говорил о том, что ты чувствуешь себя выкинутым из жизни, не таким, как все. Ты также говорил, что это чувство было с тобой как минимум половину твоей жизни. Ты все это говорил относительно музыки или чего-то еще?


Нет, это не так. Может быть, в самом начале… Я никогда не был ребёнком, находящимся в центре внимания. Когда же я оказывался в центре внимания, то надо мной смеялись. Не в том смысле, что я шутил, просто были люди, которые высмеивали меня. А я чувствовал себя другим. Теперь я думаю, что многие дети чувствуют себя другими, потому что у каждого свои мысли, свой внутренний космос, его собственное окружение. У меня тоже был свой маленький мирок, и я был немного потерян в нём, я пропадал там долгое время. Но теперь я счастлив, я получаю удовольствие, будучи в своём маленьком мире. Я думаю, что все или многие чувствуют нечто подобное. Это похоже… (задумался) Я не хочу сказать, что был грустным ребёнком, нет. Я был другим, у меня были другие ценности, я никогда не был модным, я не был тем ребёнком в школе, о котором говорят: «Он прикольный! Я хочу быть похожим на него!» Всегда было что-то типа «Боже мой! Спасибо, что я не такой, как он!» (дружный хохот) Когда ты проходишь в жизни весь этот путь, у тебя больше энергии и мотивации, чтобы бороться за что-либо. И ты благодарен за всё, через что тебе пришлось пройти, чтобы набраться опыта. Это ободряло меня, придавало мне сил для борьбы за то, во что я верю. И когда все гордились собой, я оставался в своей комнате и говорил: «Я стану рок-музыкантом». И когда я сказал об этом желании, стало ещё хуже. Люди говорили: «Ага, конечно…» Я запомнил одну учительницу в моей школе, когда она спросила меня, почему я не учусь, я ответил: «Я собираюсь стать рок-музыкантом — когда выступаешь на фестивалях, не надо знать химию!» (смеётся) Это была учительница химии. Тогда она перед всем классом сказала: «Понятно, когда 5-летний ребёнок говорит мне, что хочет стать пилотом, это нормально, потому что все знают, что он ещё мал. Но я не ожидала, что 15-летний парень скажет мне, чтобы я поверила в то, что он станет рок-музыкантом». А я ответил: «Да, подожди, стерва!» (все хохочут)

Ты сказал, когда оформление обложки для предыдущего альбома Avantasia создавалось 10 лет назад, на тебя нанесли так много грима, что ты почувствовал себя подобно королеве наркотиков. Это было другое время?

Ты знаешь Tokyo Hotel?

Да, конечно.

Их гитарист сказал: «О, они напутали при оформлении альбома. Они поместили вокалиста Tokyo Hotel на твой диск!» (смеётся) Не было никакого расчёта или определённой цели. Это была просто фотосессия, и я видел все эти смешные цвета, которые наносила девочка-стилист. Я сказал: «Тебе заплатили, чтобы
Avantasia
ты нанесла эти цвета. Используй их!» И она решила сделать это, а фотограф сказал: «Слишком много! Тебя высмеют за эти фотографии!» Я ответил: «Отлично! Я металл-музыкант, я хочу быть высмеян!» (смеётся) Это получилось из-за хорошего расположения духа. В этом не было никакого умысла. Я даже не мечтал о том, чтобы нанести все эти цвета на мои глаза. Но мы сделали это, и вышло неплохо. Это вышло более спонтанно, чем думают люди. Не было никакого плана. Я просто подумал: «О, это весело! Давайте сделаем это». Я не чувствовал себя как королева наркотиков, это была форма концепции. В “The Scarecrow” это был экстравертный и интровертный образ истории, который чувствовал себя как чучело. Это было сверхъестественным — он был любим и ненавидим одновременно. Я думаю, что могу понять того парня.

Кто придумал такое оформление и почему чучело?

Потому что это история об интровертном одиноком человеке, который растёт в эмоциональной изоляции, потому что он понимает вещи, настроения и звуки по-своему. У него другое понимание всего, и мне хотелось передать эти чувства людям. Лучшим эквивалентом этому была метафора — чучело (по крайней мере, для меня). Имеется в виду, что этот человек пугает других людей, заставляет людей обходить его. Иногда он стоит, и люди вокруг него говорят: «Не будьте таким, как он. Он другой». Это то, что пугает людей, он отшельник. Это то, как всё должно было выглядеть, и я сказал: «Хорошо, пусть будет чучело на обложке».

На альбоме есть песни под названиями “Carry Me Over”, “Cry Just A Little”, “I Don't Believe In Your Love”, “Dancing With Tears In My Eyes”, “Shelter From The Rain”. Эти песни или, по крайней мере, их названия написаны человеком, у которого был печальный опыт в жизни… Это действительно так?

Нет. Если говорить о “Dancing With Tears In My Eyes” — это кавер-версия, и я не танцую со слезами на глазах, я не умею танцевать вообще. (смеётся) “Shelter From The Rain” лучше всего отражает настроение всего альбома. Это как часть концептуальной истории. “Scary Eyes” по-настоящему весёлая. У неё более весёлое настроение, чем люди могут подумать. Я расскажу тебе историю создания этой песни. Однажды я был на вечеринке, все напились и вели себя глупо, а я стоял и наблюдал за всем этим. И я сказал себе, не знаю почему, это была бредовая идея, но я сказал: «Если инопланетяне прилетят на эту планету сейчас, один из них мог бы подойти ко мне и спросить: «Пожалуйста, объясни мне, почему человеческая раса ведёт себя так, как этот парень?» А я был бы в затруднении, потому что не смог бы ему ответить, я не смог бы ничего объяснить пришельцу. “Scary Eyes” — это песня о паранойе, о том, что они здесь, они наблюдают за каждым нашим движением, и однажды они могут прийти ко мне и попросить объяснить, а я не смогу объяснить человеческое
Avantasia
поведение инопланетянам. Вот что такое “Scary Eyes”. Жуткие глаза следят за каждым движением. И мне действительно нравится этот сюжет — ты боишься мелких паучков, но не замечаешь других серьёзных трудностей. Другой пример — многие люди курят, особенно в России. Они выкуривают тонны сигарет. И никто этого не боится, никто не опасается дыма и эффекта, который он оказывает на здоровье, но люди боятся мелких паучков! Честно говоря, я предпочёл бы столкнуться с маленьким паучком, чем с заядлым курильщиком. (смеётся) Это не очень умные тексты, но очень смешные.

Ты принимал участие в сборнике Nuclear Blast “Super Star”. Ты выбрал песню сам или согласился на ту, что тебе предложили? Легко ли было исполнять чью-то песню, ведь ты обычно пишешь материал сам?

Меня просили написать материал для сборника “Into The Light”, но я был занят со своими проектами, и у меня не было времени. Но я думаю, что выбрал хорошую песню, она лучшая на этом альбоме, и не только из-за моего вокала! Не подумайте ничего такого! (дружный смех)Не потому, что там есть мой вокал. Она звучит действительно хорошо в самом начале, с вокалом Peavy (Wagner’а – прим. редакции) из Rage. Я просто подумал, что это очень хорошая песня, и для меня было большой честью поучаствовать в её создании, я благодарен Виктору (Смольскому), написавшему такую великолепную песню для меня. Меня попросили поучаствовать в этом, и я, конечно же, согласился. Это целая история.

Думаю, когда музыканты работают над новым материалом для альбома, у них всегда остаётся несколько песен после выпуска диска, и обычно они используют этот материал позже в виде бонус-треков для других изданий. Остались ли песни у Avantasia после выпуска диска?

Нет, не осталось. Мы сделали альбом “The Scarecrow”, а потому у нас появились песни, написанные после того, как работа с концепцией “The Scarecrow” была завершена, после того, как сочинение песен для неё было закончено. У нас есть ещё много песен (думает) кроме них. Но мы продолжили сочинять и делать их. И эти… Я не хочу называть их остатками, «остатки» звучит слишком плохо, потому что это первоклассные песни, они были написаны, потому что в них была заложена идея. Но нам не нужно больше песен. Мы решили их включить в первую и вторую части “Lost In Space”. Вот так эти песни и оказались на синглах.

Недавно ты выступал в Москве с Edguy. Как ты думаешь, возможен ли тур с Avantasia?

Гастроли могут быть трудными или вообще невозможными. Но мы собираемся выступить на нескольких фестивалях. Мы отыграем на Wacken и, вероятно, на некоторых других фестивалях. Это зависит от графика и от предложений — достаточно дорого проводить такие шоу на сцене. Если всё будет хорошо, мы можем подумать о выступлениях в сезон летних фестивалей. Мы хотим сделать нечто особенное. Но я не думаю, что мы сядем в автобус, отправимся в путешествие по миру и отыграем 50 шоу или что-то типа того. Этого не случится.

Несколько слов для российских фэнов…

Хочу поблагодарить их всех за поддержку, и я надеюсь, что им понравится “The Scarecrow”. Я был в России недавно, и это было чудесно. Аудитория отличная. Скоро увидимся, я уверен в этом. Спасибо!

Выражаем благодарность компании Irond и лично Алексею "KiDd" Кузовлеву за организацию этого интервью

Беседовала Ксения “Wolfin” Хорина
Вопросы также придумывал Blindman
Перевод с английского Visionaire
11 мар 2008
the End


КомментарииСкрыть/показать 2 )
просмотров: 1851




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом