Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Ayreon



Возвращение со звезд



Prologue
Каждый раз, когда покупаешь новый диск голландского музыкального чародея Арьена Люкассена – жди сюрприза. Будь это хэви-метал-ориентированный Star One, электронный Ambeon, коллекция рок-каверов 60-х, выпущенная под вводящим в заблуждение именем Strange Hobby, или же его основное детище Ayreon, каждый раз, когда выходит альбом, это что-то абсолютно свежее и неожиданное. В этот раз Арьен решил отказаться от своих любимых научно-фантастических историй и выпустил очень неожиданный двойной альбом “The Human Equation”...
Перед записью альбома "The Human Equation" ты ушел с Transmission Records и подписал контракт с Inside Out. Почему ты решил покинуть Transmission?

Inside Out уже занимались дистрибуцией моего второго альбома "Actual Fantasy" (1996) в Германии. А позднее, когда я работал над альбомом Star One ("Space Metal", 2002), я случайно столкнулся с одним из ребят с Inside Out, и он сказал мне: "Приятель, я слышал, что работаешь над совместным проектом с Расселом Алленом, мы бы с удовольствием выпустили этот альбом, если у тебя еще нет контракта". Я сказал: "Да, конечно!". Остальное уже стало историей, они выпустили Star One и превосходно справились со своей работой!!! Раньше я слышал много жалоб как от фэнов, которые не могли найти альбом в магазинах, так и от журналистов, которым не были выданы промо-диски и все такое. Со Star One все было совершенно по-другому. К тому же, Inside Out заинтересовались и выпуском альбомов Ayreon. С Transmission я работал около 10 лет, я выпустил на этом лейбле множество альбомов, они издавали Vengeance, Bodine, Strange Hobby и Ambeon, и, мне кажется, настало время что-то менять. Возможно также, что Ayreon стал для них слишком большим, что ли, а у Inside Out великолепная сеть дистрибуции по всему миру. Я уже успел это прочувствовать, потому что новый альбом Ayreon, похоже, станет моим самым продаваемым альбомом.

А как ты получил контракт с российским лейблом Irond Records? Ты доволен их работой?

У меня есть подруга по имени Алиса, она музыкант из России, и я помогал ей в записи альбома ее проекта Space Mirrors. И однажды она сказала мне: "Это классный лейбл, я знаю этих ребят, ты можешь им доверять, уверена, они отлично справятся со своей работой". Дело в том, что мы искали контакты в России, связывались с парой лейблов, и нам очень понравились мэйлы, которые нам присылали ребята из Irond, они внушали доверие. Мне показалось, что они настоящие ценители музыки, что им нравится мое творчество, и пока что они прекрасно справляются со своей работой. Они очень быстро отвечают на письма, более того, они мне вовремя заплатили, что очень нетипично! (Смеется.) Например, в Южной Америке тебе придется ждать денег год, а то и два, а бывает так, что тебе вообще не платят. Ты начинаешь думать: "Черт возьми, что в чем дело?!". Но Irond платит вовремя, и это здорово. Для меня очень важно, чтобы моим релизом занимались люди, которых заботят не только цифры продаж и объем выручки, но которые бы еще любили музыку. Единственный способ хорошо продать альбом - работать над ним с душой.

Помнится, когда ты подготовил к выходу "Into The Electric Castle" (1998), Transmission были не очень довольны тем, что это будет двойной альбом. Как Inside Out и Irond отреагировали на то, что "The Human Equation" также будет двойным?

Не припомню, чтобы Transmission были сильно недовольны. У меня было такое ощущение в отношении "Into The Electric Castle", но оно возникло, скорее, из-за того, что мы продавали его по цене одинарного диска. Сегодня, в эпоху тотального скачивания, я считаю, что мы должны давать фэнам немного больше, чем просто музыку, и я всегда пытаюсь убедить записывающие компании, что я не хочу, чтобы диск был слишком дорогим. Я хочу, чтобы диск соответствовал своей цене, чтобы там было много музыки, отличное оформление, или бонус-DVD, как в данном случае. Я не думаю, что это такая уж большая проблема, что он двойной. Главное, чтобы диск оправдывал свои деньги, чтобы фэны получали нечто особенное.

В концептуальном плане новый альбом достаточно сильно отличается от своих предшественников. Что заставило тебя отказаться от космической тематики и углубиться в человеческую психологию?

Если вы проанализируете предыдущие альбомы Ayreon, то обратите внимание, что все их мне хотелось сделать разными, непохожими друг на друга. И каждый из них отличается от остальных. Первый альбом очень мощный и немного старомодный, второй - более современный и электронный, третий - масштабная рок-опера с большим количеством диалогов, четвертый и пятый диски были разделены таким образом, что на одном были мягкие песни, а на другом - тяжелые, и в этот раз мне снова захотелось сделать что-то новое не только для фэнов, но и для себя самого. Я подумал: "Что бы мне сделать такого особенного?". И первое, что пришло мне в голову, это использовать только новых музыкантов, новых вокалистов и инструменталистов, которые еще не принимали участие в альбомах Ayeron, а второй мыслью было изменить концепцию. Люди будут снова ждать научную фантастику, и разве не здорово будет пойти совершенно иным путем, и сделать что-то радикально отличающееся от всего предыдущего? (Смеется.) Сейчас рынок переполнен всевозможными рок-операми, и все они имеют фэнтезийный либо научно-фантастический сюжет, и я подумал: "Что ж, нужно сделать нечто иное". Раньше некоторые журналисты говорили: "Его тексты очень наивны, они все про всякие крепости, пришельцев, египтян и римлян!" (Дружный смех.) Я с ними не согласен, потому что хоть тот же самый "Into The Electric Castle" кажется на первый взгляд глупой фэнтэзийной историей, он повествует о человеческих эмоциях. Но журналисты не хотят задуматься о том, что я хочу сказать между строк. И в этот раз я подумал: "Нужно отказаться от научной фантастики и сконцентрироваться на человеческом разуме, который, возможно, еще более сложен, чем вселенная".

Ты как-то сказал, что не читаешь книги, и что вдохновение для своих научно-фантастических работ черпаешь в фильмах. А что послужило источником вдохновения при написании "The Human Equation"?

(Смеется.) Хороший вопрос! Думаю, сама жизнь. Частично моя, я говорю частично, потому что к моему главному герою очень плохо относился его отец, а у меня были замечательные родители. Но мне тоже бывало одиноко, я был не такой, как все, у меня были длинные волосы, я носил рваные джинсы, слушал странную музыку, в то время как все слушали Doobie Brothers или что-нибудь подобное. Так что частично этот альбом автобиографичен, частично основан на опыте тех моих друзей, у которых были агрессивные отцы, или тех моих друзей, которые когда-то были идеалистами, а стали бизнесменами, потеряв любовь к тому, чем занимались. Да, на этот альбом меня вдохновила сама жизнь. Может быть, еще и фильмы, я ведь смотрю не только научную фантастику, мне нравятся просто хорошие фильмы. Все это немного странно, потому что я всегда считал, что не могу писать о настоящей жизни, потому что я отшельник, который живет в лесу и почти не встречается с другими людьми. Но, как ни удивительно, это оказалось очень просто. Фактически, сочинение "The Human Equation" далось мне легче, чем работа над "Universal Migrator", когда нужно было освоить огромный объем информации о вселенной, различных эрах человеческой истории и т.д. А в этот раз я черпал вдохновение в самой жизни. Это история о человеке, который провел 20 дней в коме, и тексты к ней были написаны также за 20 дней. Я просто начал писать и уже не останавливался. Когда я только начал писать, я даже не имел представления, что будет дальше. У меня возникало ощущение, что я читаю и пишу книгу одновременно. (Смеется.) И это здорово. Неожиданный конец этой истории был неожиданным и для меня самого. Я подумал: "Как бы мне закончить диск? Я не хочу делать стандартный голливудский хэппи-энд, когда все жили долго и счастливо и умерли в один день. Нужно сделать неожиданную концовку".

Кстати, наш следующий вопрос как раз касается концовки. Зачем в конце альбома ты поместил этот странный разговорный фрагмент: "Система Dream Sequencer отключена…" и так далее. Тебе не кажется, что это может сделать всю историю немного менее серьезной?

Вначале я сомневался, но потом подумал: "К черту все, я это сделаю!". Я хочу, чтобы люди не засыпали в процессе прослушивания, чтобы они были настороже. Я хочу немного встряхнуть их и сделать то, чего они не ожидают. Мне также нравится то, что те люди, которые считали "Into The Electric Castle" детским садом, слушая новый диск, станут говорить: "О, наконец-то он создал серьезный проект, он вырос!". А в конце, в эти последние 20 секунд, их ждет жестокий облом! "Эй, он нас надул!" (Дружный смех.) Также мне нравится то, что эти последние 20 секунд связывают "The Human Equation" с моими предыдущими работами. Этот альбом очень отличается от остальных альбомов Ayreon, но мне хотелось, чтобы он также был частью вселенной Ayreon, чтобы он не стоял слишком уж особняком от "Dream Sequencer" и "Into The Electric Castle". Это был классный ход. И, как вы сказали, он вызвал очень разную реакцию. Одни говорили: "В этом не было необходимости, не стоило этого делать". Другие, дойдя до этого фрагмента, начинали плакать, потому что они знали все мои предыдущие работы и узнали голос из "Dream Sequencer", а третьи смеялись и говорили, что это забавно. Но, так или иначе, это вызвало ответную реакцию, чего я и добивался.

На новом альбоме ты снова сам исполняешь одну из партий, в то время как на Star One ты пел только на бонус-диске. Что заставило тебя снова вернуться к пению?

Я вообще не собирался петь на этом альбоме, потому что мне был нужен очень эмоциональный певец, к каковым я себя не отношу. Не знаю, к себе вообще сложно быть объективным. Так что я не планировал на нем петь, и эта партия (Лучшего Друга - прим. ред.) была первоначально написана для Гари Хьюза, вокалиста английской АОR-группы Ten. Но за неделю до того, как он должен был приехать сюда, у него в студии случилось ЧП - ее затопило, и он сказал мне: "Я могу записать все, но только очень быстро". И я ответил: "Нет, ни в коем случае! Альбомы Ayreon никогда не делались быстро, ты должен быть погружен в работу на 100 процентов". И он ответил: "Тогда извини, я не смогу записать эту партию". Потом я пытался связаться еще с двумя вокалистами, один из них - вокалист Strangeways, второго я не буду называть (смеется), но так ничего и не вышло. И поскольку я так и смог найти вокалиста, я подумал: "Что за черт! А почему бы мне не попробовать самому?". Это был своего рода вызов, потому что моя партия немного отличалась от того, что я обычно пою. Но я это сделал, и я вложил в свое пение все свои эмоции. И, к своему удивлению, я получил очень хорошие отзывы. На бонус-DVD я говорю, что я далеко не отличный певец, а сейчас я каждый день получаю огромное количество писем по электронной почте, в которых люди пишут: "Ты не должен так о себе говорить, ты замечательный певец!". Я даже сам начинаю в это верить! (Смеется.)

Насколько мы поняли, когда ты устанавливаешь контакт с вокалистом или музыкантом и обнаруживаешь, что он не знаком с твоей музыкой, то посылаешь ему свои диски. Какой диск ты посылаешь чаще всего?

Это зависит от ситуации. Если это вокалист металлической группы, я посылаю ему "Flight Of The Migrator", если прогрессивщик, то "The Dream Sequencer", если я не совсем уверен, то посылаю "Inside The Electric Castle", если он играет что-то более модерновое, то я посылаю ему "Actual Fantasy". В каждом конкретном случае я выбираю, какой альбом послать, но это очень трудно, потому что ты не знаешь вкусов человека. Чаще всего я посылаю все-таки "Into The Electric Castle", потому что это мой самый продаваемый альбом. Но, думаю, в будущем я буду высылать "The Human Equation", потому что я знаю, что многие вокалисты подустали от всех этих космических тем. Например, я не думаю, что мне удалось бы заполучить таких вокалистов, как Девин Таунсенд, Микаэль Акерфельд или Эрик Клэйтон, если бы я в очередной раз захотел сделать космическую сагу.

Несколько лет назад в одном из интервью ты сказал, что твоя музыка не несет в себе никакой морали. Насколько это высказывание справедливо по отношению к "The Human Equation"?

Нет, здесь, безусловно, есть определенная мораль. Как, впрочем, и на других моих альбомах, особенно на первом, я просто не хотел выводить ее на поверхность. Я хотел предложить своим слушателям немного эскапизма, чтобы люди, которые будут слушать мою музыку, смогли немного оторваться от реальности; я не хочу никого учить или заставлять противопоставлять себя окружающему миру. Я всего лишь хочу, чтобы, когда они будут слушать мой альбом, они бы немного оторвались от реальности. Но, так или иначе, между строк всегда есть какое-то послание, просто в этот раз здесь нет космического антуража, нет фэнтэзи, и поэтому лейтмотив становится яснее. Лично я считаю, что главная мысль этого диска - быть честным по отношению к самому себе. Главный герой лицом к лицу сталкивается со своими эмоциями, и, мне кажется, это очень важно - жить, отдавая себе отчет о том, что ты делаешь, сталкиваясь лицом к лицу со своими эмоциями, быть честным по отношению к самому себе, потому что если ты это сможешь, то будешь намного счастливее, и ты сможешь быть честным по отношению к другим. Этот альбом о тех, кто потерял свои идеалы в погоне за деньгами, о нечестности по отношению к самим себе. Я знаю множество музыкантов, которые занимаются коммерческими роликами для телевидения, потому что это приносит много денег. Достаточно сделать пару роликов, и ты заработаешь в десять раз больше, чем выпустив альбом. Они хотят обеспечить свое будущее, они зарабатывают деньги, но теряют страсть, огонь в душе. Я очень настороженно отношусь к подобным вещам, потому что я не хочу, чтобы подобное произошло и со мной. Также альбом рассказывает о том, что человек в состоянии изменить себя. Вокруг много людей, которых мы считаем плохими, но на самом деле это вовсе не так. Может быть, они сделали что-то из-за своего образования, или, как в случае с моим главным героем, виной всему был отец, который развил в ребенке стремление к победе любой ценой. Но ведь, в принципе, он хороший человек, он просто потерял себя, не прислушиваясь к своим эмоциям… Какой глубокомысленный пассаж! (Смеется.)

Но получилось здорово!

Да, интересно. (Хихикает.)

Ты не мог бы прокомментировать песню "Day Sixteen: Loser"? Она чем-то похожа на творения Элиса Купера. Что вдохновило тебя на ее написание? Ты фэн Элиса Купера?

М-м-м… Вы это знаете, или просто предполагаете?

Просто предполагаем! (Дружный смех.)

Вы совершенно правы, потому что я самый большой фэн Элиса Купера в мире! Этот все началось, когда я еще был совсем молодым и услышал по радио "Elected". Конечно, я тут же купил "Billion Dollar Babies", а потом и "School's Out", "Love It To Death" и "Killer". Он - мой идеал, мне в нем нравится абсолютно все. Мне нравится его музыка, его голос, а особенно мне нравится его чувство юмора. Он не похож на этого чокнутого Мэрилина Мэнсона, у него отличное чувство юмора, у него все построено на иронии. На сцене он играет роль, и мне нравится, что он старается предложить своим фэнам больше. У его альбомов всегда прекрасные обложки, например, на "School's Out" изображена школьная парта, и его шоу всегда очень увлекательны, со всеми этими гильотинами, электрическими стульями и прочей театральной атрибутикой. Он - мой герой на все времена; пару раз мне представлялась возможность с ним встретиться, но я ужасно боялся потерять дар речи и стоять перед ним, как идиот, бормоча (имитирует дикий восторг): "О, у меня есть все Ваши альбомы! Они просто великолепны!" Я бы выглядел как фэн Купера № 2431. (Смеется.) Я также очень боялся, что он будет в плохом настроении. Представьте, вы встречаете своего кумира, а он говорит: "Эй, отвали!". Я бы тогда выкинул все его альбомы! (Дружный смех.) Да, так что на "Loser" действительно было это влияние. Я вообще добавил ее на альбом в последний момент. Когда я писал текст, он уже был немного куперовским, потому что он был с одной стороны, тяжелым, а с другой - достаточно забавным. Когда я записывал черновой вокал, я подумал: "А ведь это звучит совсем как Элис Купер!". А потом я внезапно вспомнил про моего хорошего друга Майка Бэйкера, который тоже является огромным фэном Элиса Купера. Мы с ним много лет переписываемся по электронной почте, и в одном из писем он написал: "Я бы с удовольствием записал что-то в духе Элиса Купера, но я не могу этого сделать в рамках Shadow Gallery". И поэтому когда у меня появилась эта песня, я связался с ним, и сказал: "Что ж, Майк, у меня есть для тебя песня, которая требует куперовского подхода". Он ответил: "Пришли мне ее немедленно!". (Смеется.) И он отлично справился со своей задачей.

Тебе никогда не хотелось пригласить самого Элиса спеть у тебя? Или, может, ты уже пробовал?

Конечно!!! Я уже несколько лет предпринимаю подобные попытки, но, как я уже говорил, я слишком боюсь встретиться с ним лично. Я лишь передавал ему свои альбомы через журналистов, у него сейчас, я думаю, уже 10 или 20 альбомов Ayreon. (Смеется.) Также я пытался связаться с ним через его менеджмент и его личного менеджера, но так ничего и не добился. Я знаю, что менеджмент старается максимально оградить Элиса от внешнего мира, и до него очень сложно "достучаться". Но я буду пытаться. Вообще-то через пару дней я его увижу - он выступает здесь на одном из фестивалей, так что, может, мне представится шанс, может, кто-нибудь передаст ему один из моих альбомов и записку. Я могу только надеяться.

Как тебе работалось с Кеном Хенсли? И почему он исполняет только одно "хаммондовское" соло на "The Human Equation"?

Uriah Heep были для меня образцом звучания "Хаммонда", мне их звук нравился даже больше, чем звук Джона Лорда. Когда я услышал альбом Uriah Heep "Live 1973" и услышал то соло, которое сыграл Кен на "Gypsy", я воскликнул: "Вот это да! Мне нравится этот звук, он такой тяжелый и дисторшированный, одним словом, говорит сам за себя". К счастью, я поделился своими мыслями с одним моим приятелем, басистом немецкой группы Metalium, его зовут Ларс (Ратц), а он знает Кена, он издает его альбомы и организует его концерты. Он сказал: "Я знаю Кена". И я воскликнул: "Пожалуйста, Ларс, свяжись с ним и замолви за меня словечко!". Я послал ему один из своих альбомов, по-моему, это был "Into The Electric Castle" - там очень много Хаммонда. Кену диск понравился, и он у меня сыграл. К сожалению, мне так и не удалось встретиться с ним лично, он записал это соло в своей студии в Испании. Если бы он записывался в моей студии, я бы уж точно уломал его сыграть намного больше соло, но, к сожалению, наше общение происходило с помощью электронной почты. Но, конечно, он очень занят, и в то время много гастролировал, и у него было очень немного времени. К сожалению, он сыграл только одно - но замечательное и полное энергии - соло.

Из всех вокалистов, принимавших участие в записи нового альбома, Эрик Клэйтон и Девин Таунсенд выглядят совершенными противоположностями друг другу…

Да, так оно и есть!

Скажи, ты намеренно дал им противоположные по сюжету роли (Разум и Ярость соответственно)?

Это было сделано намеренно в том смысле, что мне были нужны очень эмоциональные исполнители, мне был нужен эмоциональный экстрим. Я хотел, чтобы вокальные партии звучали настолько дико и яростно, насколько возможно, как это может сделать Дэвин Таунсенд; максимально нежно и сладко, как это может сделать Хизер Файндлэй; настолько низко, как это может исполнить Эрик Клэйтон, и настолько высоко, как может Магнус Эквалл. Мне была нужно такая мощная вокалистка, как Ирэн Янсен, и мне была нужна такая готическая вокалистка, как Марсела Бовио. Мне были нужны совершенно экстремальные эмоции. Дэвин - воплощение Ярости, он просто источает ее, когда кричит во всю глотку, а Эрик Клэйтон наоборот, очень тихий, очень сосредоточенный. Конечно, они совершенно разные, но они оба производят совершенно ошеломляющее впечатление, один - своим криком, другой - спокойствием.

С кем из них было легче работать?

К сожалению, Девин был одним из двух вокалистов, которые записывались не у меня в студии. Когда я услышал альбом "Terria", он произвел на меня большое впечатление, и я связался с Девином. Я спросил: "Ты не хочешь спеть на моем альбоме?". Он ответил: "Нет!". Я сказал: "Окей, но почему нет?", и он ответил: "Я не собираюсь петь чужие мелодии и чужие слова!". Я в какой-то степени ждал подобной реакции, это ведь Девин Таунсенд. (Смеется.) И тогда я сказал: "Нет проблем, напиши свой собственный текст, напиши свои собственные вокальные партии, делай, что хочешь. Я пошлю тебе песни, расскажу, где нужно петь, о чем идет речь в песне, о характере твоего героя, только прими участие!". И он согласился. Он записал свои партии в своей студии и прислал их мне по электронной почте. Нет надобности говорить, что когда я услышал результат, то был просто потрясен! Сначала я прочитал его тексты, и вообще не понял, что он хотел сказать. "Motion personified alpha" - что это значит, черт возьми? (Дружный смех.) Так что я немного понервничал, но когда я послушал, как эти тексты звучат в сочетании с музыкой, мне все стало понятно. А Эрик Клэйтон приехал ко мне в студию, прилетел из Лос-Анджелеса, и оказался одним из самых приятных людей, с кем мне доводилось общаться. Я помню, что когда он уезжал, в моих глазах стояли слезы, потому что он оказался таким душевным и обаятельным человеком, таким талантливым, с таким прекрасным голосом. И я очень хочу работать с ним и дальше.

Нам бы хотелось спросить тебя и еще о нескольких вокалистах, с которыми ты работал ранее. Как возникло твое сотрудничество с Эдвином Балохом? Ты знаком с его творчеством в рядах венгерской группы Omega?

Он сам связался со мной. Он живет в Голландии, он был знаком с моей музыкой, и захотел стать ее частью. Его друг передал мне альбом Omega, по-моему, это был "Transcendent". Я послушал и подумал: "Это замечательный вокалист, как могло случиться, что он голландец, а я о нем еще ни разу не слышал?". Мне стало интересно, я пригласил его к себе, он приехал, схватил акустическую гитару и стал играть… Чтобы я принял вокалиста, нужно, чтобы во время прослушивания у меня пошли мурашки по телу, в противном случае, значит, он недостаточно хорош. Так вот, когда Эдвин начал петь, у меня по телу побежали мурашки. И он прекрасно спел на "Into The Electric Castle", хотя единственным альбомом с его участием, который я слышал, был тот самый альбом Omega.

Ты не знаешь, где он сейчас и чем занимается?

Я хотел пригласить его и для участия в "Flight Of The Migrator", но его это не слишком порадовало, он сказал что-то типа: "Мне больше не нравится хард-рок, и я не хочу его петь. Пришли мне запись, я посмотрю, захочется ли мне участвовать". Я был немного разочарован такой реакцией, потому что, как я уже говорил, и от музыкантов, и от вокалистов мне нужна полная отдача, полное погружение в музыку, а у него я этого уже не чувствовал. Хотя, может, у него просто в тот день было плохое настроение, я не знаю. Я знаю только, что он сейчас занимается продюсированием то здесь, то там, но я не уверен, что он еще поет. Что очень печально, потому что он отличный певец.

А ты слышал какие-нибудь другие альбомы Omega?

(Воодушевленно.) Да, конечно, мне очень нравится эта группа! У меня есть пара их старых альбомов, честно говоря, я не помню их названия. Они на венгерском, поэтому мне сложно их запомнить. Я скопировал их на CDR, так что они всегда у меня в машине, я постоянно их слушаю, потому что мне очень нравятся все эти аналоговые синтезаторы, которые они используют. И за все эти годы они выпустили столько альбомов! (Смеется.)

Еще один очень интересный вокалист, с которым ты работал, это Дэн Свано. Почему он не принимал участие в туре в поддержку альбома Star One?

К сожалению, в то время он записывал альбом своей собственной группы Nightingale. К тому же, он еще работает в музыкальном магазине, и ему и так пришлось достаточно долго отсутствовать на работе из-за записи своего альбома, так что он просто не мог освободиться еще на столько дней, чтобы поехать с нами в турне. По крайней мере, тогда он мне выдал именно такую версию. Хотя позднее, когда мы с ним беседовали, он дал уже другое объяснение: он сказал, что не воспринимает себя, как фронтмена, и что ему немного страшно быть на сцене впереди всех. Ему нравится быть на сцене с гитарой в своей группе, но… Мне все же кажется, что здесь имели место обе эти причины.

Следующий вокалист, о котором мы хотели бы спросить, это Леон Гуви. Чем он сейчас занимается? Существует ли еще Vengeance?

(Пауза.) Леон - очень странный парень, на сцене он совершенно сумасшедший, и это здорово, потому что все эти трюки, которые он делает на сцене, заставляют всех смеяться. К сожалению, точно так же безумно он ведет себя и вне сцены. (Смеется.) У меня было с Леоном множество стычек, и это была одна из причин, почему в один прекрасный моментов группа развалилась. Но он настолько отличный певец и фронтмен, что в 1997 году я попытался написать для Vengeance пару песен, и снова собрать группу, но уже без меня. Я написал "Flight 19" или "Back From Flight 19", я даже не могу сейчас вспомнить название альбома, я записал для него материал и снова собрал группу. Но Леон снова начал ссориться с остальными участниками, и группа опять развалилась. Потом он решил предпринять еще одну попытку, с еще одним моим приятелем, но они не только поссорились, но даже подрались. Леон, к сожалению, очень сложный в общении человек, а жаль, потому что он очень талантлив. Думаю, сейчас никто не захочет с ним работать. Это грустно, но это так.

Скажи, о чем рассказывает песня "Planet Zilch" с альбома "Back From Flight 19"?

Это очень забавно, потому что вообще-то она про Леона, но он так этого и не понял, когда ее пел. (Дружный смех.) "Ты хочешь быть рок-звездой, но никто не знает твоего имени…". Было очень забавно видеть, как он исполняет эту песню и не догадывается, что она о нем. Ну, если быть совсем честным, она все-таки о нем лишь частично. В "Planet Zilch" рассказывается о человеке, занимающемся совсем не тем, чем ему хочется заниматься, о человеке, который хочет стать рок-звездой, но по каким-то причинам не может осуществить свою мечту. Он живет "нормальной" жизнью, может быть, он бизнесмен или что-нибудь типа этого, но он не счастлив. Слово "zilch" на американском сленге означает "ничто". "Сколько ты заработал?", и ты отвечаешь "zilch", что означает "нисколько". Люди, которые занимаются не тем, чем хотят, живут на Планете Ничего. И это плохо, потому что нужно пытаться, нужно использовать все возможности, чтобы воплотить свою мечту в жизнь. Вот об этом и песня. Однажды, много лет спустя, я говорил с Леоном, и он сказал: "Эта песня обо мне, ведь так?". (Дружный смех.) Так что он это все-таки понял, или, может, ему кто-то сказал. К счастью, тогда он был трезвым, так что я остался жив! (Новый взрыв хохота.)

Для сборника редкостей "Ayreonauts Only" (2000) ты перезаписал "Beyond The Last Horizon" с альбома Actual Fantasy". Почему ты выбрал именно этот трек?

Парень, который пел эту песню, Гари Хьюз, должен был исполнять партию Лучшего Друга на "The Human Equation". А переписал я ее потому, что она мне очень нравится, я считаю, что это отличная песня. Версия, которая была на "Actual Fantasy" была немного холодной, что, в принципе, соответствовало духу "Actual Fantasy", потому что мне хотелось сделать электронный альбом, в котором голоса использовались бы в качестве инструментов. Мне нравится припев и мелодия этой песни, и внезапно у меня появилась идея сделать более акустическую версию. Поэтому я ее и переделал. Я даже подумываю о том, чтобы переписать "Actual Fantasy" с настоящими барабанами, и может быть, смикшировать его в формате 5.1. Дело в том, что этот альбом пока что является моим самым плохо продаваемым диском, многие просто не обращают на него внимания, он не вызывает интереса, а поскольку мне самому этот альбом нравится, я хочу дать ему второй шанс. И самый лучший способ это осуществить - переписать его. Я до сих пор считаю большим упущением, что на нем нет "живых" ударных. И мне кажется, что если я перезапишу его с настоящими ударными, перепишу несколько партий гитар и, может быть, сделаю микс в формате 5.1, это может здорово улучшить альбом. Я перемикшировал таким образом одну из песен на "The Human Equation", и это открыло для меня новые горизонты. Особенно хорошо это работает с моей музыкой, где много разных инструментов и вокалистов, ведь намного удобнее, когда у тебя пять динамиков вместо двух. (Смеется.) Это все намного облегчает задачу, потому что если сейчас мне приходится пускать все вокальные партии и инструменты через два динамика, то в этом случае в моем распоряжении их будет целых пять. Это своего рода небольшой вызов. Я не уверен, что у меня будет на это достаточно времени, но это было бы интересно.

"Ayreonauts Only" - единственный диск Ayreon, который не был переиздан в России. Нет ли у тебя планов все-таки выпустить его здесь?

Вполне возможно. Я пока об этом не думал, потому что я не считаю его полноценным альбомом, это, скорее, подарок фэнам группы. К тому же он был достаточно дешевым и все такое. Хотя нужно подумать о переиздании его в России, это неплохая идея. Я думал о том, чтобы поместить эти песни в качестве бонусов на другие альбомы, хотя в отношении бонусов у меня часто возникают сомнения. Я терпеть не могу, когда я покупаю альбом, а пару месяцев спустя его переиздают с бонусами, и ты думаешь: "Черт, я только что его купил, а теперь он выходит с бонусами. Мне что теперь, выкинуть свой диск и купить новый?!". Но с другой стороны, этими бонусами ты делаешь приятное фэнам, так что это всегда достаточно сложный выбор.

Еще один вопрос о доступности дисков. Где и как можно достать альбомы Strange Hobby и Anthony?

К сожалению, права на Strange Hobby принадлежат Transmission, а они не хотят переиздавать этот альбом, что очень печально. Я просил их об этом бессчетное количество раз, потому что мы записали намного больше песне, чем вошло на альбом. Я говорил им: "Сделайте другую версию", но им это не интересно, может, потому, что они не выручат за него достаточно денег. Это очень грустно, потому что мне нравится этот альбом. Но права принадлежат им, а они отпечатали только 1000 копий, которые уже распроданы. Альбом провалился, потому что никто не знал, что на нем играю я, и никто его не покупал. (Смеется.) К тому же, он достаточно сильно отличается от всего того, что я делал. Та же самая история и с альбомом Anthony. Правами на него владеет другая компания - Ray's Music, и они напечатали всего пару тысяч копий. Чтобы покрыть расходы на допечатку, нужно продать 500 копий, и возможно, они боялись, что не смогут их продать, я не знаю. Это тоже достаточно странный альбом, это и не прог, и не металл, и я не уверен, что они бы продали достаточно копий, чтобы оправдать его переиздание.

Сингл "Day Eleven: Love" включает в себя два кавера - "Space Oddity" Дэвида Боуи и "No Quarter" Led Zeppelin, которые ты уже записывал для Star One. Почему ты решил их переписать? Тебе не понравились первоначальные версии?

Нет, я ими вполне доволен. А причина этого достаточно проста: когда Эрик Клэйтон был в моей студии, он начал петь, я подумал: "Ого! У меня в студии сам Дэвид Боуи!" (Дружный смех.) Я закрыл глаза - их голоса было просто не отличить! Мы закончили раньше, чем планировали, и тут я вспомнил, что та версия "Space Oddity" все еще находилась в моем компьютере. Я включил ее Эрику и сказал: "Ну разве не отлично было бы записать ее с тобой?". И он ответил: "Да, конечно, давай попробуем!". И ему даже не потребовался текст, он просто встал к микрофону и спел! (Смеется.) Я должен был записать эту вещь; когда имеешь в своем распоряжении такого вокалиста, то ты просто обязан это сделать. Со вторым кавером почти та же история. Когда Девон Грэйвз спел мелодию "Day Seventeen: Accident?", она очень напомнила мне "No Quarter". Я сказал: "Слушай, она напоминает мне "No Quarter"!". И он ответил: "Нужно будет как-нибудь сделать на нее кавер". Я ответил, что уже сделал. Он попросил: "Включи мне его". Я включил, это была акустическая версия с Ланой Лэйн на вокале, и он сказал: "Здорово, позволь мне ее спеть". И он спел, и я включил его версию следующему вокалисту, Магнусу, и Магнус сказал: "Здорово, давай я сделаю второй куплет!". (Дружный смех.) И потом пришел Эрик Клэйтон и сказал: "А давай я запишу третий куплет!". А потом появился Джеймс ЛаБри. Я помню, мы пошли с Джеймсом на выступление Porcupine Tree, и когда мы ехали назад, это было в два или три часа ночи, я сказал ему: "Я тут записал "No Quarter" с парой ребят, это было прикольно". Он помолчал минут пять, а потом вдруг обернулся ко мне и сказал: "Ты же не сможешь не дать мне тоже спеть "No Quarter", правда?". И вот в три часа ночи мы пошли в студию, и он спел последний куплет "No Quarter." Так что все это было в той или иной мере спонтанно.

Лимитированное издание "The Human Equation" включает в себя еще и DVD. Что он содержит?

Мы снимали все подряд. Мы записывали, как прилетают вокалисты, как я в первый раз с ними встречаюсь, как мы едем из аэропорта. Мы записывали, как они поют в студии, как прикалываются, особенно Михаэль Акерфельдт и Девон Грэйвз - это два больших шутника, вы будете смеяться, когда все это увидите. Также мы снимали процесс записи ударных в другой студии, процесс записи моей гитары, бас-гитары и клавишных в моей студии. Эд (Варби, барабанщик) объясняет, какие ударные он использует. Там же можно увидеть и режиссера видеоклипа, и дизайнера обложки, который принес показать мне свои наброски. Там собрано воедино множество маленьких фрагментов, этот диск идет более часа. Очень забавно его смотреть, ведь это своего рода закулисные съемки.

Вот мы и подошли к нашему последнему вопросу. Какие у тебя планы на будущее, и можно ли ждать новых релизов от Star One, Ambeon или других проектов с твоим участием?

Вообще, когда я работаю над альбомом, я работаю над ним 24 часа в сутки семь дней в неделю. Я так погружаюсь в процесс, что, когда заканчиваю работу, чувствую себя совершенно опустошенным. Я, как и в данный момент, словно погружаюсь в черную дыру, в которой нет ни идей, ни созидания. К счастью, ее немного заполняют интервью, но все равно у меня всегда бывает этот ужасный период времени, когда я не знаю, что буду делать дальше. Я просто жду, когда у меня снова появятся идеи, вдохновение и способность творить. Я знаю, что однажды все снова медленно вернется на круги своя, и тогда я решу, что буду делать дальше. Может, это будет еще один диск Ambeon, может - Star One или еще один сольный альбом, или даже новый альбом Strange Hobby, кто знает. (Хихикает.) Могу лишь с уверенностью сказать, что это будет не еще один Ayreon, потому что мне определенно нужно от него немного отдохнуть. Так что пока ничего конкретного.

А как насчет турне? Можно ли надеяться снова увидеть тебя на сцене?

Никогда не говори "никогда". Возможно, однажды я запишу еще один Star One, и у меня возникнет желание снова "замутить" с ним что-нибудь "живьем", не знаю. Но это точно будет не Ayreon, потому что люди будут ждать связного повествования, всех вокалистов, а это невозможно. Кто знает, может, я выпущу однажды новый альбом Star One и поеду с ним в турне, что даст мне возможность спеть и несколько песен Ayreon. Кто знает?


Выражаем благодарность Иветте Боэртье (личному менеджеру Арьена) за организацию этого интервью и Максиму Былкину ("СОЮЗ МЬЮЗИК") за предоставленные фотоматериалы.

Вопросы задавали Роман "Maniac" Патрашов, Наталья "Lynx" Хорина
Перевод с английского - Наталья "Lynx" Хорина
26 июл 2004
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 383




/\\Вверх
Delain Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом