Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Secret Discovery



Противоборствующие течения



Prologue
В какой-то момент жизни вам может захотеться изменить все, сбросить оковы повседневности и сделать что-то такое, чего вы никогда раньше не делали. Но если вы оставляете то, что вам действительно близко и дорого, то раньше или позже вы все равно к этому вернетесь. Немецкую готик-рок группу Secret Discovery в начале этого тысячелетия уже практически похоронили, потому что ее члены занялись совершенно другим проектом. Но прошло 4 года, и группа вернулась с новыми силами и с новым альбомом “Pray” (2004), а сейчас эту линию продолжает очередной диск “Alternate”. Подробнее о кончине и возрождении отличной команды нам расскажет вокалист Кай Хоффманн…
В начале этого десятилетия Secret Discovery в течение нескольких лет не подавали признаков жизни. Как ты думаешь, насколько за это время изменилась ваша сцена?

Сцена становится все моложе и моложе. Как мне кажется, на ней сейчас все гоняются за модой. В 80-х готика была чем-то необычным, в 90-х отношение к ней немного изменилось, она стала более модной, сейчас же она стала одним из самых модных молодежных движений. Такие группы, как HIM, имеют огромный успех, потому что эта сцена захватывает все больше людей.

Ваш новый альбом называется “Alternate” («чередование»). Почему вы выбрали для него такое название? Вы хотели им подчеркнуть изменения в группе и в своей музыке?

Да, это одна из причин, почему мы назвали альбом “Alternate”. Во-первых, на диске чередуются песни на английском и немецком, а во-вторых, изменения произошли и внутри группы.

Твой брат Фальк (гитарист) как-то сказал, что последняя песня на альбоме всегда является для вас самой важной. Почему? Можешь ли ты сказать то же самое и об альбоме “Alternate”?

Я думаю, именно последняя песня больше всего запоминается после прослушивания всего альбома. Я бы не сказал, что она самая главная, но, разумеется, она очень важна. На новом альбоме последняя песня “Change” очень спокойная и мечтательная. Она не для танцпола, это что-то действительно особенное, потому что когда мы ее писали, мы не думали о клубах и чартах, она исходила из нашего сердца.

Половина песен на новом альбоме имеет немецкоязычную лирику, в то время как раньше у вас было лишь несколько песен на этом языке. Почему на этот раз вы решили так много писать на немецком?

Мы всегда хотели использовать этот язык больше. Все тексты пишу я, и когда мы сочиняем песни, я всегда делаю так называемую «рыбу». Очень часто в этой рыбе возникают английские слова, и иногда, когда ты уже спел «рыбу» несколько раз, а текст еще не готов, бывает очень сложно переделать что-то и заменить английские слова немецкими – музыка и тексты очень сильно связаны. Поэтому мы раньше и оставляли очень многие песни в английском варианте, но для этого альбома мы твердо решили написать побольше песен на немецком, даже «рыбу» делали на немецком. И только благодаря этому у нас наконец-то появилось побольше песен на родном языке.

У вас в репертуаре так
же была пара песен на французском. Почему немецкая группа вдруг решила писать песни на французском? Смысл этих песен невозможно было выразить на английском или немецком языках?


Эти песни были своего рода посвящением нашим друзьям из Франции. Мы были в турне по Франции, и мы решили написать песню специально для наших фэнов из этой страны.

Еще к вопросу о языках – Secret Discovery весьма популярны, но у вас до сих пор нет английской версии официального сайта. В чем причина?

(Смеется). Хороший вопрос! Причины на самом деле нет. Раньше мы делали эту страничку сами, этим занимался наш басист, но у него не хватало на это времени. А мы как-то не предавали этому особого значения. Но сейчас этим занимаются профессионалы, и скоро у нас появится нормальный сайт.

Вопрос, связанный с текстами песен – на вашем предыдущем альбоме есть песня “Down”, в которой ты поешь “love is blue and the blue things never burn”. Что ты хотел сказать этой фразой?

(Смеется). Когда люди женятся, говорят, что у невесты в наряде должно быть “something old, something new, something borrowed, something blue” (что-нибудь старое, что-нибудь новое, что-нибудь взятое напрокат, что-нибудь голубое – прим. авт.). Вот откуда эта фраза. Но в нашем случае не все так буквально, у нас в песне все это происходит на уровне идеалов.

А откуда ты черпаешь вдохновение для написания музыки и текстов? И есть ли какие-то песни или тексты песен, которыми ты особенно гордишься?

Мое вдохновение – это моя жизнь, у меня есть кое-какой опыт, а кроме того, я мечтатель. Иногда я пишу песни, которые рассказывают о моей собственной жизни, сюжеты остальных песен я либо придумываю, либо беру из какого-нибудь кино. Из этого всего я и черпаю вдохновение. Я не могу выделить какой-то любимой песни из всего нашего творчества, но если говорить о последнем альбоме, то это, пожалуй, “Mein Kleiner Tod”.

В начале этого десятилетия у вас был проект Alice 2. Расскажи нам о нем поподробнее. Что за музыку вы там играли?

Secret Discovery перестали существовать в 1999 году, а причина распада заключалась в том, что мы хотели играть что-то другое. Мы занимались Secret Discovery уже около 10 лет, и мы просто хотели быть свободными в плане написания песен, привнести в музыку что-то новое, какие-то с
овременные веяния, чего мы не могли сделать под именем Secret Discovery. Мы не хотели врать ни своим фэнам, ни друзьям, поэтому мы просто начали новый проект. Что же касается музыки, то она была выдержана в духе нью-уэйв 80-х, гитар было не так много, зато много электроники. Нам это нравилось, для нас было важно попробовать что-то новое.

После воссоединения в группе появился второй гитарист Рамзес Размжоо. В чем причина расширения состава? У вас ведь всегда был один гитарист…

На самом деле, мы уже работали раньше с двумя гитаристами, еще в 90-х. Затем один из них покинул группу, и мы постарались активнее использовать клавишные. А сейчас нам снова захотелось вернуть старое звучание – всю силу двух гитар, поэтому мы пригласили второго гитариста.

А как получилось, что на бэк-вокале на альбоме “Prey” поет Лиза из Xandria?

Дирк Ригнер, наш клавишник и продюсер, также продюсировал первый альбом Xandria “Kill The Sun” (2003). Я встретил Лизу в студии и подумал, что ее голос очень хорошо сочетался бы с моим. Мы попробовали спеть вместе, и все получилось просто здорово.

А на новом альбоме есть приглашенные музыканты?

Нет.

Еще один вопрос о привлечении сторонних музыкантов – какие у тебя остались впечатления от работы с оркестром над мини-альбомом “Philharmonic Diseases” (1996)? Не мог бы рассказать об этом поподробнее?

(Хихикает). Поначалу было очень необычно. Особенно «живые» выступления – вот они давались очень тяжело. Нам нужно было играть с дирижером, а для нас, как для группы, это было осень непривычно. Мы использовали оркестр в то время, когда практически ни одна рок-группа за это не бралась. Зато мы отыграли несколько концертов с Rage, которые в то время также выступали с оркестром, и для нас это было очень интересно.

Говоря об источниках вдохновения – когда ты писал песню “Down”, ты был под впечатлением от финской волны лав-металлических групп типа Charon или The 69 Eyes?

(Вздыхает). Иногда я и сам не знаю, откуда у меня берется вдохновение. Мне нравятся некоторые из этих групп, я их слушаю, и возможно, они как-то на меня влияют. Но на мой взгляд, не очень сильно.

Знаешь, из-за этой песни некоторые журналисты обвинили вас в погоне за модой…

(Смеется). Я думаю, на этот вопрос надо посмотреть с другой стороны – Secret Discovery появились раньше, чем группы типа HIM или The 69 Eyes, даже до того, как стали популярными Paradise Lost. Возможно, это они переняли что-то у Secret Discovery. (Смеется).

А в целом, ты следишь за тем, что сейчас происходит на метал-сцене? Ты черпаешь для себя что-то из новых стилей, покупаешь новые альбомы, или же ты предпочитаешь слушать классиков?

Мне нравится слушать новые группы с новым звучанием, я слушаю много разной музыки. Иногда я слушаю и старых исполнителей 80-х и 90-х, но я все же стараюсь идти в ногу со временем. Я думаю, что музыка живет и развивается, поэтому я слушаю современную музыку, мне это очень интересно.

В течение вашей карьеры вы сделали несколько каверов на поп-песни, например “I Turn To You” или “You Spin Me Round”. Почему вы вдруг решили это сделать? Тебе действительно нравится музыка, которую играет Мэл Си?

“I Turn To You” - это поп-песня, но песня очень хорошая. Вот мы и попытались придать ей рОковое звучание. Так было и с “I Turn To You”, и со “Slave To the Rhythm”, мы до сих пор их иногда играем. Мне очень нравится брать песни из других стилей, и переделывать их под наш.

У Secret Discovery есть официальный сборник, но вы никогда не записывали ни концертника, ни DVD. Вы не планируете в будущем сделать что-нибудь подобное?

У нас был концертник, но тираж был слишком маленьким, его нет даже у у меня самого. Мы планируем выпустить либо концертник, либо DVD, но “Alternate” всего лишь второй альбом после нашего реюниона, и мы не хотим пока этого делать, чтобы люди не подумали, что у нас закончились идеи для новых песен. Мы помним об этом, но в наши ближайшие планы концертник пока не входит.

Кстати, а как вы составляете сет-листы для ваших выступлений? У вас ведь так много песен…

Да, это действительно проблема. У нас в группе шесть музыкантов, и у каждого свои предпочтения. Конечно, есть такие песни, которые мы просто не можем не сыграть, наши главные хиты. Иногда мы спрашиваем у своего фэн-клуба, какие песни они хотели бы услышать, и стараемся внести эти песни в сет-лист. Но это непросто.

В середине 90-х вы играли около 50 концертов в год. В 2004 году у вас было только 14 выступлени
й. Тебя устраивает то количество концертов, которые вы даете?


Мне хотелось бы выступать больше. Но мы не хотим играть только в Германии, мне, например, было бы интересно сыграть где-нибудь в России, возможно, в Италии или Швеции. В Германии мы даем несколько концертов, но мы не хотим играть там слишком много.

Возможно, вы очень часто слышите этот вопрос, но, тем не менее, мы его зададим еще раз. Ваш первый релиз “Way To Salvation” (1989) давно распродан, и сейчас это просто дикий раритет. Что ты чувствуешь, когда видишь, что на E-bay его продают за несколько сотен евро?

(Смеется). Забавно! Я не могу этого понять, это просто фантастика, я вам скажу! (Хохочет). На мой ввгляд, этот диск столько не стоит, но есть люди, которые коллекционируют всё.

Насколько изменилась со временем ваша аудитория? Ты общаешься с кем-нибудь из ваших старых фанатов или музыкантов, с которыми тебе приходилось играть в конце 80-х – начале 90-х?

Аудитория меняется так же, как меняется сцена – у нас сейчас очень много молодых фэнов. В 80-х наша аудитория была “черной”, очень готичной, было очень много панков. Но сейчас я не могу сказать, что наша аудитория состоит только из панков или готов, в публике также много обычных людей.

На протяжении всей истории Secret Discovery ты играл вместе со своим братом Фальком. Как ты считаешь, иметь в составе группы родственника – это преимущество или недостаток?

(Хихикает). Я думаю, это преимущество по отношению к другим членам группы. Мы с Фальком двойняшки, это еще одно преимущество. Так что мы очень много всего делаем вместе с ним, я часто его вижу, это для меня что-то само собой разумеющееся, и мне это нравится.

Кстати, а насколько твой сценический образ соответствует тебе настоящему, в повседневной жизни?

(Смеется). Я думаю, на сцене я такой же, как и дома.

Самое время спросить тебя про ваши планы на будущее. Чем дальше будут заниматься Secret Discovery – поедут в тур, снова сядут в студию или же займутся что-то еще?

Мы собираемся выступать и принять участие в нескольких фестивалях, мы дадим три концерта в Косово, мы даже планируем приехать в Россию и сыграть в Москве, а возможно, и в каких-нибудь других городах. Также мы думаем о том,
чтобы выступить в Латинской Америке – в Мексике и в Бразилии. После этого мы хотим начать работу над новым диском. Мы сочиним для него песни и осенью или ближе к концу года начнем запись, так что диск должен выйти в следующем году.


Выражаем благодарность Мариушу Копеку (Artepublica) за организацию этого интервью.

Вопросы задавали Роман “Maniac” Патрашов, Ксения “Wolfin” Хорина
Перевод с английского – Ксения “Wolfin” Хорина
30 марта 2006 г.
24 апр 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 996




/\\Вверх
Avantasia Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом