Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Draconian



Вдохновленные Люцифером



Prologue
Дум-метал в своем классическом проявлении переживает сейчас не самые лучшие времена. Однако на горизонте продолжают появляться любопытные творения, пусть даже, как в случае с прошлогодним альбомом шведов Draconian “Arcane Rain Fell”, внимание публики привлекают не столько красивые мелодии и качественное исполнение, сколько верность традициям 90-х – тягучие гитары, медленный темп, печаль, безысходность, мрачная лирика… Мы не могли пройти стороной мимо столь необычного для наших дней релиза и отослали вопросы вокалисту и одному из основателей группы Андерсу Якобссону. Андерс потратил на ответы немало времени, но сейчас нам ясно, что ради таких ответов можно было и подождать.
Прежде всего, расскажи нам о готовящемся к выходу бонус-альбоме ‘The Burning Halo’? Что за демо-записи и кавера он будет включать в себя? Уже известна дата его релиза?

Альбом будет выпущен 29 сентября в Европе и 10 октября в США. Очень многие фэны хотели услышать наиболее популярные песни нашего демо-периода, но вместо того, чтобы предлагать им плохо записанный демо-материал, мы решили просто перезаписать все заново. Альбом включает следующие ремейки: «Serenade of Sorrow», «The Morningstar» и «The Gothic Embrace». А кавера будут на песни «On Sunday They Will Kill the World» популярной прог-роковой группы 70-х Ekseption и «Forever My Queen» культовой американской группы 70-х Pentagram; в свое время они сыграли большую роль для дум-сцены.

Кому в голову пришла идея записать такой диск?

Как я уже сказал, изначально идея исходила от фэнов, но когда нам поступило официальное предложение от Napalm Records, мы его встретили со смешанными чувствами. В итоге проталкивать ее стал я, поскольку считал, что эти песни заслуживают релиза на официальном альбоме. Была бы моя возможность, то я бы вообще записал целый альбом ремейков. К сожалению, из-за сложившихся обстоятельств многие наши старые песни так и не получили шанса быть услышанными.

Кто записывал партии баса на “The Burning Halo” - ваш старый басист Йеспер Столпе или же его преемник, Фредрик Йоханссон? Кстати, Фредрик случайно не родственник вашей вокалистки Лизы Йоханссон? Если нет, то как вы с ним познакомились?

Большая часть басовых партий была записана Фредриком, некоторые партии записал Йохан (Эриксон, гитарист), в основном из практических соображений. Нет, между Фредриком и Лизой нет никаких родственных отношений, Фредрик - старый приятель нашего барабанщика Джерри Торстенсона, они когда-то вместе играли в нескольких группах. Мы все в той или иной степени были знакомы с ним раньше. Он классный, талантливый и серьезный парень. Мы рады, что он присоединился к нам.

Также в вашей группе недавно появился новый гитарист Даниель Арвидссон. Нравится ли вам работать с ним? Какова его роль в создании альбома "The Burning Halo"?

Даниель с нами уже где-то около года. В отношениях с нашим предыдущим гитаристом Магнусом Бергстремом возникли трения, мы оказались в неопределенной ситуации, но но когда к нам присоседился Даниель, мы легко наверстали упущенное. Он хороший гитарист и хороший друг, многие из группы знают его всю жизнь. На новом альбоме он записал часть г
итарных партий. Некоторые из них были созданы совместно с Йоханом.

Давай поговорим о вашем последнем на данный момент альбоме “Arcane Rain Fell”. Прошло уже больше года с его релиза, и хотелось бы узнать твое мнение о нем на данный момент. Что тебе в нем нравится, а что не нравится? Хотелось бы изменить что-нибудь с позиции дня сегодняшнего?

Лично мне альбом нравится, но я все равно слышу на нем моменты, которые хотелось бы сделать по-другому. Он спродюсирован очень хорошо, но по мне слишком уж прилизано и стерильно. Да, я бы хотел изменить некоторые незначительные моменты, но это касается только микширования.

Альбом имеет концепцию – лирика посвящена теме Люцифера и падших ангелов…

Да, это так… более или менее. Сейчас я сожалею, что лирика у меня получилась какой-то разрозненной, а не как единое целое. Мне кажется, что в концепции получилась какая-то сумбурность, хотя идея была действительно хороша. Но поскольку на своих ошибках учатся, то к записи следующего концептуального альбома я подойду очень обдуманно (у меня в голове уже есть мысли для будущего релиза такого рода).

Кто же вдохновил тебя на написание такой лирики?

Возможно, сам Люцифер. Я не знаю. Миф о Люцифере и падших ангелах – это то, что опьяняет меня уже много лет… от нее я оказываюсь в каком-то мистическом тумане. Я внутренне чувствовал очень многое, когда читал и писал об этом. Я думаю, за это надо отдать должное Джону Мильтону (автор поэм "Потерянный рай" (1667) и "Возвращенный рай" (1671) – прим.авт.) и группе Elend. Люцифер – это образец для подражания, настоящий герой.

Разговорные фрагменты на альбоме были исполнены Райаном Генри из американской doom/death группы Necare. Как состоялось ваше знакомство? Он записывался в вашей студии, или же вы обменивались файлами по почте?

Мы с Райаном знакомы уже несколько лет. Он сделал для нас эту любезность, поскольку он мой друг и поклонник Draconian. Под моим руководством он записал свои партии в студии в своем городе в штате Виржиния.

Каких еще гостевых участников ты был хотел видеть на ваших альбомах?

У меня были мысли когда-нибудь использовать для записи голос американского актера Джереми Айронса. У него потрясающий голос, очень драматический. Но я думаю, если даже он на это согласился, это бы стоило больших денег. И тем не менее, мне кажется, стоит попробовать. Удивительная штука Интернет: через него так легко св
язываться с людьми.

Как вы распределяете вокальные партии? Как вы определяете, где должен звучать мужской, а где - женский вокал?

Это происходит само собой. Но, можно сказать, это решаем я и Йохан. Йохан приходит с идеей для песни, затем я пишу лирику, и во время репетиций мы пробуем различные варианты. И все это довольно легко определяется просто на уровне ощущений.

Ваш дебютный альбом «Where Lovers Mourn» записывался на Studio Mega с Крисом Сильвером, а «Arcane Rain Fell» - на Studio Underground с продюсером Пелле Зехтером. По каким соображениям вы выбираете студию? Где проходила запись “The Burning Halo”?

Для записи двух первых альбомов мы следовали рекомендациями людей, вращающихся в музыкальных кругах. Studio Mega оказалась очень неподходящей для Draconian, а вот Studio Underground оказалось лучше, гораздо лучше. Процесс создания новых песен для“The Burning Halo” происходил у каждого дома, но по большей части в квартире Йохана, поскольку он основной автор музыки. Мы вообще не репетировали песни перед тем, как записать их, а просто собрали их по кусочкам. То есть, непосредственно процесс записи был осуществлен нами самими в репетиционном зале. Мы сделали альбом практически самостоятельно, и только микшированием занимались другие люди.

Обложку для “Arcane Rain Fell” (как и для дебютного альбома) нарисовал известный художник Трэвис Смит. Кому пришла в голову идея сделать обложку черно-белой?

И я, и Йохан любим контрасты, и после того, как мы увидели черно-белые обложки, которые Трэвис сделал для Opeth и Katatonia, мы тоже решили попробовать. Такие обложки смотрятся очень элегантно и стильно, я думаю, все-таки изначально это была идея Йохана.

15-минутный эпик «Death, Come Near Me» – самая длинная и, пожалуй, красивая песня Draconian. Расскажи историю этой песни. Изначально она была записана для демо 2002 года "Dark Oceans We Cry", но почему она не попала на дебютный альбом? Сильно ли она сейчас отличается от того варианта, который был записан на демо?

У нас не хватило времени, чтобы переписать ее для дебютного альбома. И я очень рад этому, так как с таким звуком она получилась бы просто ужасно. По сравнению с первоначальным вариантом изменения касаются в основном звука и некоторых композиционных моментов. Но, если честно, мне больше нравится демо-версия, нежели ее переработка для альбома. В ней больше чувств.

Скажи, какую песню за всю историю существ
ования группы было записывать сложнее всего?


«Death, Come Near Me». Не столько потому, что ее очень непросто было сочинить, а потому что во время ее записи было много неприятных моментов (я имею в виду демо). К счастью, в итоге все получилось великолепно.

Сначала ваша группа существовала под названием Kerberos. Почему было решено сменить название на Draconian?

Мы обнаружили, что название Kerberos уже используется другой шведской дэт-металлической группой, да оно нам и не особо подходило. По крайней мере, к тому направлению, которое мы взяли с момента моего присоединения к группе. Нам требовалось более объемное название, поэтому мы решили, что Draconian – самый правильный вариант. Кроме того, Энди (нас бывший соло-гитарист) восхищался древними легендами и мифами о драконах и демонах, а я интересовался темным искусством Draconian Magic (одна из разновидностей магии, практикуемой шведским орденом Dragon Rouge, среди членов которого – Кристофер Йонссон из Therion – прим. ред.), так что все совпадало. Название Draconian до сих пор нам очень подходит, т.к. оно отображает нашу темную сторону.

Группа была образована в мае 1994 г. Почему так вышло, что дебютный альбом увидел свет только в 2002 г.?

Дело в том, что музыкальный климат в нашем маленьком городке очень, очень плох. Мы сталкивались с различными препятствиями и иногда даже подолгу не репетировали. Я думаю, что и группа в целом не была настроена достаточно серьезно. Однако кое-кто из нас был, и это создало некоторые проблемы. Но мы по-прежнему существуем и становимся сильнее. Некоторые из нас думали, что мы подпишем контракт сразу же после выхода первого демо, потому что оно было очень неплохим, и нами заинтересовалось много лейблов, однако, к сожалению, мы упустили свой шанс.

Сколь большие изменения претерпел ваш стиль за это десятилетие?

На самом деле, наш стиль никогда особо не менялся. Мы с самого начала играли темную и в некотором роде готическую музыку и с тех пор лишь слегка эволюционировали. Большой шаг был сделан в 2000 году, когда мы решили продвигаться в более думовом направлении.

Как бы ты описал вашу музыку людям, ни разу не слышавшим Draconian?

Хм… Я дал бы людям обычное определение – чистый эмоциональный готик-дум металл в лучших его традициях.

Вкратце расскажи о каждом члене команды. Есть ли у вас лидер, который принимает все главные решения?

Сказать немного о каждом из семи членов группы? Хе-хе… Я лучше не буду ничего говорить, поскольку сложно описать человека несколькими словами. Но в группе нет определенного лидера или кого-то в этом роде. Возможно, некоторые участники играют более значительную роль в жизни коллектива, они пишут больше музыки, но для нас по-настоящему важен каждый участник. Сейчас Йохан создает наброски для песен, так что, думаю, он играет ключевую роль. Но на самом деле, мне кажется, что мы начинаем становиться более демократической группой, и оттого более сильной.

В группе постоянно происходят кадровые перестановки. Считаешь ли ты, что теперь Draconian нашли идеальный состав?

У нас был стабильный состав, пока в 2000 году Энди не ушел из группы. После этого нам пришлось произвести некоторые замены. Затем, 2-3 года спустя, ушел наш басист, а через год ненадолго к нам вернулся. Затем наш ритм-гитарист взял отпуск, и мы приняли нового члена группы… да, были у нас перемены состава за последние годы, но мы все еще являемся группой, а Йохан и я остались еще от оригинального состава. Боюсь, что нам еще предстоит одна перемена, но я пока не могу о ней говорить. Хотя нынешний состав мне кажется близким к идеальному. Наконец-то! (Смеется).

А вы часто видитесь друг с другом вне студии и репетиционного зала? Поддерживаете ли вы отношения с бывшими членами группы?

Да, мы все друзья. Draconian всегда были группой, состоящей из друзей, тем более, что все мы родом из одного города. Все, кто являются или являлись участниками группы, до сих пор остаются хорошими друзьями.

Что ты думаешь по поводу того, что вашу музыку часто сравнивают с Anathema, My Dying Bride, Theatre Of Tragedy и т.д.? Кто оказал на вас наибольшее влияние?

Как раз эти группы и оказали. Если нас сравнивают с такими исполнителями, то в этом нет никакой ошибки. Это действительно великолепные группы… ну, Theatre Of Tragedy БЫЛИ великой группой, пока они не выпустили кошмар под названием “Musique”. Я думаю, что наибольшее влияние на нас оказали Anathema, My Dying Bride и группы типа Saturnus, а также прогрессивные группы и музыка начала 70-х. Мы играем ту музыку, которую любим.

Следишь ли ты за развитием современной металлической сцены? Какую музыку предпочитаешь слушать в настоящее время?

Ну, в наши дни выпускается не так много хорошей музыки, по крайней мере, гораздо меньше, чем раньше. Сейчас на сцене слишком много всего, и я просто не мо
гу сориентироваться. Андеграундная сцена мертва, и музыка уже не искусство, а какой-то сумбур. Сегодня участник блэк-металлической группы может пойти загорать на пляж или слушать регги, а раньше подобные вещи были просто немыслимы. Музыка превратилась в нечто, чего не должно быть. Сейчас я слушаю в основном новый альбом Mercenary и альбом польской прогрессивной банды Induktu. А недавно я открыл для себя великолепную новую группу Diablo Swing Orchestra из Швеции, они соединили свинг-джаз с металлом и оперой. Классная штука! Недавно я также очень много слушал Warrior Soul - старый американский металл/металкор, одни из самых агрессивных представителей сцены Сан-Франциско начала 90-х. В общем, слушаю очень разную музыку.

Вы не давали концертов с ноября 2005 г. Будете ли вы принимать участие в каких-нибудь фестивалях этим летом? Собираетесь ли отправиться в тур в поддержку нового альбома?

Одна из постоянных неудач, преследующих Draconian – это практически полное отсутствие концертов. Я не знаю, почему так получается, судя по всему, это просто невезение. Нам давалось столько обещаний по поводу туров и больших концертов, но в итоге из этого почти ничего не выходило. Но в ноябре, возможно, что-то и состоится: мы планируем почти трехнедельный тур по Европе, а также концерт на Хеллоуин и участие в фестивале в Мексике. Но на это лето у нас нет абсолютно никаких планов. Однако, мы подписали контракт с хорошим концертным агентством, так что возлагаем определенные надежды на следующее лето.

Практически у каждого участника группы есть сайд-проекты. Не мог бы ты немного рассказать об них? Насколько эта музыка отличается от музыки Draconian?

Их слишком много, чтобы перечислять их все. Но наиболее успешны они у Джерри, по крайней мере, он начал часто давать с ними концерты и зарабатывать этим деньги. Ребята играют старый прогрессивный рок, блюз и т.п. У Йохана много различных проектов, но наиболее успешный из них - Doom:VS: они недавно выпустили альбом на финском лейбле Firebox. Послушайте - реально мрачная и тяжелая вещь. Он также раскручивает Shadowgarden – готической рок-метал-ориентированный проект (что-то наподобие Cemetary и Sentenced) вместе с нашим бывшим гитаристом Энди. Также у него есть дэт-металлический проект, электронно-индустриальный проект, кантри-проект и т.д. и т.п. Парень прямо как робот. (Смеется).

Что бы ты хотел передать своим российским фэнам? Может быть, ты хочешь добавить еще что-то, о чем мы тебя не спросили?

(Смее
тся)
. Я думаю, вы проделали хорошую работу по подготовке вопросов, и мне фактически нечего добавить. Здорово, что вы не так много спрашивали о моей лирике, потому что я уже устал отстаивать свою точку зрения и убеждения. Просто почитайте тексты, я отвечаю за них на все 100%. Я бы хотел поприветствовать всех фэнов, знающих о нас. Я очень благодарен вам за вашу поддержку. Без вас мы ничто. Спасибо!


Выражаем благодарность Алексею “KIDd” Кузовлеву (Irond Records) за организацию этого интервью.

Екатерина Федорова, Анна Бабичева
15 августа 2006 г.
29 авг 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 1985




/\\Вверх
Tankard Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом