Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Samael



Ответы находятся рядом…



Prologue
Samael всегда были известны именно благодаря своему неуемному желанию экспериментировать, даже со времен первых альбомов, которые явно не вписывались в рамки традиционного черного металла. Немногие группы решаются на подобные шаги, но, как ни странно, именно это позволило им остаться верными себе и выбранному когда-то пути. В преддверие выхода нового альбома группы, “Solar Soul”, мы побеседовали с неизменным автором музыки этой группы на протяжении всего ее существования. Xytras охотно рассказал, каким получился очередной диск Samael, и пролил свет на некоторые не менее интересные вопросы.
Расскажи, как обстоят дела с последним альбомом? Он выходит 1 июня?

Ты знаешь, изначально выход альбома планировался на 15 июня, а потом… На самом деле, я не знаю, было ли это ошибочное планирование или недопонимание, но мы решили перенести его на 1 июня. В любом случае, так было лучше, потому что альбом готов. Мы закончили сведение в январе или в феврале, и все было вполне готово к изданию и рекламе альбома и т.п.

Чего нам ожидать от “Solar Soul”? В чем его отличие от предыдущих альбомов, и что общего у него с ними?

Что касается меня, мне чрезвычайно понравилось работать над этим альбомом. Мы включили в него наиболее интересное с наших предыдущих релизов и добавили гитар. Кроме того, музыка в некоторой степени стала тяжелее, а также мы попытались создать равновесное сочетание всех оркестровых фишек и металла, который мы всегда играли.

Какой смысл вы вложили в его название - “Solar Soul”? И что это за знак изображен на обложке – это просто придуманный вами абстрактный символ?

Изначально мы работали с другим названием альбома. Это была идея Ворфа – использовать название песни, и на самом деле мы никак не могли решить, какая песня больше всего подходит для того, чтобы открывать альбом. Так что на самом деле мы не собирались использовать именно эту песню в качестве названия альбома, но она оказалась достаточно подходящей, чтобы в полной мере отразить все особенности. Вопрос о названии всегда открыт, он заставляет работать фантазию. Что же касается символа на обложке – мы пробовали разные изображения, но с первого раза не смогли найти подходящие идеи. Оно должно было быть связанным с названием, но как-то более стилизовано. Так что в основу символа легло изображение солнца.

Многое ли для вас поменялось с переходом на Nuclear Blast?

Ты знаешь, мы долгое время знакомы с этим лейблом и с людьми, работающими в этой компании. Единственное новое, что произошло – это то, что мы подписали с ними контракт на выпуск этого альбома. Как-то само собой сложилось, что это стало для нас наилучшей альтернативой. Мы надеемся на долгосрочное сотрудничество.

Вы часто меняете логотипы. Ворф говорил, что сам придумывал логотипы для Samael…

Да, мы меняем логотипы группы достаточно часто. Это интересный вопрос в том смысле, что мне кажется, в каждый момент времени вам необходимо именно то, что вам сейчас подходит. В самом начале наш логотип походил на корни – это было то, что мы использовали на альбоме “Worship Him”. Затем на “Rebellion” мы попытались сделать что-то, напоминающее камень, а на “Passage” мы пришли к значительно более легкому лого, которое можно было без труда прочесть. Эти изменения выразились и в музыке тоже.

Каково жить в Швейцарии? У вас правда вкусный сыр, хорошие часы и много банков?

(смеется). Не знаю на самом деле насчет часов, но Швейцария очень интересная страна. Она представляет собой некую смесь культур, у нас используются несколько языков. В стране существуют области, находящиеся под немецким влиянием, которые на самом деле похожи на Германию. Есть французские части, которые представляют собой почти Францию – и все это части одной страны.

Какие впечатления у вас остались от российской аудитории?

Мы были в России дважды. В первый раз мы приезжали в 1991 году. Мне кажется, это был достаточно уникальный опыт. Как вы знаете, было не так уж много групп из центральной Европы, которые играли бы в России. Кроме того, это было большое событие, на концерте было около 60 тысяч зрителей. На тот момент это была величайшая вещь, которую нам удалось совершить. Когда же мы вернулись в Россию в 2005 году, это тоже было замечательно, было очень интересно посмотреть на все эти изменения, произошедшие в стране.

Не собираетесь в ближайшем будущем снова посетить нас?

Да, конечно! Мы сейчас ведем переговоры с промоутерами. Я надеюсь, что с новым альбомом нам действительно удастся снова приехать.

Вы интересуетесь различными культурами – а о русской культурной традиции вы что-нибудь знаете?

Упс… (смеется). На самом деле, немного. Когда мы приезжали в Россию, мы старались посмотреть как можно больше. Мы видели Красную площадь и некоторые места в городе. Россия действительно выглядит как сильная страна, у которой два лица – одно современное, а второе… Собственно говоря, я не знаю, это некое видение со стороны.

Как вы сейчас сочиняете материал – как это делается обычно в металле, сначала гитарные риффы, а потом уже все остальное, или же сначала на компьютере пишется основа, а гитары добавляются потом в качестве аранжировки?

Я думаю, все это зависит от конкретного случая. Я сочиняю основу всей музыки, а потом мы обсуждаем это в группе. Что же касается непосредственно процесса написания, то часто он начинается с ударных, которые представляют собой некую основу всего звука, затем я часто перехожу к клавишам, а потом добавляю гитары. Но для получения основы можно начинать с разных вещей. Я думаю, интересно пробовать разные варианты. Например, бонус-треком на альбоме записана песня “Architect”, которая была сделана иначе. Сначала я написал партию клавишных и отдал ее Ворфу. Он сочинил текст, и лишь потом я добавил гитары. Ты знаешь, мне кажется, экспериментировать интересно.

В ваших песнях драм-машина полностью имитирует игру живого барабанщика, при том, что в концертных выступлениях она проигрывает живым ударным по драйву и напору. В чем все-таки ее плюс и необходимость использования компьютерных ударных?

В любом случае это непростая задача – сделать программирование и придать ему ритм таким образом, чтобы получить звук, как у реальных ударных. На записи альбома мы использовали и некоторые живые ударные. Мне кажется, положительная сторона заключается в том, что компьютерные ударные – это нечто точное, что-то, на что можно полностью положиться. Не знаю, может быть, это позволит легко получить хороший звук даже в маленьких клубах. И кроме того – мне это нравится, мы привыкли к драм-машине, это неплохой способ отличаться от других групп.

На диске “Era One” у вас появились партии чистого вокала. Услышим ли мы когда-нибудь чистый вокал на полноценных альбомах?

Я думаю, что “Era One” была для нас неплохим полем для экспериментов с гитарным звуком и клавишными, а также с вокалом. Мы действительно хотели попробовать что-то новое, и Ворф немного поэкспериментировал с чистым вокалом.
Что-то типа этого мы опять использовали в новом альбоме. В песне “Solar Soul” это не в полной мере чистый звук, он представляет собой нечто среднее, но вы все еще сможете различить мелодию, для вокала создание мелодии – это важно.

На альбоме “Reign of Light” Сами из Kreator записал для вас живой ситар. Будете ли вы развивать подобные темы в будущем, приглашать гостевых музыкантов для записи экзотических инструментов, как это делает, например, Стефан Хертрих в своих проектах SpiRitual и Shiva In Exile?

Мы познакомились с Сами через Вольдемара. Мы вместе просматривали песни, и у меня была партия ситара, которую нужно было играть на клавишных, а я искал человека, который сможет на самом деле сыграть ее. Думаю, было интересно работать с ним. Мы снова сотрудничали с ним при записи “Solar Soul” – в песне, которая называется “Quasar Waves”. Это было взаимовыгодное сотрудничество, и мы его продолжили. Ты знаешь, что вся песня начинается только с перкуссии и ситара. Мы опять попросили Сами сыграть эту партию. Мне кажется, это действительно здорово, и мы могли бы сотрудничать дальше.

В последнее время в музыке очень активно эксплуатируются восточные темы, взять, например, тех же SpiRitual, или заявления Metallica о новом альбоме, на котором якобы будут слышны восточные влияния. Что вы об этом думаете?

Что касается нас, то нам это интересно. Это другое, свежее звучание, к которому мы не привыкли, и поэтому оно нас привлекает. Еще, ты знаешь, оно хорошо сочетается с металлом. Мы недавно нашли способ, как их объединить. На нашем последнем альбоме есть песня “Western Ground”, которая содержит много индийской мелодики, в ней используются струнные инструменты и не так много тяжелого гитарного звука на общем фоне. Думаю, что это достойная смесь, которая нам интересна и которая нам нравится.

Многие музыканты говорят, что не слушают современные группы и предаются ностальгии по старым временам, считая, что раньше музыка была лучше. А как у вас обстоят дела с этим?

Если говорить обо мне – то мне нравится все. Ты знаешь, музыка часто развивается циклически, и к нам возвращаются тенденции, которые наблюдались 20-30 лет назад. Я не говорю, что это касается всего, но некоторые идеи действительно возвращаются. И, знаешь, мне нравится и то, и другое. Я понимаю, что во всей музыке существует множество идей, но мне нравится то, что происходит сейчас. Существует множество групп, многие люди занимаются музыкой и, вероятно, необходимы люди, которые слушают музыку. Так что это хорошо, что я слушаю современную музыку, знаешь ли, мне она нравится.

Такой не совсем серьезный вопрос – ты играешь в компьютерные игры?

(смеется). Не слишком. У меня была PlayStation One, когда она вышла. Я купил ее главным образом ради игры “Doom”, которая мне действительно нравится. А сейчас я, конечно, могу поиграть, но…

Мне кажется, музыка Samael очень подошла бы к какой-нибудь компьютерной игре. Не было ли желания или предложений записать саундтрек?

Да, вот как раз недавно был разговор о том, о чем ты спрашиваешь. Поступило предложение от компании, которая в данный момент занимается разработкой игры. Они вышли на контакт с Nuclear Blast и попросили разрешения использовать в игре некоторую нашу музыку.

А что это за игра, если не секрет?

Нет, не секрет, но я забыл название (смеется). Мне надо посмотреть. (Пауза). Нет, не помню.

А не хотелось ли вам записать концептуальный альбом, чтобы на его протяжении рассказывалась какая-нибудь история, скажем, о пути духовных исканий некоего персонажа?

Нет, думаю, нет. Никогда об этом не думали. Ты знаешь, если приходят мысли что-то сделать – надо просто делать. Мне нравится идея создания песен, которые отличаются друг от друга, но в то же время связаны. Мне кажется, что-то подобное будет на нашем последнем альбоме. Все песни имеют индивидуальный характер, но все они представляют собой единое целое. Что же касается действительно концептуального альбома, где все песни подчинены одной идее – нет, о таком мы никогда не думали. Но ты знаешь, никогда не говори «никогда».

Вы интересуетесь различными философскими доктринами. А у вас есть опыт каких-нибудь эзотерических переживаний?

Нет. Нас всегда сильно привлекало все мистическое и таинственное, что-то, чего люди не понимают, и иногда это отражалось в лирике. Ты знаешь, это вопрос, который задают все. Мне кажется, что каждый человек в жизни пытается найти свой собственный путь.

Как ты понимаешь устройство Вселенной? Как ты думаешь, для чего мы здесь?

На самом деле мы верим, что зачастую ответы очень просты и находятся рядом. Ты можешь пытаться преследовать глобальную цель, а в итоге ты понимаешь, что огромный смысл могут иметь связанные с каждым человеком мелочи. Поэтому мое представление о Вселенной – это возможность увидеть, что все взаимосвязано, и все, что ты создаешь или совершаешь, оказывает свое влияние, и все мы можем быть связаны между собой. В любом случае, налаживать связь с другими людьми или нет – это собственное решение каждого. Ты можешь интересоваться теми самыми мелочами, и быть при этом частью Вселенной.

Ты следишь за тем, что творится в мире, за политикой, например?

Я лично не слишком много внимания уделяю политике. Но мне кажется, что нужно следить за мировыми событиями, чтобы знать, что происходит. Нельзя быть закрытым. Поэтому я слежу за новостями лишь для того, чтобы узнать, что творится в мире, и попытаться понять, как люди ведут себя. Но я не слишком слежу за политикой.

Чего бы ты хотел достичь в жизни (это относится не только и не столько к музыке), после чего можно было бы спокойно лечь и умереть?

Я думаю, что главная цель для каждого – найти собственное равновесие и просто хорошо жить. В конечном итоге все, что ты делаешь в жизни, преследует эту цель. Ты знаешь, это единственная важная вещь – найти себя и обрести гармонию с самим собой. И для меня музыка – это тоже способ достижения этой цели, способ быть более уравновешенным, выражать свои чуства.

Охарактеризуй себя несколькими словами?

Это непростой вопрос (смеется). Мне кажется, что я достаточно любопытный человек, достаточно открытый (надеюсь) и… Знаешь, я не знаю.

Ну ладно, не буду тебя больше донимать каверзными вопросами. Было очень приятно пообщаться, ждем вас с концертом и новым альбомом!

Да! Мы действительно собираемся еще раз посетить Россию. Надеюсь, это будет возможно.

Беседовала Shapeless
Вопросы составлял E_X_I_L_E
13 май 2007
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 553




/\\Вверх
Watain Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом