Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Beautiful Sin



Откровение



Prologue
Барабанщик Ули Кюш может рассказать о многом, ведь за двадцать лет своей карьеры он успел поработать с такими звездами металической музыки, как Holy Moses, Gamma Ray, Helloween и Masterplan. К сожалению, ему так и не удалось найти долговременное пристанище ни в одной из этих групп, и сейчас, в возрасте 39 лет, он открывает новую главу своей жизни с проектом Beautiful Sin. Поклонники Masterplan не будут удивлены дебютным альбомом группы “The Unexpected”, даже несмотря на присутствие в команде женщины-вокалистки и отсутствие очевидных хитов. Так или иначе, этот интереснейший релиз – более чем веская причина поговорить с Ули. По крайне мере, так думали мы, когда готовили это интервью, но в результате оказались первыми в мире журналистами, которые узнали о выходе Ули из состава Masterplan. Сказать, что мы были шокированы – значит, ничего не сказать. Но ведь именно это и предлагает название последней работы Ули – «Неожиданное»…
Beautiful Sin
На сайте лейбла AFM Records сообщается, что идея создать Beautiful Sin появилась у тебя осенью 2004 года, когда вы заканчивали работу над вторым альбомом Masterplan. Что побудило тебя собрать еще одну группу? Тебе кажется, что материал альбома “The Unexpected” не вписывается в рамки Masterplan?

Ну, я бы сказал, что это довольно спорный вопрос. У меня была парочка готовых песен, и я всегда хотел записать их для какого-либо проекта. Я предложил эти вещи остальным музыкантам Masterplan, но решением большинства они были отклонены, так как не вписывались в общую концепцию альбома, и мы выбрали для него другие песни. Кроме того, у меня были еще несколько ранее не использованных композиций, которые были слишком хороши, чтобы остаться неизданными, и, поскольку я всегда хотел поработать с Магали (Льютен, вокалистка), я решил что сейчас – самое подходящее время, чтобы найти этому материалу применение. Также я хотел избежать всех дискуссий по поводу аранжировок и того, как именно должны выглядеть новые песни, мне просто хотелось записать пластинку, которую была бы моей, от начала до конца. И я очень рад, что в результате некоторые песни на альбоме Beautiful Sin получились по-настоящему классными, причем они довольно сильно отличаются от того варианта, который был заготовлен для Masterplan у меня в голове. Не думаю, что между Beautiful Sin и Masterplan может быть какая-то конкуренция, это просто некоторое количество моего материала, который нигде ранее не выходил, и который, на мой взгляд, очень силен.

В нескольких интервью ты сказал, что Beautiful Sin – это, скорее, твой сольный альбом, но, тем не менее, ты выпустил его под именем полноценной группы. Что стало причиной такого решения?

У меня было несколько идей насчет того, как позиционировать этот проект. Если ты записываешь сольник, ты делаешь абсолютно все в точности так, как хочешь, ты сам принимаешь решения по поводу каждой мелочи. Но мне больше хотелось собрать группу, ведь Магали была в это время свободна, а музыканты, которых я нашел для записи альбома, не только отлично справились с работой, но и были готовы поехать в турне. Во время записи появилось чувство, что у нас может получится отличный коллектив, который бы мог ездить с концертами и т.д. Я также сделал пару звонков на лейблы и поспрашивал знакомых, в каком виде лучше выпустить этот альбом, и абсолютно все, с кем я советовался, говорили мне, что он звучит как запись настоящей группы. Я до сих пор поддерживаю постоянный контакт со всеми музыкантами, которые были вовлечены в создание альбома, и мы уже планируем некоторое количество концертных выступлений в следующем году, может быть, на летних фестивалях или в качестве разогревающей группы. Мы собрали коллектив практически с нуля, на базе только лишь отличных песен. Я знаю, что Магали – очень талантливая девушка, Йорн Вигго Лофстед (гитарист) и Аксель Макенротт (клавишник) тоже весьма творческие люди, так что мне кажется, что написание песен для нашего второго альбома может пойти гораздо легче, поскольку все будут вовлечены в процесс. Они знают, как должна звучать наша музыка, мы обозначили этот курс дебютным диском, так что я вполне представляю себе работу с теми же людьми над второй работой под этим же именем. Это больше группа, чем сольный проект.

Почему ты выбрал для проекта женщину-вокалистку? Ты не участвовал в подобных коллективах со времен Holy Moses…

Здесь все очень просто. Я работал с Магали в 2002 году над альбомом ее группы, который записывался в моей небольшой студии. В первый же день, когда я услышал ее голос, я подумал: “Вот это да! Она поет потрясающе, у нее столько идей, с ней просто отлично работать!” Я сразу понял, что это фантастический голос для рок-музыки, и с тех пор я загорелся идеей записать с ней совместный альбом. Осенью 2004 года, когда песенный материал был готов, у меня было несколько кандидатов на роль певца, я не мог точно решиться, но первым делом я связался с Магали, которая мгновенно заинтересовалась предложением. Мы записали несколько демо, не преследуя каких-то особо серьезных намерений, но они вышли классными, ее голос отлично вписался в музыку. Кто-то может сказать, что я следую моде, ведь сегодня очень модно иметь в металлическом проекте женщину-вокалистку, но я об этом вообще не думал. Идея использовать женский голос в рок-музыке родилась гораздо раньше, чем появилась эта мода, можно вспомнить хотя бы Литу Форд или Ли Аарон. И, как вы можете услышать на альбоме, наша музыка совершенно не похожа на Nightwish, у нас нет никакого оперного пения. А Магали просто отличный музыкант, и работать с ней – одно удовольствие.

Ты и сам неплохо поешь, ты спел пару песен на трибьюте Rainbow (“Catch The Rainbow”, 1999)) и в мюзикле Ферди Дорнберга “A Storyteller’s Rain” (2000). Тебе не хотелось бы записать альбом, в котором ты сам будешь исполнять все вокальные партии?

Я бы с радостью, но для этого мне придется выпить не меньше двух бутылок красного вина. (Дружный смех).

За чем же дело стало?! Давай!

Нет, моя главная цель сейчас – написание песен, я очень много сочиняю, а мой основной инструмент – барабаны. Все остальное – это просто приспособления, которые помогают развить мои идеи в нужном направлении. Я сам пою и играю на гитаре, когда готовлю демо-записи, но делаю это лишь для того, чтобы другие люди лучше представляли, что я хотел сказ
Beautiful Sin
ать. Я не считаю себя хорошим певцом, у меня в жизни было несколько моментов, когда я спел что-то и подумал: “Ну, это звучит неплохо”, но если сравнивать меня с настоящими вокалистами, которые профессионально поют уже много лет, я все-таки предпочту уступить место у микрофона кому-то другому! (Дружный смех). А вот бэк-вокал я прописываю довольно часто. Это весело, мне нравится сам процесс поиска разных голосов и раскладки хора на партии для получения оптимального звучания. Помимо всего прочего, это еще и отличная тренировка для голоса.

Мы были весьма удивлены, когда узнали, что в Beautiful Sin участвует Йорн Вигго Лофстад, который также играл на двух последних сольных альбомах Йорна Ланде. Как тебе удалось заполучит Йорна Вигго в состав группы? Ты был так впечатлен его игрой на “Out To Every Nation” (2004)?

Как-то раз я слушал альбом его основной группы, Pagan’s Mind, и подумал: “Вот это да, просто отличный гитарист!” Прошло не так много времени, как я узнал, что он также работает и с Йорном Ланде, так что я попросил у Йорна его телефон. У нас состоялся небольшой диалог, я рассказал ему о планах Beautiful Sin записать демо и поинтересовался, не хотел бы он принять участие и сыграть несколько соло-партий. Как я уже говорил, я неплохой ритм-гитарист, я сам записываю партии гитар на демо-пленках, но мне был необходим человек, который бы создал соло и придал песням законченный вид. Таким образом, Йорн Вигго получил демо-запись, а через неделю она вернулась обратно со всеми прописанными гитарными соло. Я был просто поражен, я подумал: “Ничего себе, это просто потрясающе!” Потом мы встретились, хорошо обсудили все песни, изменили некоторые гармонии и мелкие детали, и он был отлично подготовлен к самому процессу записи альбома. С того момента, работать с ним было сплошным удовольствием.

Beautiful Sin можно назвать интернациональной группой – ваша певица из Бельгии, ты и Аксель из Германии, а остальные двое музыкантов - норвежцы. Как вы работаете над песнями, на каком языке разговариваете во время репетиций?

В процессе работы над материалом мы используем, так сказать, современный подход. У нас нет собственной репетиционной базы, мы не встречаемся, чтобы поиграть вместе, как группа, и мы не сочиняем песни в процессе джема. Вместо этого мы используем компьютеры и делимся друг с другом идеями, используя электронную почту и формат mp3. Таким образом, у каждого есть время внимательно послушать материал, набраться вдохновения, добавить что-то свое и послать запись обратно, чтобы уже другой музыкант группы мог услышать результат. Это философский вопрос – каким способом работать лучше, но на мой взгляд, в наше время надо использовать современные технологии, это весьма эффективно. Сейчас я живу в Норвегии, Аксель в Гамбурге, Магали в Бельгии, а оставшиеся два музыканта живут не так уж далеко от моего дома, но все равно добираться до них на машине займет где-то три или четыре часа. Если бы мы захотели найти параллельные «окна» в графиках всех участников подыскать помещение для совместных репетиций и место, где мы могли бы засесть на месяц и заняться написанием песен, объем работы был бы просто колоссальным. Более того, на все это пришлось бы потратить кучу денег. Так что современные технологии помогают нам воплотить наши идеи в жизнь, избегая таких затруднений. Все участники группы очень хорошо владеют английским языком, это совершенно не проблема, Магали также говорит по-французки, а поскольку я одно время постоянно проживал в Бельгии, то иногда мы с ней общаемся и на этом языке, но все основные диалоги ведутся на английском.

Ты уже довольно давно живешь в Норвегии. Что побудило тебя покинуть Германию?

Что побудило меня покинуть Германию? Любовь. (Смеется). Кроме того, Норвегия – замечательная страна, мне очень нравится здешняя природа. В Норвегии столько простора и открытых пространств, и в то же время, здесь проживает довольно мало людей, к тому же, мне нравится местный менталитет, да и норвежский язык для меня не слишком сложен, ведь у него те же корни, что и у немецкого. Я живу здесь уже два года и уже довольно хорошо вник в этот язык. Я пока еще не говорю по-норвежски, но я понимаю практически все, хотя бывает по-разному – иногда я отлично понимаю каждое сказанное слово, а иногда я сижу и осознаю, что не разобрал ничего. Жизнь здесь протекает медленно, и мне кажется, что это следствие того, что Норвегия – намного более спокойная страна, совершенно не такая суматошная, как Германия.

Альбом “The Unexpected” открывается песней “Lost”, которая является новой версией композиции “The Departed (Sun Is Going Down)”, с новым текстом. Почему ты решил переписать эту вещь? Ты не был удовлетворен как ее записали Helloween на альбоме “The Dark Ride” (2000)?

Я был доволен той версией, которая вышла на “The Dark Ride”. Но дело в том, что когда ты пишешь композицию, ты всегда представляешь ее по-другому, пока не вовлечешь в процесс остальных музыкантов группы. Они привносят какие-то свои черты, и песня меняется на глазах. В большинстве случаев, это только помогает сделать твои сочинения еще сильней, и мне кажется, что никому еще не мешал чужой взгляд на свои вещи. Но что касается именно этой песни, то “Lost”, которую можно услышать на альбоме Beautiful Sin, на самом деле – изначальная версия, которую я написал еще лет восемь назад. Я обнаружил пленки с оригинальной демо-з
Beautiful Sin
аписью уже после того, как мы записали “The Departed”, и я подумал: “Ничего себе! Здесь тоже весьма сильные вокальные гармонии!” Я мог бы пойти более легким путем и написать на основе этих гармоний совершенно новую композицию, но на мой взгляд, сама структура песни до сих пор смотрится весьма современно, несмотря на ее возраст. Гитарные риффы и все остальное отлично сочетаются с мелодией, и поэтому я решил записать новую версию, на этот раз в ключе написанного мной изначально оригинала. Примерно такая же история произошла с “Revelation” с альбома “Better Than Raw” (1998), которая в результате получилась намного более совершенной песней, чем на моей демо-записи. У меня нет никаких причин перезаписывать “Revelation”, но что касается “The Departed”, тут еще дело в том, что я обнаружил, что ее изначальный текст не блещет особо глубоким смыслом… Или лучше скажем так: версия, которую можно услышать на “The Unexpected”, мне лично гораздо ближе, ее лирика посвящена, так сказать, дурным привычкам и моему собственному опыту в этой области. Лично для меня эта песня стала намного глубже, и я счастлив, что сумел создать уже две отличные версии одной песни.

На альбоме также можно найти трек с вокалом в стиле рэп. Почему ты решил внести столь необычный элемент в музыку Beautiful Sin?

В 90-х годах прошлого века такие группы, как Clawfinger и Rage Against The Machine, оказали на меня большое влияние, но я еще никогда не сочинял песен, в которых бы присутствовал такой тип пения. В моей голове уже давно крутился этот ритм для вокальной партии, и я никак не мог решить – добавить ли в него мелодии или сделать более «темную», думовую песню. Используя этот ритм, мне было очень легко написать текст, который, на самом деле, повествует о друге, который вечно попадает в какие-то неприятности, оказывается вовлечен в совершенно уникальные малоприятные ситуации. Это что-то типа саркастического взгляда на персонажа, взгляда с юмором. Я думаю, что вокал в стиле рэп здесь смотрится намного лучше, а иначе это была бы весьма темная и мрачная песня.

Как, на твой взгляд, слушатели примут “The Unexpected”? Хотел бы ты, чтобы альбом стал таким же успешным, как работы Masterplan, или же Beautiful Sin - это скорее возможность выплеснуть излишки творческой энергии, и тебя не очень волнуют популярность и продажи?

(Хихикает). Человеку свойственно надеяться на лучшее, и я надеюсь привлечь к своей музыке внимание как можно большего количества людей. Я буду счастлив, если альбом разойдется бОльшим тиражом, чем диски Masterplan, но совершенно не расстроюсь, если этого не случится. Скорее наоборот, стоит ожидать значительно меньшего объема продаж, потому что инфраструктура, поддерживающая Beautiful Sin не настолько отлажена и массивна, как в случае с Masterplan, да и с точки зрения промоушена между этими коллективами значительная разница. Но мне кажется, что качество музыки должно проверяться временем. Я счастлив, что этот альбом увидел свет, я очень благодарен лейблу AFM за помощь в этом деле. Я также очень рад, что Магали получила возможность показать себя – ведь до этого момента у нее не выходило пластинок (запись, которую она сделала с Over Us Eden так и не была выпущена – прим. авт.), а мне кажется, что ее голос достоин быть услышанным. В целом, я абсолютно доволен результатом работы и был счастлив поработать с этими музыкантами в будущем. Альбом выпущен и это главное, все остальное выяснится с течением времени. Я буду знать, где остановился с этой работой и группой, и мы посмотрим, что можно сделать в дальнейшем. Так что я настроен весьма позитивно, ведь 85 или 90 процентов отзывов об альбоме – исключительно хорошие, и это уже делает меня счастливым.

Недавно мы были очень удивлены, когда узнали, что ты – новый барабанщик в Mekong Delta. Как тебе удалось вновь сработаться с Ральфом Хубертом? Не далее как в январе он сказал нам, что не поддерживает никаких контактов с бывшими членами группы…

Он был первым продюсером, с которым мне пришлось работать, это был 1986 год, и мы записывали альбом Holy Moses “Finished With The Dogs”. Его студия располагалась неподалеку от моего родного города, я заходил туда пару раз, и он пригласил меня сыграть на одной песне Mekong Delta (композиция называлась “The Gnome”, и теперь ее можно найти в качестве бонус-трека на переиздании альбома “The Music Of Erich Zann” (1988) – прим. авт.), поскольку ему понравился мой стиль игры. В тот момент не было ясно, будет ли Йорг Михаэль (тогда барабанщик Rage, впоследствии участник Axel Rudi Pell, Running Wild, Saxon и Stratovarius – прим. авт.) постоянным барабанщиком в Mekong Delta, и Ральф был заинтересован и в моей кандидатуре. Поскольку в Holy Moses мы тоже играли техничный и прогрессивный трэш-метал, разве что с другим типом вокала, конечно же, я был воодушевлен перспективой. Но с годами мои вкусы поменялись, меня стал больше привлекать мелодичный хард-рок и металл, и со вступлением в состав Gamma Ray для меня открылась новая страница жизни. С тех пор я ни разу не делал ничего подобного Mekong Delta, в течение 15 лет я играл мелодичный хэви. Я люблю эту музыку, ее приятно исполнять, кроме того, она значительно проще и требует меньших усилий, в то время как для техничного трэша необходимо очень много времени на разработку и продумывание всех своих партий. Но когда я услышал, что Ральф хочет возродить Mekong Delta, я послал ему электронное письмо, в к
Beautiful Sin
отором просто написал: “Замечательно, что ты решил снова собрать группу! Я с большим нетерпением жду результатов.” А он перезвонил мне и спросил, не хочу ли я сыграть на новом альбоме Mekong Delta. Я был очень рад, и я ответил: “Вот это да! Я согласен!” Мы не общались с ним года с 1988, и я очень рад поработать с Ральфом снова.

Ты не мог бы сравнить свою работу с Ральфом во время записи “Finished With The Dogs” и процесс записи барабанов для нового альбома Mekong Delta?

Двадцать лет назад я был еще подростком, я ничего не знал, а теперь я могу быть уверен в том, что говорю – вот и вся разница. (Смеется). На самом деле, сейчас мы с Ральфом работали по той же схеме, что используется в Beautiful Sin – мы обменивались mp3 файлами с записями песен, я вник в материал и разработал аранжировки для барабанов, которые, на мой взгляд, получились совершенно уникальными. На этом альбоме вы услышите парочку песен, которые настолько экстравагантны, что за все мои 39 лет жизни я никогда не слышал ничего подобного. Результат получился весьма и весьма особенным. А двадцать лет назад я вообще не представлял, как записываться барабаны, я пришел в студию абсолютным юнцом, я даже не знал, как установить микрофон внутрь басовой «бочки», и я именно тогда впервые в жизни увидел микшерский пульт, так что я был очень впечатлен окружающей обстановкой. Я просто делал, что мне говорили делать, и играл так, как мог играть, и, на самом деле, тогда я сделал самый большой шаг вперед в игре на барабанах. Сейчас, когда я переиграл во множестве групп и прослушал огромное количество самой разнообразной музыки, у меня возникают новые источники вдохновения, и я продвигаюсь все дальше по дороге в совершенство. Мне кажется, что сейчас я гораздо лучше понимаю сам смысл и идею музыки Ральфа. Это и является главным отличием.

У тебя в Норвегии есть собственная студия, но в твоей официальной дискографии значится только один «чужой» альбом, который ты спродюсировал – это работа группы Магали, Over Us Eden. Есть ли у тебя желание продолжить работу с другими коллективами в качестве продюсера?

Да, несомненно, если у меня будет время, и я вдохновлюсь творчеством группы. Что же касается коллектива Магали, некоторые из музыкантов являются моими старыми друзьями, мы как-то встретились, они показали мне свою музыку, и я сказал: “Если у вас есть намерение записать альбом, у меня в распоряжении студия, и мы можем все обговорить.” Вот так мы и начали работать вместе, и в качестве продюсера, я привнес и свои влияния в музыку Over Us Eden, я попытался взглянуть на их творчество свежим взглядом и выделить самые интересные моменты, сделать их еще сильнее. Хотя в данном вопросе очень многое зависит от музыкантов, с которыми мне приходится работать – насколько они открыты и готовы позволить другому человеку «копаться» в своем материале. На самом деле, моя студия далеко не такая большая, как можно себе представить, это не профессиональная студия, это скорее домашняя база, где можно записать свою музыку при помощи современных технологий. У меня есть для этого все необходимое оборудование. В свое время у меня была большая студия, но я довольно быстро понял, что владельцу студии приходиться следить за кучей разных вещей – техническими аспектами, арендной платой, заменой вышедших из строя деталей, и в результате я пришел к выводу, что мне гораздо проще сфокусироваться на написании песен, чем на содержании большой профессиональной студии. Но, конечно же, мне по-прежнему интересно продюсировать самую разную музыку, я совершенно не зациклен на хэви-метале, я открыт к любому типу творчества, так что будь, что будет… почему бы и нет?

Ты упомянул о своих планах в следующем году выйти на сцену с Beautiful Sin. Случится ли это, когда вы уже запишете второй альбом, или же у тебя есть другие идеи на этот счет? И каковы шансы увидеть тебя на гастролях в составе Mekong Delta?

Да, такая возможность есть, мы обсуждаем это. В данный момент новый альбом Mekong Delta еще не закончен, сейчас мы записываем гитарные партии. Весь бас и барабаны уже записаны, то же самое могу сказать и о классических инструментах, но что определенно займет долгое время – так это поиск Ральфом нового вокалиста. Мы уже получили приглашения сыграть на некоторых фестивалях, мы подумаем над этим, но в основном все зависит от нашего графика в следующем году. По поводу Beautiful Sin могу сказать то же самое – я не уверен, стоит ли нам сразу записывать второй альбом или же сначала выбраться на сцену, посмотреть как мы звучим на концертах, а потом использовать этот опыт в работе над новым материалом. Я уверен, что вторая работа Beautiful Sin появится на свет, но когда – я пока не могу сказать точно.

Говоря о концертных выступлениях, мы не можем не спросить о твоих впечатлениях от концертов в России. Первый раз ты был здесь в составе Helloween в 2001 году, и эта поездка уже обросла различными легендами, например, много говорят о вашем ночном путешествии на поезде из Санкт-Петербурга в Москву, или о вашем появлении на вечеринке Harley Davidson, где вы исполняли очень странный репертуар, в том числе “Paranoid”. А какие воспоминания остались о России у тебя?

О, это было просто незабываемо. Я, кстати, рассказывал о моем первом визите в Россию всего неделю назад – все было очень насыщенно событиями, и все было совершенно по-другому в сравнении с другими странами, к которым
Beautiful Sin
мы привыкли. Я могу вспомнить множество положительных эмоций, нам удалось провести два дня в Санкт-Петербурге и два дня в Москве, и та ночная поездка на поезде, о который вы говорите, была потрясающей. Было очень интересно увидеть, как живут люди, к тому же, мы познакомились с множеством отличных людей. К сожалению, у меня не осталось никаких контактов с Россией, но я уверен, что если мне представится шанс сыграть в Санкт-Петербурге или Москве еще раз, я обязательно повстречаюсь с ними вновь.

Твой второй визит в Россию состоялся вместе с Masterplan в 2003 году, вы выступали в рамках фестиваля “Rokfest”. Но уже на саундчеке перед вашим выходом на сцену у нас возникло чувство, что что-то не в порядке, во всем ощущалась какая-то нервозность. И в самом деле, в результате звук оставлял желать лучшего, а ваше выступление было прервано на середине песни. Ты не мог бы рассказать нам, что же произошло на самом деле?

Я бы очень хотел узнать это сам! Если говорить о саундчеке, то я мало что помню сейчас. Поскольку Helloween были хедлайнерами фестиваля, ходили слухи, что именно они отключили нам электричество, но я понятия не имею, правда ли это. Я знаю, что с ними работал один парень, тур-менеджер, и он очень сильно настаивал на четком соблюдении графика, но было совершенно очевидно, что электричество нам отключили еще за пять минут до конца нашего выступления, а все остальные группы пробыли на сцене на десять минут больше, чем предполагалось. Так почему же такая неприятность случилась именно с нами? Понять это мне довольно сложно, я, конечно, не буду говорить, что это были происки Helloween, и что они подошли к своему тур менеджеру и сказали: “Эй, отключи-ка этим электричество”, но произошедшее все равно заставляет меня задуматься… В любом случае, нам удалось отыграть хороший концерт, и это было потрясное шоу, насколько я могу вспомнить. Если нас обрубили в середине последней песни, я могу это пережить. Также я вспоминаю, что было очень трудно встретиться с ребятами из Helloween, даже Маркус Гросскопф не захотел подойти и пообщаться с нами, это было довольно странно, меня удивило, что я никак не могу поговорить с людьми, с которыми проработал столько лет. По этому поводу за кулисами было некоторое непонимание и различные разговоры. Но, с другой стороны, это был фестиваль, а с ребятами мы до сих пор иногда встречаемся и разговариваем. Недавно мы отыграли в Чехии, и Helloween давали там концерт на той же площадке на следующий день после нашего шоу. Я остался на фестивале на день дольше и посмотрел, как выступают Helloween, это было необычно, ведь последние годы я видел все с другой стороны сцены. А прямо перед ними играли Gamma Ray, еще одна моя бывшая группа, так что я получил большое удовольствие, посмотрев на обе группы, сравнив их, и немного поностальгировав по старым денькам. Тогда же я встретился с Маркусом, мы пообщались, и я познакомился с новыми музыкантами Helloween - гитаристом и барабанщиком. Это было очень приятно.

Многие ожидали, что Masterplan будут играть песни Helloween, которые написал ты и Роланд Грапов, но в ваш сет-лист вошел лишь небольшой фрагмент “The Departed”. Почему вы не хотите исполнять такие вещи, как“Push” или “Mr. Torture”? Мы уверены, что очень многие были бы рады услышать «живьем» эти песни…

Это довольно сложно объяснить… Или не так уж и сложно, я не знаю… (Вздыхает). Понимаете, мы основали Masterplan, чтобы быть независимыми от Helloween, и я думаю, что это было очень важно для остальных музыкантов, которые никогда не имели ничего общего с Helloween. На мой взгляд, Helloween – это Helloween, а Masterplan - это Masterplan, вот и все. Masterplan играют свою музыку, мы пишем новый материал, и теперь у нас есть вполне достаточное количество песен, и нет совершенно никакой необходимости играть “Mr. Torture” или что-то вроде этого. Роланд предлагал играть старый материал, и мы обсуждали этот вопрос, но в группе также участвуют и другие люди, и нам приходится считаться и с их мнением. “Mr. Torture” – это не та песня, которая идеально подойдет под манеру исполнения Йорна, так что нужно очень внимательно решать, что будет лучше, как поступить мудрее. Конечно, можно сделать хорошую новую версию этой композиции, и я думаю, что публика бы отнеслась к этому с большим воодушевлением. Но с другой стороны, мы хотим представить зрителям материал Masterplan и дать всем понять, что мы – не Helloween, пусть они играют свои песни, а мы будет играть наши. На этом для меня вопрос закрыт. Правда, я не беседовал с Роландом, так что для него эта тема, возможно, еще открыта, и, мне кажется, что если бы все зависело от него, то эти песни звучали бы на наших концертах, но в группе Masterplan пять музыкантов, мы решаем все вопросы демократично и мнением большинства. Если песня будет плохо вписываться в саунд Masterplan, я не понимаю, зачем надо ее играть. В самом первом туре группы у нас просто не было достаточного количества песен, и только поэтому мы исполняли эту medley из двух песен Helloween и одной вещи Ark. Получилось довольно неплохо, но это звучало совершенно не ново, и играть песни Masterplan доставляло нам намного больше удовольствия. Если ты будешь оставаться пленником старого хитового материала, который ты играешь уже много лет… Я не сказал бы, что это скучно, скорее – абсолютно не ново и не вдохновляет музыкантов. Конечно же, мы представляем, каково мнение фэнов на этот счет, и что они примерно хотят услышать на концерте, но как можно подтолк
Beautiful Sin
нуть поклонников полюбить твои новые песни, если ты не будешь их играть, а так и будешь каждый концерт отдавать предпочтение старому материалу?

У Masterplan уже анонсированы гастрольные даты на следующий год, что дает новым фэнам основание предполагать, что если вы назначаете концерты, то вы уже нашли нового вокалиста. Правдивы ли эти предположения, или же вы еще в процессе поиска?

В данный момент я не могу сказать по этому поводу ничего определенного, потому что я больше не числюсь в составе Masterplan.

Что??? Ты больше не играешь в Masterplan???

Да, это так, и похоже, что вы – первые журналисты, кто об этом слышит. Так что я не знаю, кто будет новым вокалистом.

(в шоке) Но ПОЧЕМУ ты ушел из группы?

Ээ… Все это будет довольно тяжело объяснить, потому что все проижошло совсем недавно, я принял окончательное решение всего лишь две недели назад. Я думаю, что мы в скором времени сделаем официальное заявление для прессы, а сейчас я не могу… или, точнее, не готов обсуждать причины нашей размолвки. У нас начались проблемы, но так часто бывает в жизни, для меня это было полной неожиданностью, но принять твердое решение было необходимо. Теперь я занят другими вещами, так что какие планы на будущее у Masterplan, я не знаю.

В таком случае, очевидный вопрос – что это за другие вещи, и каковы теперь твои музыкальные приоритеты?

У меня есть Beautiful Sin, и, поскольку я знаю, что мое участие в Masterplan закончено, я сконцентрирую внимание на Beautiful Sin и постараюсь выжать из этого проекта все возможное. Но это так же зависит от планов Магали, поскольку у нее есть еще одна группа, в данный момент они записывают демо и пытаются встать на ноги. Йорн Вигго очень занят работой в группе Йорна Ланде, и, кроме того, у него есть собственный проект Pagan’s Mind, так что для него довольно тяжело сделать Beautiful Sin своим главным приоритетом. Я бы с радостью начал записывать и сочинять новые песни прямо сейчас, но мне приходится считаться с планами других участников группы. И, как я уже сказал, я начал новую жизнь в Норвегии, у меня теперь здесь семья, ребенок, так что мне кажется, что сейчас подходящее время сделать паузу и хорошенько обдумать все произошедшее, чтобы понять, в каком направлении двигаться дальше. Пока что я вижу две вещи, на которых стоит сконцентрироваться – это работа с Beautiful Sin и Mekong Delta, и я с радостью буду заниматься обоими проектами.

И Beautiful Sin, и Masterplan выпускают альбомы на лейбле AFM Records. Рассматривал ли ты возможность релиза “The Unexpected” на каком-нибудь другом лейбле, или ты полностью удовлетворен работой AFM?

Пока что я всем доволен. Должен признать, что подписать контракт было не так уже и легко, сайд-проект барабанщика не привлекает особого внимания лейблов. Но я подумал: “Пусть за нас говорит музыка,” разослал наши записи по всем возможным адресам и получил отличный отзыв от AFM. Им понравился голос Магали, им понравились песни, и это было основной причиной, почему они нас подписали. Мне удалось еще немного продвинуть процесс и получить даже больше чем я ожидал, и, на мой взгляд, промоушен альбома был выполнен на должном уровне. Мне не на что жаловаться – группа на слуху, наш дебютный CD можно найти в музыкальных магазинах, и пока что я всем доволен.

Во многих интервью ты говорил, что очень уважаешь людей, которые работают в музыкальном бизнесе уже много лет. Что для тебя является самым сложным аспектом в этом деле?

Это, определенно, деньги. Когда ты музыкант, у тебя никогда нет стабильного заработка. Бывают периоды, когда приходиться платить много денег за оборудование, за дорогу или за организацию чего-либо, и бывают периоды, когда на твой счет просто не приходит достаточного количества финансов, из-за того, например, что у группы отпуск, так что очень тяжело создать такие условия, при которых у тебя был бы постоянный и твердый доход. Для меня быть профессиональным музыкантом вовсе не означает жить только на доходы с музыки, это было бы, конечно, просто великолепно, и я вовсе не испытываю острой необходимости в деньгах, но иногда финансовые условия становятся довольно трудными. Трудно сидеть и спокойно писать музыку, когда ты не знаешь, на что купить еду или как расплатиться за жилье в конце месяца. Приходится искать другой источник дохода, я когда-то работал плотником, и мне до сих пор иногда приходится возвращаться к этой профессии, но в принципе, я отношусь к этому нормально. Так что я бы сказал, что именно деньги – самый тяжелый аспект в этом деле. Также тяжело поддерживать хорошие отношения в группе из пяти человек, потому что все мы разные по характеру, и иногда бывает очень тяжело улаживать какие-то споры и проблемы. Именно это и случилось в Masterplan, и хотя я совершенно не ожидал такого поворота событий, но где-то в глубине я был к нему готов, ведь у меня уже был подобный опыт в Helloween, Gamma Ray и Holy Moses. Иногда все идет просто как по маслу, а иногда – все катится по наклонной вниз, ты сидишь и понимаешь, что желание делать хорошую музыку, которое было так сильно в начале творческого пути команды, просто исчезает, а ведь это – самая важная вещь в группе. С помощью Mekong Delta я понял, что сочинять музыку – это самое главное. Все остальное может оставаться на заднем плане. Конечно, нужно искать правильных музыкантов, нужно оказаться в нужное время в нужном месте, нужно продумывать стратегию развития команды, и все это далеко не всегда получается с первой попытки, ведь в жизни есть хорошие времена, но есть и плохие. Но, я повторюсь, когда исчезает вдохновение писать музыку – вот тогда все становится очень плохо.


Выражаем благодарность Ирине Ивановой (CD-Maximum) за организацию этого интервью

Вопросы задавали Роман “Maniac” Патрашов, Наталья “Lynx” Хорина
Перевод с английского – Григорий “Starbreaker” Воронцов
4 октября 2006 г.
23 окт 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 2423




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом