Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Assemblage 23



Незнакомец в толпе



Prologue
У большинства людей понятие «синт-поп» ассоциируется в основном с танцплощадками, дискотеками, а значит, с ни к чему не обязывающей музыкой, где наличие текстов не так уж и важно. Но, как оказалось, все далеко не так просто, и ярчайшим примером тому является американская группа Assemblage 23, от некоторых текстов которой бегут мурашки и просто становится не по себе. Группа сразу привлекает к себе внимание хотя бы уж тем, что состоит всего лишь из одного человека – Тома Шира, который является и ее основателем, и автором музыки и текстов, в общем, всем сразу. С ним-то мы и решили побеседовать, чтобы он поведал нам об истории группы, о своих взглядах на музыку, музыкальный бизнес, да и просто на жизнь…
Когда ты только начинал Assemblage 23, какие творческие или музыкальные цели ты перед собой ставил? И всего ли ты достиг, чего хотел?

На самом деле, в то время я не ставил перед собой каких-то особенных целей. Я всегда очень интересовался музыкой, и этот проект я затеял исключительно для удовольствия. Бывало, я делал записи для своих друзей, но не более того. Но какое-то время спустя мои друзья начали говорить: “Послушай, эти песни действительно хороши, посмотри, может, ими заинтересуется какой-то лейбл». Я разослал демо-записи по разным лейблам, но ни от одного из них так и не получил ответа, поэтому я продолжил заниматься проектом исключительно ради удовольствия. Немного позже один лейбл все-таки проявил интерес к Assemblage 23, и вот с этого момента для группы начался новый этап. Честно говоря, я никогда не думал, что когда-нибудь выпущу альбом, а о том, что он будет иметь успех, я и мечтать не мог. Поэтому успех Assemblage 23 был для меня огромным сюрпризом.

А какие факторы являются для тебя определяющими в музыке? Много ли для тебя значат, например, коммерческий успех или признание публики?

Нет, если бы это все имело для меня значение, я не работал бы с такой музыкой. Понимаешь, та музыкальная сцена, на которой я работаю, настолько мала, что даже самые успешные ее представители продают совсем немного альбомов, если сравнивать их с мэйнстримовыми музыкантами. Для меня музыка - это то, от чего я получаю огромное удовольствие, это то, как я вижу и воспринимаю жизнь.

Твои песни идеально подходят для дискотечных танцполов, но у твоих текстов всегда очень глубокий смысл – ты пишешь о таких вещах, как человеческая психология, чувства людей, их страхи, надежды и раскаяния… А с чего ты обычно начинаешь писать песню – с музыки или лирики? И что из этого важнее для тебя самого? Кстати, не думаешь ли ты, что очень часто танцующие под твою музыку не обращают внимания на тексты?

Каждую песню я начинаю писать по-разному. Иногда сначала ко мне приходит некая идея, тексты, а иногда наоборот – сначала музыка. Но независимо от того, что приходит первым, оба аспекта для меня важны в равной степени. Песня с замечательной музыкой и абсолютно никакой лирикой, на мой взгляд, не песня, а лишь полпесни. Уделяют ли люди внимание текстам моих песен или нет, для меня не так уж и важно, хотя, конечно же, мне бы хотелось, чтобы тексты были услышаны, ведь я тр
ачу очень много времени на их написание. Мне необходимо, чтобы песня удовлетворяла меня полностью, и я не могу считать, что песня удалась, если в ней “хромает” один из этих двух компонентов… Для меня важен баланс музыки и лирики.

А откуда ты черпаешь вдохновение, когда садишься за написание лирики – из своего личного жизненного опыта или же из книг и фильмов? И есть ли у тебя любимый автор текстов?

Чаще всего я пишу о каких-то моментах из своей жизни, но книги и фильмы также служат мне источником вдохновения. Так уж сложилось, что в большинстве песен я пишу о негативном жизненном опыте. Что же касается моих любимых текстовиков… В этом плане моим образцом всегда был Ян Кертис из Joy Division, еще мне очень нравится лирика Ричарда Батлера из Psychedelic Furs.

Говоря о песне “Fallen Down” – насколько часто тебе приходится встречать людей, которых ты раньше знал, и которые изменились не в лучшею сторону? Действительно ли музыкальный бизнес меняет людей к худшему, или же это просто обычный бизнес, и люди всегда остаются людьми?

Эта песня не имеет никакого отношения к музыкальному бизнесу, но относительно перемен в людях, да, ты права. Мое личное мнение таково – музыкальный бизнес не меняет людей, он лишь обнажает те черты характера, которые не проявлялись в повседневной жизни. Музыкальная индустрия позволяет людям вести себя так, как они не посмели бы себя вести ни в одном другом бизнесе. Поэтому если кто-то с выходом альбома вдруг становится самовлюбленным эгоистом, то это значит, что в нем всегда была эта черта, просто ее до поры до времени приходилось скрывать.

В песне “Complacent” есть строчка - “You preferred the company of liars” (“Ты предпочел компанию лжецов”). А что больше всего ты сам ценишь в людях, с которыми общаешься?

Честность. В музыкальном бизнесе с этим тоже большие проблемы – тебя часто окружают люди, заискивающие перед тобой, причем не потому что они действительно тебя ценят, а лишь потому что хотят извлечь для себя какую-то выгоду из общения с тобой. Настоящий друг никогда не станет заискивать. Если ты ведешь себя, как придурок, он тебе прямо об этом скажет.

А в целом, есть ли у тебя песня/альбом/лирика, которыми бы ты был особенно горд? И есть ли такая песня, которую, на твой взгляд, вообще не стоило выпускать?

Мне не совсем нравится “Graverobber”, это
самая первая песня, которую мы выпустили еще в 1995 году, но фактически, с этой песни началась “настоящая” история Assemblage 23, так что своей цели она достигла. Что же касается любимых песен… они все мне нравятся по разным причинам. Каждая из них является отражением того жизненного этапа, на котором я ее писал.

На альбоме “Storm” (2004) есть песня “30 KFT”, которая натурально шокировала и меня, и практически всех, кому я ее ставила послушать. Что вдохновило тебя на написание такой песни? Ее сюжет основан на твоем личном опыте, или нечто подобное пережил кто-то из твоих друзей или родных?

Конечно, мне приходится много летать на самолетах из-за группы, и хотя летать сейчас очень безопасно, на уровне подсознания я все равно боюсь попасть в катастрофу и потерять все и всех, кто мне дорог. Но на написание этой песни меня вдохновил один документальный фильм об авиакатастрофах, в котором звучат записи посланий на автоответчике, которые оставили для своих родных и любимых пассажиры терпящего крушение самолета. Это настолько меня поразило – меня просто дрожь пробила – что я решил написать об этом песню.

Насколько я понимаю, Assemblage 23 - это группа, состоящая всего из одного человека, по крайней мере, в студии. На скольких инструментах ты играешь? Ты когда-нибудь использовал акустические инструменты на альбомах Assemblage 23?

Практически все сыграно на клавишных, хотя недавно я купил электрический бас и снова начал на нем играть. В старших классах школы я играл на басу, а недавно понял, что мне очень этого недостает. Вот, пожалуй, и все инструменты, на которых я играю. А по поводу акустических элементов, я сделал акустическую версию песни “Ground”, которая была выпущена на одноименном сингле. С гитарными партиями мне помог один мой друг.

А почему участники концертного состава Assemblage 23 не принимают участия в работе в студии? Это связано с проблемами со временем или оборудованием, или же тебя просто устраивает нынешнее положение вещей?

Честно говоря, мне не очень нравится работать еще с кем-то, когда я пишу. У меня обычно очень четкие представления о том, что и как должно звучать, а если бы со мной в команде работал бы кто-то еще, то наверняка начали бы возникать разногласия, и кому-то все равно приходилось бы уступать. А я не хочу компромиссов, я просто делаю все сам. Кроме того, участники Assemblage 23, которые играют
вместе со мной на концертах, живут на другом конце страны, так что процесс совместного написания песен был бы, так или иначе, связан с большими трудностями.

Что тебе нравится больше – выступать или работать в студии? И если принять во внимание то, что записываешься ты один, то сколько времени у тебя в среднем уходит на запись альбома?

Сейчас мне больше нравится работать в студии. Сам процесс выступления мне, естественно, очень нравится, но есть очень много вещей, сопутствующих любому концерту, которые не так приятны, которые мне нравятся куда меньше, чем работа в студии. А по поводу записи – это занимает ровно столько, сколько нужно… У меня нет в этом плане каких-то рамок. Я просто работаю до того момента, пока не буду доволен результатом на 100 %, а на это иногда уходит много времени.

Почти у каждого музыканта есть такой человек, который когда-то вдохновил его на то, чтобы всерьез заняться музыкой. А есть ли у тебя такой музыкант, услышав которого, ты решил посвятить свою жизнь музыке?

Я думаю, что такими музыкантами являются для меня Depeche Mode – именно после того, как я их услышал, я решил заняться электроникой всерьез.

Ты всегда пишешь тексты с очень глубоким смыслом. Интересно, а в каком возрасте ты начал сочинять? Ты можешь вспомнить свое первое творение?

Я начал писать песни довольно рано… Я думаю, первый материал, который уже можно было бы назвать песней, я написал, когда мне было лет 11 или 12. В то время большинство моих композиций были инструментальными, и когда я переслушиваю их сейчас, они мне кажутся просто ужасными, но когда начинаешь что-то делать, никогда нельзя добиться отличного результата сразу. На то, чтобы действительно научиться писать песни, требуется немало времени.

На своем сайте ты пишешь, что не так важно, о чем думал ты, когда писал песню, главное, как поймет ее слушатель. А как ты думаешь, насколько твое понимание песни может отличаться от ее видения фэнами? Интересно ли тебе узнавать, как разные люди интерпретируют твои песни?

Я думаю, восприятие может очень сильно различаться. Некоторые люди рассказывали мне, как они поняли ту или иную песню, и их видение радикально отличалось от того, что я изначально в нее вкладывал. Но когда я смотрю на песню немного с другой стороны, я понимаю, почему они увидели ее так, как увидели. И мне оче
нь интересно узнавать, как разные люди понимают мою лирику. Я думаю, это может многое рассказать о человеке.

Насколько я понимаю, помимо группы у тебя есть постоянная работа. Насколько трудно тебе сочетать постоянную работу и музыку?

Я так или иначе зарабатываю на жизнь музыкой, поэтому сочетать эти два понятия не так уж и сложно. (Улыбается).

В прошлом году ты возобновил свой сайд-проект Nerve Filter, у которого до этого вышло всего несколько песен. Почему ты решил, что 2005-2006 года – подходящее время для выпуска дебютного альбома? И почему ты не мог реализовать эти музыкальные идеи в рамках Assemblage 23?

Я не думаю, что 2005-2006 года - это какое-то особенное время, мне просто очень хотелось выпустить этот альбом. Я очень долго его откладывал, поэтому я сказал себе, что если я сейчас не найду для этого время сейчас, этого не случится вообще никогда, а потом я буду об этом сожалеть. Я бы не сказал, что эти идеи нельзя было реализовать в рамках Assemblage 23, но это все-таки две совершенно разные группы, и я думаю, многие фэны Assemblage 23 отвернулись бы от нас, если бы я настолько изменил звучание. Мне кажется, очень важно, чтобы эти две группы существовали по отдельности.

А как получилось, что принял участие в проекте Virtual Server, который собрал россиянин DJ RAM? И понравилось ли тебе с ним работать?

DJ RAM связался со мной в то время, когда я работал над альбомом “Defiance” (2002), и я согласился написать текст к одной из его песен и записать вокал. Вот и все, никакой особой интриги. Я рад, что этот диск наконец-то увидит свет!

В одной из своих песен ты пишешь: “Who we are is always changing…” (“То, чем мы являемся, постоянно меняется”). А насколько изменился ты сам с момента выпуска первого альбома Assemblage 23?

Я очень изменился. Я был бы очень разочарован, если бы это было не так. Конечно, мне хочется надеяться, что я стал старше и мудрее, но я понимаю, что мне еще много всего предстоит узнать, и что у меня еще есть, куда расти.

Что нам ждать от нового диска Assemblage 23, над которым ты уже работаешь? Будет ли он радикально отличаться от “ Storm” или же будет выполнен приблизительно в том же ключе?

Я не хочу вдаваться в подробности, но я прорабатываю много разного материала и хочу, чтобы новый диск проявил те стороны Assemblage 23, которые еще никто не видел.

И в завершение этого интервью, скажи пару слов своим фэнам в России и Восточной Европе.

Спасибо огромное всем вам за то, что поддерживали меня все это время! Ваша поддержка значит для меня больше, чем вы думаете!


Выражаем благодарность Алексею “KIDd” Кузовлеву (Irond) за организацию этого интервью

Ксения “Wolfin” Хорина
15 мая 2006 г.
26 май 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 505




/\\Вверх
Lacrimosa Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом