Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Helloween



Все дело в шляпе!



Prologue
Мы мечтали об этой беседе с тех самых пор, как начали делать телефонные интервью, и, наконец, свершилось! Маркус Гросскопф, басист Helloween, позвонил нам ровно за две недели до даты официального релиза их нового альбома "Rabbit Don't Come Easy". Думаю, не стоит рассказывать, каким приятным человеком является Маркус, это и так знают все, кто читал его интервью или имел счастье общаться с группой лично. И, хотя некоторые из наших вопросов были для Маркуса несколько неожиданными, он отвечал подробно и с невероятной скоростью. Итак - поехали!
Маркус, ты откуда звонишь, из Гамбурга?

Да, я звоню из Гамбурга, из своего дома.

Замечательный город, нам довелось там однажды побывать!

Да, он мне нравится, я его люблю, и я никуда отсюда не перееду. У каждого человека должен быть свой дом, своя крепость, я бы сказал, здесь моя штаб-квартира! (Дружный смех)

А какие у тебя остались впечатления о России?

Все было очень здорово, это было пару лет назад, и мы даже не знали, что ожидать. У вас все совершенно по-другому; всегда интересно приезжать куда-то впервые, это всегда свежие впечатления. (Смеется) Было действительно здорово. Думаю, во время нашего следующего тура мы снова к вам заедем.

Это было бы здорово! Мы были на вашем концерте в 2001 году, и это было просто фантастическое шоу. Кстати, в том же году мы видели и ваше выступление на Wacken Open Air в Германии, после которого у нас появилось смутное ощущение, что в группе что-то не в порядке.

Так оно и было. Под конец того турне раскол явственно назревал, мы все это чувствовали, и ничего не могли с этим поделать. Перед нами стоял выбор, либо мириться с этой ситуацией, либо что-то менять, что мы в итоге и сделали.

Если говорить о новом альбоме "Rabbit Don't Come Easy", скажи, ты сам удовлетворен его звучанием на 100 процентов? Или же ты бы хотел в нем что-то переделать?

Я очень доволен, это был тот альбом, при написании которого мы совершенно не задумывались о том, как он должен звучать. Мы просто писали песни, писали то, что нам нравится, это шло из самого сердца, и никто не задумывался над тем, как все должно звучать в конечном счете. И именно поэтому у нас получился типичный, стопроцентно "хэлловиновский" альбом, совершенно непохожий на "The Dark Ride", который был написан больше головой, чем сердцем. "Rabbit Don't Come Easy" писался более естественно, что ли, и это, я думаю, можно легко услышать.

Наш промо-диск содержит только 10 песен из 12, которые вошли на альбом. Ты не мог бы рассказать о тех песнях, которых мы еще не слышали - "Hell Was Made In Heaven" и "Nothing To Say"?

Конечно. "Nothing To Say" - вам нужно обязательно послушать эту песню, потому что она очень отличается от всего того, что мы делали до сих пор. Это очень забавная песенка, сделанная в духе так называемой "старой школы" и демонстрирующая наши музыкальные корни. А в "Hell Was Made In Heaven" есть очень тяжелые риффы, и множество различных партий и вокальных линий, которые добавил туда Энди (Дерис), это очень сильная песня.

Поскольку у нас еще не было возможности почитать тексты, скажи, о чем песня "Liar"?

О чем "Liar"? (В замешательстве) Даже сейчас не вспомню... (Дружный смех) У меня самого еще нет полной версии альбома, и я сам еще не читал тексты. Нужно будет достать полную версию и почитать, потому что слова к этой песне написал Энди. Когда у меня будет диск, и я смогу почитать тексты, то смогу больше об этом сказать.

Теперь о ситуации с барабанщиками: на вашем официальном сайте сказано, что Марк Кросс играет на новом альбоме на двух вещах...

Да, его барабаны записаны на "Listen To The Fly" и "Don't Stop Being Crazy".

А Штефан Шварцман теперь является постоянным членом Helloween?

Да, мы приняли его в группу. Он на сцене уже много лет, наверное, даже дольше, чем мы. (Смеется) Он играл с Running Wild и Accept, он всегда играл эту музыку, всегда "был в строю", всегда был на сцене. И в конце концов оказался в Helloween. Он отличный ударник и прекрасный парень, мы очень быстро наши общий язык.

Как сейчас себя чувствует Марк Кросс?

Он чувствует себя немного лучше, но, знаешь… Я встретился с ним пару недель назад, мы пообедали вместе и поболтали, и он сказал мне, что врач до сих пор не разрешает ему перенапрягаться. Если он не перенапрягается, то все в порядке, он чувствует себя хорошо, но стоит ему поиграть немного дольше, как болезнь тотчас же наступает. До полного восстановления ему потребуется еще много времени.

Ты слышал альбом Masterplan? Что ты думаешь о нем?

Я думаю, он весьма хорош. То есть я слышал оттуда только два трека, и они мне понравились. Здорово, что их альбом имеет такой успех; мы пишем музыку так, как хотим мы, они - так, как нравится им. Мы теперь - две самостоятельные творческие единицы, и так проще и нам, и им.

Любопытная вещь - "The Dark Ride" был очень успешным альбомом, но ни вы, ни Роланд Грапов с Ули Кюшем не стали развивать его линию, работать в более мрачном и тяжелом направлении…

Не знаю, как я уже говорил вам, я слышал с этого альбома лишь пару треков, и не знаю, как звучит остальной альбом, и не знаю, стали ли они продолжать линию "The Dark Ride"…

Не стали. "Masterplan" совершенно не похож на "The Dark Ride". Поэтому-то и возникает вопрос, откуда взялся сам "The Dark Ride". Это влияние Роя Зет, или же эти идеи принес кто-то другой?

У нас были определенные идеи по поводу этого диска, но потом материал попал в руки Роя Зет и приобрел тот вид, который вам уже хорошо знаком. Именно он предложил использовать низкий строй гитар и вообще сделал альбом намного мрачней. Этого хотел наш менеджмент, с которым мы согласились и решили посмотреть, что из этого выйдет. А потом мы поняли, что это не совсем… Нет, это хороший альбом, и на нем есть очень хорошие песни, но на нем мы потеряли свое звучание, это уже был не Helloween. А сейчас мы решили делать все сами, что намного лучше и проще.

Насколько мне известно, для "The Dark Ride" вы написали около 30 вещей. Что стало с остальным материалом?

Мы всегда пишем много песен для альбомов, но, конечно, не всегда 30. Я не помню точно, сколько песен мы написали, но их точно было намного больше, чем нужно. Мы просто не стали записывать весь сочиненный материал, потому что нам не нужно 20 треков на диске, и предпочли сконцентрироваться на действительно самых стоящих песнях, а на остальные просто "забить".

Были ли какие-нибудь из них использованы на "Rabbit Don't Come Easy" или на "Masterplan"?

Честно говоря, не помню. Как я уже сказал, всегда получается больше вещей, чем планируешь, и мы просто не стали заниматься остальными песнями.

А сколько песен вы написали для нового альбома?

Для нового? (Начинает жевать, что с успехом делает на протяжении следующих двух вопросов) По-моему, их было штуки на две больше, чем нужно, но когда ты концентрируешься на записи, то уже не думаешь об этих вещах. Некоторые из них потом выйдут в качестве би-сайов или бонусов к японскому изданию альбома.

Какие песни вы будете играть в турне в этот раз? И вообще, как вы выбираете песни для концертов?

Это всегда очень тяжелый выбор, потому что когда у тебя за плечами уже 12 выпущенных альбомов, и ты должен выбрать из них лишь пару десятков песен, то это жизнь не облегчает. С одной стороны, ты хочешь как можно лучше показать новый альбом, с другой - всегда есть песни, которые ты не можешь не сыграть, песни, которые хотят услышать фэны. Так что выбирать всегда сложно. (Смеется) Поэтому мы собираемся все вместе, обсуждаем сет-лист, и каждый предлагает свои идеи… В конце концов мы как-то приходим к общему знаменателю, но это всегда очень трудный выбор.

Я слышал, что для тура в поддержку "The Dark Ride" Nuclear Blast просили вас сыграть с него как можно больше песен. Это правда?

Вовсе нет, мы играли с него не так уж много вещей, всего штуки четыре или пять…

В Москве вы сыграли с него шесть песен.

Правда? Не помню. Нет, это вовсе не было решением Nuclear Blast. Мы просто сели и все обсудили. Так что это было решением группы.

Есть ли шанс когда-нибудь услышать "If I Could Fly" "живьем"?

Возможно, однажды, специально для вас! (Дружный смех) Ну, я не знаю, как получится.

Будет ли клип на новый сингл "Just A Little Sign"? Или, может, на другую песню?

Мы уже сняли видео на "Just A Little Sign" и буквально пару дней назад разослали его по телеканалам. Это клип с компьютерной графикой, на которую наложены участники группы, очень забавный и милый.

Пару лет назад в Японии вышел DVD с видеоклипами Helloween. Почему вы решили выпустить его только в Японии, тем самым сделав недоступным для всех остальных поклонников?

М-м-м… Я не знаю, ну, наверное, потому, что они (японцы - авт.) решили его выпустить. Просто больше никто ни в Европе, ни где бы то ни было еще, не захотел его издать.

Почему вы не включили в DVD видео на "Hey Lord"?

"Hey Lord", по сути, не является полноценным видеоклипом, он просто был помещен в качестве бонуса на одноименный сингл и представляет собой просто компьютерный видеоряд.

А какой клип Helloween - твой любимый?

Последний получился очень удачным, но вы его еще не видели. А так мой любимый клип, наверное, "I Want Out", он просто великолепен. Тогда, в Памплоне, атмосфера была просто замечательной, мы играли на арене для боя быков на закате. Было здорово.

Я слышал, что вы планировали перезаписать "Windmill" с Энди Дерисом для компиляции "Treasure Chest". Почему вы отказались от этой идеи?

Мы планировали ее переписать? Не помню! (Смеется) У нас были какие-то планы по этому поводу, но потом они (Nuclear Blast - авт.) начали нас подгонять, так что у нас не осталось времени, чтобы пойти в студию и что-то переписать.

В 1995 году ты играл на сольном альбоме лидера Rough Silk Ферди Дорнберга "Just A Piano And A Handful Of Dreams". Как ты с ним познакомился?

Эти ребята были у нас на разогреве во время европейского тура в поддержку альбома "Time Of The Oath". (Ошибочка вышла, потому что этот тур проходил в 1996 году, ровно через год после выхода "Just A Piano And A Handful Of Dreams" - прим. авт.). Так мы познакомились, и с тех пор каждый раз, когда он бывает в Гамбурге, он звонит мне, мы встречаемся, обедаем, пьем пиво и все такое, либо встречаемся в Headbangers' Ballroom, небольшом хэви-метал клубе неподалеку от моего дома. Он классный парень, и он пишет хорошую музыку. Кстати, он немного подыграл на Хаммонде на альбоме Shockmachine.

Следующий мой вопрос касается вашего концертного клавишника Йорна Элленброка. Как долго он играет с Helloween?

(Растерянно) Ой, я и не знаю… Лет 13 или 15, я точно не помню, но он уже очень долго работает с нами как студийный и концертный клавишник.

Как ты с ним познакомился?

Мы познакомились на одной базе отдыха, куда я в свое время ездил. Один парень играл там на клавишах, это и был Йорн. И когда нам понадобился клавишник, я просто позвонил ему и спросил, не хочет ли он поехать с нами в турне. Я позвонил и сказал: "Привет, Йорн, не хочешь сыграть с нами пару мелодий?". И он ответил: "Да, возможно, давай встретимся, поджемуем. Давай пересечемся на следующей неделе и поиграем вместе". Вот как он меня понял! И я сказал ему: "Нет, я предлагаю тебе американский тур месяца на три!". (Дружный смех) Тогда он сказал: "Хорошо, дай мне время подумать". И с тех пор он с нами.

Этот вопрос тебе задают практически в каждом интервью: выйдет ли когда-нибудь следующий альбом Shockmachine?

М-м-м… Возможно, однажды, когда у меня будет достаточно времени, и достаточно материала. А пока что я выпустил еще один проект с парой моих друзей, который называется Kickhunter. Если хотите более подробно узнать о нем, заходите на www.kickhunter.com, там можно послушать mp3 и посмотреть фотографии. Я сам продюсировал и записывал этот альбом, также я играю на нем на басу. Мне нравится заниматься в свободное время такими милыми небольшими проектами.

Теперь, если не возражаешь, давай вернемся к самому началу твоей карьеры. В каком возрасте ты стал играть на бас-гитаре?

Я точно не помню, лет в 14 или 16, где-то так.

А почему ты выбрал бас, а не гитару или ударные?

Мне он всегда нравился. Это очень классный инструмент. Между нами любовь до гроба! (Смеется)

До Helloween ты играл в каких-нибудь группах?

Да, я играл в одной панк-группе. Я ведь начинал с панка, много слушал Sex Pistols и Ramones. Моя группа называлась Traumschiss (правильность написания не гарантируем - прим. авт.), я играл с ними два или три года, прежде чем присоединился к группе, которая впоследствии стала называться Helloween.

Как и где ты познакомился с Каем Хансеном?

Это было на прослушивании - они искали басиста. Я встретил парня, который сказал мне, что им нужен басиста, и я ответил: "Что ж, теперь он у вас есть! Он стоит прямо перед вами!". (Дружный смех) Он дал мне адрес, я позвонил, и… и с тех пор я в группе. До сих пор радуюсь, что все так получилось! Представляете, а я ведь мог в тот день пойти куда-то еще!

Были ли у Helloween какие-нибудь демо до выхода первого EP?

Нет, не было. Мы ставили два микрофона в комнате для репетиций, производили ужасный шум и рассылали его по записывающим компаниям. (Смеется) Но это нельзя назвать полноценным демо, так что фактически демо-записей у нас не было.

Как в группе оказался Вайки? Кто его пригласил?

О, это было очень давно, когда Helloween даже еще не назывались Helloween. Группа разваливалась, и каждый пытался найти выход из этого положения. Я знал Вайки еще по другим группам, я играл с ним в одной из них, а потом вернулся к Каю, мы поиграли вместе, и так они познакомились. А потом мы решили принять Вайки в группу, потому что Пит (Силк) больше не хотел с нами играть. Так что он в группе с тех самых пор, как мы стали называться Helloween.

Можешь вспомнить самую первую песню, которую ты написал?

Думаю, это была "Shit And Lobster".

Скажи, песня "Metal Invaders" на компиляции "Death Metal" и на альбоме "Walls Of Jericho" - это одна и та же запись?

Нет, для "Walls Of Jericho" мы ее полностью переписали.

Концертные треки с EP "Judas" действительно записывались "вживую"?

Нет, мы записали их в студии и соответствующим образом смикшировали. Это не концертные треки, просто поверх записи мы наложили шум толпы.

А как насчет "Heavy Metal Is The Law"?

Та же самая история.

На "picture vinyl"-версии EP "Judas" есть очень интересный medley из рождественских песен. Почему вы решили их записать?

Мы сделали это для того, чтобы пригласить в группу Михаэля (Киске), чтобы представить его, потому что это был самый первый трек, который он спел для Helloween. (Смеется)

Есть несколько любопытных слухов о Helloween, которые нам хотелось бы прояснить. Во-первых, правда ли, что Ральф Шиперс пел с вами на нескольких концертах во время тура в поддержку "Walls of Jericho"?

Нет, он пел с нами буквально пару песен, и это было не во время тура "Walls of Jericho". Мы как-то пригласили его на сцену, и он спел с нами "Dr. Stein", "I Want Out" или еще что-то. Мы давно знаем друг друга и успели стать хорошими друзьями. Так что и мы, и зрители получили огромное удовольствие.

Во-вторых, правда ли, что из-за проблем со здоровьем Кай Хансен не принимал участие в записи альбома "Keeper Of The Seven Keys Pt. 1"?

(Пауза) Кто вам это сказал?!

Наш знакомый утверждает, что прочел об этом в журнале Burrn!, но поскольку он на японском языке, то мы не могли это проверить…

Нет-нет, это неправда. Я при этом присутствовал!

Поэтому мы и спрашиваем! Раз ты там присутствовал, и ты должен знать. Но, продолжим. В 1991 году, когда у Helloween были проблемы с Noise Records, ты играл в группе, которая называлась Mr. Prouster…

Да, это была группа, которая впоследствии превратилась в Shockmachine. Это практически те же парни. Так началась история Shickmachine, потому что мы уже собирались записать что-то с Mr. Prouster, но Helloween возобновил свою деятельность, и мне пришлось все отложить. И впоследствии эта группа стала Shockmachine.

Давай теперь поговорим о би-сайдах, которые ты написал для синглов Helloween. О чем идет речь в песне "Cut In The Middle"?

(Смеется) Вообще-то в ней нет особенного смысла, я в нее не вкладывал никаких особенных идей. Просто Вайки как-то сказал мне: "А почему бы тебе не назвать песню "Cut In The Middle"?". И я так и сделал, так что у нее нет особенного смысла, хоть она и звучит очень многозначительно. (Смеется) И каждый понимает ее по-своему. (Хохочет) Вот, в общем-то, и все.

А как насчет "Ain't Got Nothing Better"?

Она о рок-н-ролле, с сопутствующими ему барами, выпивкой, удовольствиями, всем, что мы иногда очень любим. В ней и тексты соответствующие - о хорошем времяпрепровождении, о делании глупостей под градусом и все такое. (Смеется)

Что вдохновило тебя на написание "Silicon Dreams"?

Люди всегда хотят выглядеть иначе; пытаясь создать желаемый образ, они делают пластические операции, но при этом они перестают выглядеть естественно. Знаешь, тебе постоянно о чем-то говорят, ты слышишь об этом по телевидению, читаешь в газетах и начинаешь считать, что это правильно, но перестаешь быть самим собой. Это меня и подтолкнуло: люди считают, что с помощью операции можно изменить себя. Просто будьте собой!

Кому пришла в голову великолепная идея выпустить "Karaoke Albums"? Их еще можно достать?

(Смеется) Это придумала наша японская записывающая компания. Они включали эти песни в своих караоке-барах и там же их и продавали. Так что достать их можно только в Японии.

На вашем альбоме "Better Than Raw" в качестве бэк-вокалистки принимает участие Ютта Вайнхольд (экс-Zed Yago, Velvet Viper). Как она там оказалась?

Мы давно ее знаем. Мы периодически пересекаемся на различных мероприятиях, да и еще в начале нашей карьеры мы ходили на ее концерты, общались с ней и классно проводили время. А пригласили мы ее потому, что нам просто был нужен женский вокал, вот и все.

Правда ли, что после вашего разрыва с Роландом к вам хотел присоединиться Хеньо Рихтер (Gamma Ray)?

Да, мы предлагали ему присоединиться, но он так и не принял никакого решения, черт его побери! Не знаю, что там у него случилось, но он так и не сказал ни "да", ни "нет", а нам в тот момент как раз был очень нужен постоянный участник. Нам не нужен был кто-то, кто бы пришел и сказал: "ОК, я вам помогу, я сыграю здесь пару соло". Нам нужно было совсем другое - постоянный участник, но Хеньо так и не смог принять решение. Так что в итоге решение приняли мы, и оно было не в его пользу.

Откуда взялся очень оригинальный би-сайд с сингла "Hey Lord" - "Moshi Moshi Shiki No Uta"?

(Смеется) Это ведь трек Роланда? Если не ошибаюсь, это мелодия из японской народной песни. А это прикольное название дали ей мы сами. (Смеется)

Оно что-нибудь означает?

Нет-нет. Просто примерно так говорят японцы. (Дружный смех) Моши-моши и все такое… Это просто прикольное название, как, например, "Rabbit Don't Come Easy".

Что ж, это, наверное, все вопросы, которые мы хотели задать. Возможно, некоторые из них показались тебе странными…

Ну что вы, все в порядке.

На прощание скажи пару слов своим российским фэнам…

Что ж, скоро начинается наше турне, во время которого мы собираемся заехать к вам и хорошенько повеселиться!

Будем с нетерпением ждать и обещаем горячий прием! Счастливо!

Спасибо, пока!


Выражаем благодарность Маркусу Восигену (Nuclear Blast Records) за организацию этого интервью.

Вопросы задавали Роман "Maniac" Патрашов, Наталья "Lynx" Хорина
Перевод - Наталья "Lynx" Хорина
16 май 2003
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 1470




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом