Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Virgin Steele



Защитники женского начала



Prologue
В мире тяжелой музыки всегда хватало амбициозности, и очень многие музыканты стремятся создать нечто куда более глобальное, нежели четырехминутный боевик или пятиминутная трагическая баллада об ушедшей любви. И хотя многие из них вполне преуспевают на данном поприще, всего лишь некоторым удается создавать концептуальные альбомы на постоянной основе, при этом не сходя с ума от объема работы, который требуется для осуществления таких проектов. Один из таких музыкантов – Дэвид ДеФис, вокалист и лидер ветеранов американской тяжелой сцены Virgin Steele, все порядковые альбомы которых за последнее десятилетие были концептуальными. Сначала на свет появился могучий двухдисковый опус “The Marriage Of Heaven And Hell”, затем последовал не менее впечатляющий (правда, одинарный) диск “Invictus”, после чего настала очередь творения совсем уж глобального – рок-опера “The House Of Atreus” разместилась аж на трех компакт-дисках. Затем последовало шестилетнее затишье (два сборника редкостей и перезаписанных треков не в счет), которое было прервано лишь в 2006 году выпуском очередного концептуального творения “Visions Of Eden”. Наше интервью с Дэвидом было не менее долгожданным, чем альбом – мы уже давно хотели поговорить со столь неординарной личностью. И надо сказать, он нас ни секунды не разочаровал…
Virgin Steele
Многие музыканты, создавшие концептуальные альбомы, говорят, что такой проект отнимает гораздо больше сил и времени, чем обычный диск. Но ты записываешь концептуальные альбомы с завидной регулярностью, поэтому нам хотелось бы узнать поподробнее о твоих методах работы. С чего ты начинаешь – с придумывания основной идеи, или же сначала пишется музыка, а потом ты прикидываешь, о чем можно под нее петь?

Всего понемногу, ведь создание каждой песни – это уникальный процесс. Иногда вначале возникает название, иногда текст, иногда музыка, иногда музыка и текст сразу. Всегда это происходит по-разному. В случае с последним альбомом у меня сначала возникла концепция и общее представление о том, что я хочу сказать, и как будет разворачиваться сюжет. Я сделал своего рода план альбома и в общих чертах расписал сцены – где что будет происходить. А затем я начал продумывать музыку и тексты, которые бы подходили к каждой из сцен. Я много думал о том, как передать сюжетную линию в музыке – в одних местах музыка должна была быть агрессивной, в других спокойной, так что я подбирал ту музыку, которая наилучшим образом подходила к каждой сцене.

Когда ты начинаешь студийную работу, у тебя уже готовы все песни, или же ты продолжаешь сочинять прямо во время записи?

Обычно я сочиняю песни еще до того, как приблизиться к студии. Я пишу песни на пианино, играю и пою, и все это записывается на дешевый маленький кассетный магнитофон, который стоит у меня на пианино. На этом кассетнике я редактирую материал – записываю несколько версий одной песни, разрабатываю аранжировки. Когда у меня все готово, я иду в студию. Но дело в том, что когда я работаю в студии, я слышу материал по-другому, так что иногда все кончается тем, что я переписываю некоторые моменты, дописываю какие-то лишние куски. Когда я слышу, как моя музыка воплощается в жизнь, меня это вдохновляет, и я продолжаю писать. Так что, хотя я иду в студию с совершенно готовыми песнями, студийная работа вдохновляет меня на их переделку или сочинение дополнительного материала.

Для каждого альбома ты пишешь гораздо больше музыки, чем попадает на диск. Какова же судьба остального материала? Ты его выкидываешь в корзину, или же он иногда попадает на следующие альбомы?

Нет, я ничего не выбрасываю – если у меня есть хорошая песня, я ее оставлю. Для последнего проекта я написал более 60 композиций, у меня уже готова для них инструментальная часть. Поскольку в моем распоряжении было гораздо больше материала, чем влезает на диск, я сначала хотел выпустить бокс-сет или хотя бы двойной или тройной диск, но лейбл не был в этом заинтересован, они просто выпустили один очень длинный диск. Но весь стоящий материал рано или поздно увидит свет.

Известно, что работа в студии над альбомом “Age Of Consent” (1988) далась группе очень нелегко. А какие ощущения процесс записи вызывает у тебя сейчас?

“Age Of Consent” был сплошным кошмаром, потому что я не ладил со звукоинженером, с которым мы работали, так что сессии превратились в восемь месяцев пыток. Сейчас мне очень нравится этот альбом, но в то время работа над ним вызывала у меня лишь негативные чувства. Сейчас все по-другому, ведь студия находится в моем доме, так что я сам выполняю роль инженера. Мне очень нравится свобода делать все, что я хочу и когда хочу. Если я хочу работать в три часа утра или два часа дня, нет никаких проблем, причем я могу работать так долго и так много, как мне этого захочется. Никто не отвлекает меня от работы, именно поэтому я и написал в этот раз 60 песен. (Смеется).

Многие твои песни написаны по мотивам легенд, мифов и античной литературы. Как и когда ты заинтересовался мифологией? И какие мифы тебе интереснее всего – греческие или, например, шумерские?

Они все для меня инт
Virgin Steele
ересны, у каждого есть свои сильные стороны, мне они все нравятся. Взять, например, греческие мифы – хотя в них всегда присутствует определенная доля мрака, в целом они достаточно светлые, как солнечный луч. Нордические мифы гораздо мрачнее, но мне они тоже нравятся, ведь это нечто особенное. Я заинтересовался мифологией потому, что мой отец очень рано познакомил меня с театром, а ведь именно там рождаются мифы. Он актер, режиссер и продюсер пьес, которые ставятся в театре, так что я вырос в доме, где регулярно звучали монологи из трагедий Эсхилла или Шекспира, ведь репетировал он прямо в своей комнате. Я очень рано познакомился с миром драмы, а чуть позже с миром оперы, ведь у нас дома часто звучали оперы, а моя сестра – оперная певица. В то же время, среди членов моей семьи многие увлекались рок-н-роллом, так что я получил разностороннее музыкальное образование, не выходя из дома.

Расскажи, как возникла концепция альбома “Visions Of Eden”. Почему ты решил посвятить альбом Лилит, которая, согласно ряду преданий, являлась первой женой Адама, и «уничтожению и искоренению женского начала» в современных религиях?

Я начал размышлять о проблемах, которые раздирают современный мир, и о том, почему нас мучают эти проблемы. Я также стал размышлять об отношениях между людьми, особенно между мужчиной и женщиной, а также о влиянии, которое на жизнь человека оказывает религия. Даже если человек не является последователем какой-либо религии, она влияет на него, поскольку общество в целом находится под воздействием многих аспектов религии. Вы наверняка это знаете, ведь каждый человек так или иначе следует старым правилам, установленным религией. Тогда я стал думать о мифах о Сотворении мира, об Адаме и Еве, и пришел к выводу, что это полная чепуха, ведь в этих мифах женщина изображается поистине отвратительным созданием. Мне кажется, именно в этом корень многих проблем нашего сегодняшнего общества. Причем так было не всегда – я изучил этот вопрос, познакомился со всеми культурами и языческими верованиями, и понял, что этот миф – всего лишь часть пропагандистской кампании, направленной против поклонения Богине. Когда-то в божественном существовало как мужское, так и женское начало, но потом последнее решили искоренить. Я захотел узнать, почему, и что могло бы произойти, если бы события развивались по-другому, какой была бы жизнь сейчас. А поскольку я много размышлял над этими вопросами, я захотел посвятить им и мой альбом, чтобы люди задумались о них и стали бы их обсуждать.

Кстати, о женском начале в божественном – что ты думаешь о скандальном знаменитом произведении Дэна Брауна «Код Да Винчи»? Оно ведь посвящено во многом той же проблеме...

Я не смотрел фильм и не читал книгу. Насколько я понимаю, это произведение о Иисусе и его семье, а конкретнее, о Марии Магдалине, но меня эта тема не особенно интересует, ведь я не верю в существование Христа как исторической фигуры. На мой взгляд, Иисус – это просто еще один миф в длинной цепочке мифов о смерти и воскрешении бого-человека. До него в этой цепочке были Дионисий, Митра, Адонис, даже Пифагор, которого мы сейчас знаем как математика, изложил в своем учении происхождение многих чудес, которые приписывают Иисусу. Так что я не верю, что Иисус когда-либо существовал, и уж тем более, что у него была семья. (Смеется).

Еще один вопрос на эту тему – что ты думаешь о возрождении интереса к язычеству и языческим культурам? Даже на металлической сцене сейчас очень много групп, которые называют себя язычниками…

Да, pagan-metal сейчас довольно распространен, я это заметил. Я думаю, это результат недовольства современной эпохой. Люди пытаются докопаться до корней, до истоков Нила, как говорится, потому что они верят, что раньше было лучше, чем сейчас. Они сыты по горло традиционным взглядом на происхождение мира, который
Virgin Steele
поддерживают организованные религии, и вместо этого пытаются докопаться до истоков, до изначальной правды о том, как вернуться к Богу, как найти Потерянный Рай. Некоторым из музыкантов эти вопросы действительно интересны, а другие просто следуют за модой. Но так или иначе, если ты «копнешь глубже», то неизбежно обнаружишь, что помимо того образа жизни, который предписывает нам религия, существуют и другие способы существования и духовного самопознания.

В песне “Black Light On Black” ты поешь: “Fuck you Adam, fuck you Eve, fuck you God!” Тебе не кажется, что эта строчка может создать для Virgin Steele немало проблем с религиозными организациями и фанатиками?

Предполагаю, что может, ведь это очень резкая строчка. Но необходимо понимать, в каком контексте она произносится. В тот момент Лилит в ярости, ведь ее отношения с Адамом закончились по вине Евы. Адам решает остаться с Евой, потому что Ева ему покорна, а отношения с равной ему женщиной его не устраивают. В этой песне я пою о том, что настоящее грехопадение человека произошло не тогда, когда было съедено какое-то там яблоко, а когда Адам отделился от Лилит. Что же касается тех, кому эта строчка не нравится, то они воспринимают ее вне контекста. Это же театр, это художественное произведение, я же не говорю о том, что люди не должны верить в то, во что они верят. Если ты хочешь верить в Адама и Еву, то не вопрос, я же не говорю, что это плохо. Я просто говорю о том, что с этим связаны определенные проблемы, так давайте же о них подумаем. Во многих верованиях Яхве или Иегова не считается настоящим богом, утверждается, что существует некий «бог над богом», и в моей работе много места отводится рассмотрению этой концепции. Что есть бог над богом? Это божество – властелин всех предметов. А что есть Лилит? Это равная его половина, богиня над богом, она инициатор Сотворения мира, у которой много имен – Изис, Инана, Астарте и т.д. А что есть Дева Мария? Это рудиментарный остаток гораздо более глобальной идеи. Если у людей есть проблемы с принятием этой концепции, окей, давайте ее обсудим. Я готов рассказать любому о том, какие исследования я провел, и во что я верю. Я открыт для диалога. Я не утверждаю, что мой путь – единственно правильный, но у меня есть свои принципы, и я готов их отстаивать. Альбом, содержащий ту строчку, создавался не с целью кого-то спровоцировать, а с целью поднять острые вопросы. Люди их обычно не задают, особенно ярые христиане и религиозные фундаменталисты, которые утверждают, что Библия есть начало и конец всего сущего. Нет, это просто книга, так что давайте вместе подумаем над тем, откуда идет вся эта пропаганда, все эти искажения фактов и переписывание истории.

Ты говорил, что “Visions Of Eden” – самый мрачный альбом в истории Virgin Steele. Этот факт в какой-то степени отражает состояние твоей личной жизни в момент создания материала, или же просто для альбома про Лилит требуются именно такие мрачные тона?

И то, и другое. У альбома очень мрачная тематика, но возможно, именно такая тематика притягивает меня как раз потому, что последние три года в моей жизни было не так много света. Я прошел через взлеты и падения, пришлось постоянно бороться со внутренними демонами, и хотя я вышел из схватки победителем, победа эта далась мне нелегко. Вы наверняка заметили, что очень многие из песен Virgin Steele на самом деле описывают мою собственную жизнь, просто там ничего не говорится открытым текстом. Но если вы со мной близко знакомы и знаете, чего искать, то можно обнаружить меня в каждой строчке.

Мы прочитали несколько интервью, в которых ты описываешь свою музыку, и каждый раз эти описания очень красивы и поэтичны, в них множество метафор и неожиданных оборотов. Что происходит в твоей голове, когда ты слышишь музыку?Она ассоциируется у тебя с определенными цветами или образами?

Да, ин
Virgin Steele
огда мне кажется, что у некоторых нот или аккордов есть определенный цвет. Я стараюсь думать о музыке так, как о своей работе думает художник или скульптор. Я создаю звуковой ландшафт, и я пытаюсь вложить в него все свои эмоции, а не просто рассказывать историю. Именно так я поступаю с каждой песней, я каждый раз представляю себе, что только ее одну мне придется слушать до конца моих дней, так что она должна заключать в себе всю историю человечества. (Смеется). Я пытаюсь сделать каждую песню живой, чтобы она открывала целый мир. Когда я сочиняю, я пытаюсь выйти за рамки реальности, и когда у меня получается этого достичь, возникает совершенно удивительное ощущение. Как будто через тебя идет поток, как будто ты вступил в контакт с другой реальностью, вышел за рамки этого мира по приглашению муз. Мне хотелось бы находиться в этом состоянии постоянно, поэтому, когда дела продвигаются хорошо, я продолжаю писать чуть ли не до бесконечности.

Кстати, на вашем сайте не так давно появилось объявление о том, что промо-версия “Visions Of Eden”, которая рассылалась по журналам и лейблам, не является окончательной версией альбома. Чем же будет отличаться окончательная версия? И что заставило тебя использовать для промоушна сырой вариант альбома?

Когда подошло время рассылать промо-диски, альбом еще не был готов. Его окончательный вариант был сделан лишь полторы недели назад. При мастеринге окончательного варианта мы сделали звук тяжелее и прямолинейнее, инструменты звучат чище и разборчивее, плюс я заново смикшировал некоторые песни, чтобы «вытащить» гитары и изменить баланс инструментов. В целом, как мне кажется, эта версия звучит лучше. Но если бы у меня были возможность и время, я бы работал над альбом до сих пор, я бы продолжал его микшировать, такова уж моя натура. Я никогда не бываю полностью доволен сведением, я всегда думаю: «Вот здесь можно было сделать лучше, и здесь, и здесь». Окончательный вариант лучше промо, но разница не такая уж большая, ведь песни остались прежними.

Ты, наверное, знаешь, что этот промо-вариант уже появился в файлообменных сетях в Интернете…

Да, к сожалению, это полное дерьмо. Я просто ненавижу этот аспект Интернета.

Дело не в этом – ведь люди, которые скачивают себе альбом, не всегда знают, что это промо-версия, а потом начинают жаловаться на форумах, что на “Visions Of Eden” плохой звук…

Да, жаль, что так получается. Я знал, что так произойдет, но таковы реалии сегодняшнего дня – каждый хочет немедленного удовлетворения, каждый хочет нажать кнопку и решить все свои проблемы. Все хотят бесплатную музыку, бесплатное то, бесплатное се… Это один из негативных аспектов Интернета.

Ты считаешь, что формат mp3 и Интернет в целом представляют собой опасность для Virgin Steele? Или же Интернет все-таки помогает вам находить новых фэнов?

Это палка о двух концах. С одной стороны, если Интернет использовать правильно, то это очень хорошая штука – он помогает сделать название твоей группы известным, познакомить людей с твоей музыкой – но его слишком часто используют скорее во зло, нежели во благо. Знаете, мы прекрасно жили без него много лет, мне он не нужен, и я не расстроюсь, если мы снова вернемся к старым порядкам, к использованию обычной почты, к бумажным журналам и к раскрутке группы при помощи «живых» выступлений. Я очень много работаю над своей музыкой, и я прекрасно знаю, что те усилия, которые я вкладываю, никогда не компенсируются полностью. Так или иначе, я не играю музыку, чтобы стать миллионером и зарабатывать больше всех на этом свете. Моя группа могла бы быть куда более популярна, если бы мы стали играть по правилам, записывать именно такие пластинки, которые хотят услышать люди. Я мог бы написать простые и понятные рок-песенки, которые бы разошлись тиражом 50-60 миллионов, мы м
Virgin Steele
огли бы быть суперзвездами, но это не то, чего мы хотим. Наша цель – развивать собственную музыку и создать для себя образ жизни, который бы нам нравился. И мы это осуществили.

Не знаем, в курсе ли ты, но в России очень долгое время альбомы Virgin Steele были доступны либо в виде пиратских дисков, либо в виде дорогостоящих импортных изданий. Однако в начале этого года практически вся твоя дискография была выпущена на лицензионных дисках, причем все они были изданы чуть ли не в один день. С какого диска ты бы рекомендовал начать знакомство с твоим творчеством?

Ой, трудно сказать. Они все разные, но у каждого есть свои сильные стороны. Некоторые фэны заинтересовались группой, послушав “The Marriage Of Heaven And Hell Part 1” (1995), так что можно начать с него, другие же «поднялись на борт», услышав “Invictus” (1998) или “Noble Savage” (1985). Так что трудно сказать, я не знаю. (Смеется).

Вы отыграли немало концертов по всему миру. Но почему вы так и не выпустили ни одного концертного альбома или DVD? Нет ли планов издать что-либо подобное в будущем?

На самом деле, я не знаю, почему так получилось. Я хотел издать такой диск, но похоже, все наши лейблы всегда хотели побыстрее получить от нас новый студийный альбом, так что у нас никогда не было времени заняться концертником. Мне бы очень хотелось выпустить «живой» альбом или DVD перед следующим студийным диском, было бы здорово, если бы именно такой релиз стал нашим следующим проектом, и я надеюсь, что в этот раз лейбл со мной согласится.

Ваши концерты продолжаются более трех часов, что для современной тяжелой музыки явление просто уникальное. Как вам удается играть так долго и не терять при этом интенсивности подачи? Что вы делаете, чтобы поддерживать себя в форме для таких концертов?

Ну, если наш сет длится три часа, то вы можете себе представить, что наши репетиции длятся не меньше пяти часов. (Дружный смех). Нам просто очень нравится играть друг с другом. Наш текущий состав остается неизменным уже довольно давно, и нам комфортно в компании друг друга. Мы не сидим и не тратим время на пустую болтовню, мы говорим: «Привет! Как дела?», подключаем инструменты и начинаем «рубиться». Мы играем до тех пор, пока хватает сил, вот и все. Нам просто очень нравится играть, нравится исполнять эти песни, и каждая репетиция для нас похожа на концерт. Для нас это возможность выйти за рамки реальности. Репетиции для нас так же важны, как концерты, и поэтому наш сет становился все длиннее и длиннее – мы хотели, чтобы у нас в запасе были песни, которые можно вставлять в сет по желанию на любом концерте. «Ой, эту песню мы сегодня играть не хотим, давайте сыграем ту, или вот эту, или вот ту!» Так что когда мы отправляемся в турне, у нас в запасе не 15-20 песен, которые мы будем играть каждый вечер, а 70 песен, которые можно по желанию выкидывать, добавлять и переставлять.

На одном недавнем испанском фестивале вы отыграли весь концерт без барабанщика. Ты не мог бы поподробнее рассказать об этом случае?

С удовольствием! Наш барабанщик Франк Гилхрист пропустил свой рейс, или рейс задержался, в общем, что-то случилось с самолетом. Ему предстояло лететь в Европу на день позже нас, так что мы уже были в Испании, и оставалось около часа до того момента, как надо было ехать из гостиницы на площадку, когда появился наш тур-менеджер и сказал, что Франк так и не появится. Я сказал: «Мда, похоже, сыграть обычный сет мы сегодня не сможем». Тогда мы собрались у меня в номере и составили новый сет-лист, близкий к тому, что я и наш гитарист Эдвард Пурсино играем на акустических концертах, и к тому, что мы играем на репетициях. Когда мы назначаем репетицию, а кто-то не может прийти, это не значит, что репетиция отменяется. Мы играем тем составом, который есть в наличии. Мы,
Virgin Steele
так сказать, держимся до последнего и работаем в любых обстоятельствах. Так что мы уже привыкли играть без гитары, без барабанов или без меня – что бы ни случилось, группа сможет сыграть песни до конца. Поэтому у нас все получилось и в Испании – у нас ведь уже есть опыт игры в такой ситуации. И поэтому у нас получился просто отличный концерт, мне он очень понравился. Когда мы вышли на сцену, сначала аудитория была в недоумении, но потом они очень быстро втянулись. Я топал по сцене ботинками, задавая ритм, а публика хлопала в ладоши, было много импровизации, было очень весело. Мне нравится принимать вызов, люблю брать на себя риск и выходить победителем.

Основная часть ваших концертов проходит в Европе. А каков ваш статус на родине? Сколько у вас фэнов в США?

Я не знаю, как это подсчитать, но в Европе ситуация всегда была лучше. В Европе существует нужная инфраструктура, все наши лейблы всегда находились в Европе, и все журналы, которые о нас писали, также издавались в Европе. Что же касается Штатов, то иногда там издаются наши альбомы, да и то с большим опозданием. Надеемся, что ситуация изменится в ближайшие несколько месяцев, но я уже давно не волнуюсь по этому поводу, ведь американский рынок много лет назад повернулся к металлу спиной. Сейчас ситуация стала получше, так что, возможно, наше время снова настало. Посмотрим. Как я уже говорил, мы не ставим перед собой задачу стать величайшей группой на планете, мы просто создаем музыку и живем собственной жизнью. И если для того, чтобы жить так, как нам хочется, нам нужно больше играть в Европе, чем дома, то нет никаких проблем.

На металлической сцене Нью-Йорка Virgin Steele всегда стояли особняком, и нам вряд ли удастся вспомнить хоть одну группу из ваших краев, которая играла бы что-то похожее на вас. Вас устраивает такое положение дел? Или же вам было бы приятнее иметь последователей или коллег?

Так получилось, потому что в основном я работаю в других странах, там меня принимают таким, как я есть, а когда я возвращаюсь домой, я занимаюсь совсем другими делами. Но здесь у нас есть друзья, например, я дружу с ребятами из Riot и Type O Negative, но выступаем мы здесь очень мало. У меня есть еще друзья, они играют в группах, о которых вы, наверное, никогда не слышали. Здесь существует своего рода андерграундная сцена, она очень любопытна, и я считаю себя ее частью, мне это нравится. Если она наберет популярность, это замечательно, а если нет, то тоже ничего страшного.

А что ты думаешь об американской металлической сцене в целом? На твой взгляд, есть ли на ней молодые группы, заслуживающие внимания? Или же ты предпочитаешь слушать классику, а не молодежь?

Несколько моих друзей играют в очень хорошей группе, она называется Immortally Committed. На мой взгляд, это лучшее, что я видел за долгое время, у них классные песни. Я говорю так не потому, что они мои друзья, а потому, что это действительно хорошая команда, своего рода смесь из Iron Maiden, Pantera и шведского металла вроде Children Of Bodom. Не так давно я записал партии клавишных для нескольких их песен.

Говоря о классике, нельзя не вспомнить твою кавер-группу Carnival Of Souls, в которой также участвует гитарист Virgin Steele Эдвард. Как появился на свет этот проект? И чей материал вы там играете?

Carnival Of Souls трудно назвать кавер-группой, это фактически полноценный коллектив. Мы выбрали малоизвестные треки других авторов, которые нам нравятся, и сыграли их в блюзово-готическо-импровизационном ключе. Они звучат так, как будто мы только что сочинили их сами прямо на ваших глазах, все выглядит очень театрально, порой гротескно, но именно это нам нравится. Я давно уже дружу с барабанщиком, который участвует в этом проекте (его зовут Джефф Фонтейн – прим. авт.), много лет назад он играл на альбо
Virgin Steele
ме группы Exorcist, который я продюсировал. Мне хотелось что-нибудь сделать вместе с ним, а он привел с собой клавишника по имени Линн Делмато. Он прекрасно играет, и благодаря ему я смог сконцентрироваться на вокале, что для меня было очень приятно. Эдвард и Джош также согласились принять участие в проекте, и мы уже отыграли четыре или пять концертов. Это, конечно, совсем не много, в этом году мы вообще ни разу не выступали, мы слишком для этого заняты. Но это все равно отличная возможность дать выход креативной энергии – собраться вместе, поимпровизировать, прекрасно провести вечер в компании друзей и сделать что-то, что отличается от того, что мы обычно играем. Иногда мы даже исполняем песни Virgin Steele, которые сами Virgin Steele никогда не играют, например, “Strawgirl”.

В 80-х ты активно занимался продюсированием других групп. Почему ты перестал работать в этой области? Нет ли у тебя планов вернуться к продюсированию?

Я не совсем перестал работать в этой области, например, я работал с одной группой, альбом которых так никогда и не вышел, плюс еще с несколькими другими проектами. Но дел с Virgin Steele становилось все больше, и на продюсирование просто не осталось времени. Мне бы хотелось к этому вернуться, поработать с другими артистами, кто бы они ни были, и возможно, что-то и получится с еще одними моими друзьями, их группа называется Oxygen. Там поет девушка, а мой барабанщик Франк Гилхрист запишется для них в качестве сессионного музыканта. Возможно, альбом увидит свет в течение ближайших нескольких месяцев, и я надеюсь, что буду работать в этой области и дальше. Но у меня столько дел с Virgin Steele, столько незаконченного материала, и это отнимает бОльшую часть моего времени.

Несколько лет назад ты принял участие в записи рок-оперы “Avantasia”, созданной Тобиасом Замметом из Edguy? Как Тоби удалось уговорить тебя спеть для этого проекта? Ты ведь никогда не участвуешь в рок-операх, написанных не тобой…

В то время промо-менеджером моего лейбла была девушка по имени Сандра, и однажды она мне позвонила и сказала: «Слушай, с тобой хочет связаться парень по имени Тоби, это классный парень, и у него есть песни, на которых он хочет слышать твой голос». Я сказал: «Окей, если мне понравится, я их спою». Мне прислали те музыкальные фрагменты, на которых я должен был спеть, мне они пришлись по душе, и я согласился. Я особо не думал об этом проекте, я просто спел мои партии за один день, когда в записи альбома “House Of Atreus” был перерыв. Я выслал их ребятам, они все свели и вставили в альбом. Все делалось мной самостоятельно, никого из них не было рядом, когда я записывался. (Смеется). Ну похоже, людям альбом понравился, и я очень доволен, что принял в нем участие. Многим пришелся по душе мой персонаж, монах Якоб из Майнца, и это здорово.

Тоби говорил после окончания записи, что когда он получил от тебя пленки, они сильно отличались от того, что он ожидал услышать…

А я даже не знаю, чего он ожидал услышать! (Смеется). Мы никогда об этом не говорили, я просто сделал то, что делал всегда, а его, наверное, удивило то, какую вокальную раскладку» я сделал в некоторых кусках. Я сам спел все хоровые партии, так что получился массивный хор, но я так всегда записываюсь, для меня это работа на один день.

Ну а теперь давай поговорим о твоих собственных рок-операх, которые ставятся на сцене одного театра в Германии. Во-первых, скажи, ты сам хотел, чтобы твоя музыка попала в театр, или же идея исходила от театра?

Все произошло совершенно естественно, и мне это очень нравится. Одна наша поклонница из Германии познакомилась с режиссером этого театра, и он ее спрсил: «Как ты думаешь, что мне выбрать для следующей постановки?» А она сказала: «Как насчет рок-оперы? У меня есть на примете группа, идеальн
Virgin Steele
о подходящая для такого проекта!» Она включила ему несколько треков из дилогии “The Marriage Of Heaven And Hell” – “Emalaith”, “A Symphony Of Steele”, “Crown Of Glory”. Ему они понравились, он позвонил мне и сказал: «Я бы хотел, чтобы ты создал нечто вроде оперы». Я спросил: «А как насчет «Дома Атреидов»?», эта мысль просто пришла мне в голову, потому что я всегда хотел сочинить что-нибудь на основе этого сюжета, и он ответил: «Нуууу… Окей!» Так все и началось. Я стал обдумывать эту идею, написал все песни, и мы поставили рок-оперу на сцене. Затем мы вернулись назад во времени и сделали сценическую постановку по мотивам альбомов “The Marriage Of Heaven And Hell” и “Invictus”. А следом мы поставлили «Лилит», в которой используются некоторые песни, впоследствии вошедшие в “Visions Of Eden”.

Ты участвуешь в подборе актеров для ролей в этих постановках? И почему ты сам не возьмешь на себя какую-нибудь роль?

Наверное, дело в том, что тогда у меня было много дел, и я не мог провести в Германии столько времени, сколько от меня требовалось. Мне было бы это интересно, и я размышлял над возможностью принять участие в постановке моих опер. Сейчас мне предложили сочинить еще одну оперу, и в этот раз они очень хотят, чтобы я выходил в ней на сцену, но дело в том, что в нашем предыдущем проекте, на мой взгляд, несколько нарушен баланс между музыкой и диалогами, которые связывают песни воедино. Все мои тексты были по-английски, а диалоги, которые написал режиссер, по-немецки. И когда меня попросили участвовать, я сказал: «Получается слишком много диалогов и слишком мало пения и музыки». Я обнаружил, что в последней опере паузы между треками уж слишком растянуты, и мне это не понравилось. Делать на таких условиях четвертую оперу мне просто не интересно – я не хочу участвовать в так называемом мюзикле, если в нем недостаточно музыки.

Мы не знаем, есть ли какие-то записи постановок твоих опер, поэтому хотелось бы спросить, насколько версии песен Virgin Steele, исполняемые на театральной сцене, отличаются от того, что мы слышим на альбомах?

Я сделал для театра специальные миксы, так что когда ты сидишь в зале, создается впечатление, что за сценой играют сами Virgin Steele, просто ты их не видишь. Конечно, я убрал весь ведущий вокал, чтобы актеры и актрисы могли петь живьем, но в некоторых местах остался мой бэк-вокал. Некоторые лидирующие вокальные партии, которые на альбомах звучат уж слишком странно, также пришлось оставить.

Твои оперы идут на сцене только в Германии. А почему бы не поставить их в родной Америке? Как ты думаешь, есть ли вероятность когда-либо увидеть их на Бродвее?

Было бы здорово поставить их в Америке или любой другой стране. Но такая работа отняла бы у меня все время, и я ей обязательно займусь, но позже. Пока что я хочу двигать свою музыку вперед, создавать новые работы и заниматься тем, чем я хочу заниматься с группой. У меня есть договор с одной английской компании, она должна предлагать мои работы другим театрам. Пока что они не так много сделали, но по крайней мере, кто-то этом вроде как занимается.

После постановки твоих работ на театральной сцене, было бы логично написать по их мотивам книгу или же предложить их для экранизации. Ты никогда не думал над этими возможностями?

Да, мне бы очень хотелось сделать фильм на основе проекта «Лилит», потому что альбом ведь не зря имеет поздаголовок «Варварско-романтический воображаемый фильм». Он звучит, как киношный саундтрек, и из него получился бы прекрасный фильм, ведь все действие разворачивается в голове жертвы изнасилования. Мне кажется, такой сюжет прекрасно подходит для кино. Если собрать воедино музыку с этого альбома и кое-какой другой написанный мной материал, то получится гигантская работа, по масштабам не уступающая трилогии «Властелин колец». (Смеется).

И последний вопрос – чего нам ждать от следующего диска Virgin Steele? Ведь насколько нам известно, ты над ним уже работаешь…

Новый альбом будет продолжать некоторые идеи, изложенные на “Visions Of Eden”. На нем будут песни, написанные в том же ключе – как тяжелые, так и мрачные, и они будут развивать вопросы, которые я поднял на предыдущем диске. Надеюсь, что история Лилит подойдет к развязке либо на следующем диске, либо на том, что будет после него.


Выражаем благодарность Максиму Былкину (Soyuz Music) за организацию этого интервью.

Вопросы задавали Роман “Maniac” Патрашов, Ксения “Wolfin” Хорина
Перевод с английского – Роман “Maniac” Патрашов
26 июля 2006 г.
11 сен 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )
просмотров: 2813




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом