Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register

Концерты
Репортажи
Мой город:  Клубы Организаторы Города
^ Информация ^
+ <- Кипелов, Ария, Master, Артерия, Маврин-> +

Дата
2010
November
Sat
20

Город
Санкт-Петербург

Кыєс
Ледовый Дворец

Что ни говори, а „Ария” — группа великая. Нет, правда, сложно представить, как развивалась бы хэви-культура в России, займи место ведущей команды какая-нибудь, например, „Коррозия металла”. Тем не менее, этого не случилось, и место „отцов”, „корифеев” и „русского Айрон Мэйдана” занято давно, и вакантным становиться явно не собирается. Как бы не пытались противники и ненавистники оспорить культовый статус группы, сделать у них это не получится: чересчур велико количество действующих поклонников, а так же тех, для кого трамплином в океан тяжёлой музыки стали не „Саббат”, „Металлика” и прочие западные иконы, а „Кровь за кровь“ и „Ночь короче дня”. И вот, мастодонты и зубры (в отличие от этих зверей не вымершие и вымирать, тьфу-тьфу-тьфу, не предполагающие) достигли возраста в четверть века. Двадцать пять лет, конечно, по музыкальным меркам — немного, но всё равно внушительно. Тем более, что это отличный повод отметить юбилей масштабным концертом. Собственно, главная интрига юбилейного шоу никакой интригой и не была — никто не скрывал, что изюминкой концерта станет выступление Валерия Кипелова в составе „Арии”, что уже было опробовано два года назад. Несмотря на то, что этот „трюк” уже не нов, он до сих пор кажется беспрецедентным: некоторые из любителей покричать о том, что «„Ария” без Кипелова — не то!», но на деле не заставшие время, когда Валерий ещё числился „арийцем”, наконец-то получат возможность (если упустили её парой лет раньше) созерцать долгожданное воссоединение (пусть всего на час), ну а для остальных это станет поводом взгрустнуть о былом. Но помимо этого события, любопытство подпитывалось форматом фестиваля, который был выбран для празднования: прежде чем тенор Кипелова слился бы воедино с могучими „запилами” Холстинина и мастерством остальных музыкантов, зрителям предлагалось четыре группы, сформированные бывшими участниками „Арии”. Собственно, на этом лирическое отступление пополам с исторической справкой можно завершить, и перейти к „сладкому” — тому, как всё вышеописанное было реализовано.

Сцена со скупым оформлением, состоящим из четырёх полотен с логотипами групп „Артерия”, „Мастер”, „Кипелов” и „Маврин” да удивительно малое количество зрителей, топчущееся в партере — вот что можно было увидеть в зале за десять минут до старта „фестиваля”. Через десять минут это уже не имело значения, так как свет потух, на экранах по бокам от сцены замелькали архивные кадры из концертной и повседневной жизни „арийцев”, а аккомпанементом этому послужило симфоническое попурри из песен „Арии” разных времён, начавшееся с интерлюдии за авторством Кирилла Покровского (с дебютного альбома „Мания величия” и одноимённой ему). Десять минут своеобразной интродукции окончились длительной паузой, прервал которую выход группы „Маврин”. Перед Сергеем и его группой стояла не только задача открыть концерт, но так же презентовать свежий альбом, вышедший днём раньше. Собственно, и с тем, и с другим он справился, несмотря на вялую реакцию зала и акустику „Ледового дворца”, где-то испортившую звук до безобразия, а где-то выдав вполне приличный уровень. Вопреки концепции концерта, „Маврин” не исполнили песен „Арии”, отдав предпочтение своим — одной новой, с альбома „Моя свобода” и двумя с более раннего, „Запрещённой реальности”. Собственно, за исключением поздравлений, произнесённых самим Мавриным, остальное выступление мало чем отличалось от рядовых концертов группы — музыканты на фоне Сергея, увешанного многочисленными цепями и браслетами, потчующего публику зрелищной игрой на гитаре с обязательными соло двуручным теппингом и приседанием на одно колено, эдакий Мальмстин по-русски, но с ограниченным набором „фишек”. Впрочем, даже несмотря на это позирование, в плохом выступлении и неинтересном материале (в географическо-стилевых рамках, разумеется) Маврина нельзя было упрекнуть.

Зато в этом без зазрения совести можно было упрекнуть „Артерию”, которая выкатилась после того, как „Маврин” отыграли свои положенные три песни. Всем своим поведением вокалист пытался показать, что именно они, „Артерия”, главные герои сегодняшнего вечера: то и дело требовал от зала петь вместе с ним, что было ещё вполне объяснимо в случае с двумя песнями „Арии”, которые здесь знал каждый первый, но удивительно в отношении двух артериальных песен (многие и группу-то впервые увидели, куда уж хоровые распевки устраивать). Но труженик связок и орального отверстия не унимался, бегая по сцене и пытаясь совместить развязную поступь рок-героя и вихляющую определённой точкой походку модели на подиуме, что в сочетании с его распахнутой рубашкой смотрелось комично. Ну а то, что Терентьев (экс-гитарист „Арии” и основатель „Артерии”) решил отдать должное восьми годам, проведённым в коллективе-юбиляре, выставило в невыгодном свете материал текущего проекта: „Дьявольский зной” и „Грязь”, в основе которых лежат мощные, пусть и схожие, риффы и лихие запоминающиеся мелодии контрастировали с навязчиво-нудным рефреном „Только вперёд” и серой балладой „Край ветров” (объявленное название ехидная акустика преобразила в „Ткань ковров”). Впрочем, несколько сотен ценителей одарили группу овациями, но, признаться честно, куда уместнее „Артерия” бы смотрелась на клубной сцене, играя для этих самых ценителей, нежели на огромной сцене перед постоянно увеличивающейся аудиторией.

Следующая группа, „Мастер”, в представлении не нуждалась: кто-то знал их как группу, в которую ушла половина первого состава „Арии”, а кто-то — как авторов одного из лучших thrash-альбомов на территории СССР, достойного конкурента европейским группам тех времён. Однако, увы, русского Kreator’a из „Мастера” так и не вышло, популярность их угасла, потому ныне Грановскому сотоварищи приходится выступать на клубной сцене. Но, как оказалось, они ещё вполне способны „раскачать” и куда большую аудиторию. В отличие от „Маврина”, “мастера” не стали уделять внимание своему новому альбому (вышедшему не так давно), а прошлись по старому материалу. Открыв сэт гнетущей „Места хватит всем”, „Мастер” обратились к хиту „Тореро”, переделанному под их стилистику. Разогнанный до спид-металлических скоростей боевик о судьбе мадридского тореадора, гремящий двойной бочкой, совершенно несвойственной для „Арии“, буквально взорвал наполнившийся к тому времени зал: люди радостно запрыгали, услышав любимую песню, а некоторые энтузиасты даже попытались организовать подобие слэма. Следовавшая за ним баллада „Кресты” вызвала куда больший отклик, чем ветренно-ковровое творение того же жанра от „Артерии” — многие подняли вверх зажигалки и уверенные голоса вслед за Лексом тянули „В небе вороны, в небе голуби…”. Ну а заключительная „Мастер” была достаточно неожиданным номером, хотя и шикарно исполненным: грубый, резкий трэш в лучшем его виде, прозвучал мощно и оставил положительное ощущение танка, избравшего уши в качестве полигона.

Но всё это было лишь аперитивом к тому, чего так ждали фанаты, постепенно заполнившие зал настолько, что сомнений в аншлаге не осталось. „Кипелов!”, — кричали одни. „Ария!”, — вторили другие. И когда на сцене появился сам Валерий, все дружно взвыли: „Кипело-о-ов!”. Собственно, такая реакция ясно дала понять, кого на самом деле ждали. И немудрено: „Кипелов” из всех „отделившихся” от „Арии” — самый успешный и интересный проект. Легко собирающий стадионы сольно, к тому же, играющий качественную и ярко выделяющуюся (как бы претенциозно это не звучало) музыку Валерий словно перечеркнул всех предыдущих выступавших. Собственно, весь концерт вполне можно было оставить без „Маврина”, „Артерии” и „Мастера”, разделив программу на выступление Кипелова с „Кипеловым” и Кипелова с „Арией” — недовольных не было бы точно. Тем более, что ни Терентьев, ни Грановский, ни Маврин не стали впоследствии делить сцену с командой-прародителем, так что смысл их появления оставался под вопросом. Единственное, в чём можно обвинить „Кипелова” — в однообразной программе, самая новая песня которой уже успела стать хорошо знакомой. Впрочем, задумываться об этом можно только вне концерта, живьём же харизма самого Валерия и мастерство его музыкантов (пожалуй, самый сильный состав из всех выступавших групп, сильнее, чем сама „Ария”) не дают размышлять об этом, преподнося слушателям то плотные и агрессивные боевики а-ля „Призрачный взвод”, то предоставляя возможность экзальтированным дамам пустить слезу под пронзительную „Я здесь”. Но это выступление было не сольным концертом „Кипелова”, потому и их программа была достаточно короткой, хотя на пару песен больше, чем у их предшественников. Разумеется, не обошлось и без „арийского” репертуара, причём, если „Следуй за мной” давно уже стала привычной для группы, то „Всё, что было” стала неожиданным сюрпризом и ещё одним испытанием для женского макияжа на водоустойчивость после „Я здесь”. Стих последний аккорд „Призрачного взвода” и на экране (теперь уже одном, так как его собрат с другой стороны вышел из строя намного раньше) вновь замелькало видео, на этот раз без музыкального сопровождения.

Вообще говоря, концерты и „Арии” и „Кипелова” (остальных в расчёт, увы, брать нельзя — никто на таких больших площадках сольники не даёт) отличаются ярким световым шоу и интересными декорациями. Как минимум — интерактивным экраном за спинами музыкантов. Однако, именно это в концерте отсутствовало. Все четыре группы отыграли, стоя на самом краю сцены, на фоне весьма лаконичной сценографии при ярком, но весьма скучном свете. Мысль о том, что оформление будет меняться по ходу выступления, оказалась неверной — до самого конца всё оставалось неизменным. Наконец, когда до выхода „Арии” оставались считанные секунды, полотна дрогнули и разъехались в сторону, открыв взглядам всё сценическое пространство, на заднике которого огромными оранжевыми буквами светился знакомый всем пришедшим логотип. Вспыхнул свет, оказавшийся куда богаче, нежели виделось раньше, и на сцену выбежал квинтет, встреченный дружным воплем десятка тысяч голосов. За то время, что играли предыдущие группы, зал успел наполниться до отказа: на трибунах практически не было просветов свободных мест, а ограждение, отделяющее фан-зону от обычного партера, скрылось между плотно стоящими людьми. Группа не стала томить и без того изрядно заждавшихся фэнов, начав с пробивной „Последний закат”. Весьма необычно прозвучал вокал Артура Беркута после недавно певшего Кипелова, однако, именно его грубоватый и низкий голос подходит под тот материал, что группа пишет после своего раскола: более агрессивный, чем ранее, с жёсткими и плотными риффами, не в пример мелодичности предыдущих работ. Кроме того, Беркут значительно активнее и в сценическом поведении, так как поёт беспрестанно бегая и активно жестикулируя. Покончив с первой песней и поприветствовав зал, группа продолжила двигаться по своему материалу последних лет, сыграв среднетемповую „Меченый злом”, а затем заглавную композицию с предыдущего альбома, „Крещение огнём”. Когда же дело дошло до радио-хита „Колизей”, без того разгорячённый зал запрыгал с утроенным усердием (знали бы они, что их ждёт пару песен спустя!). Зато следующий номер оказался из числа известных заранее, но не ставший от этого менее интересным, сюрпризов. На сцене остался один Беркут, усевшийся за пианино, которое выкатили для него техники, а всю её заволокло густым дымом, из которого будто выплыла Хелависа с арфой в руках. Правда, этот затейливый дуэт был подпорчен технической неисправностью — нерабочим микрофоном, который, впрочем, весьма споро исправили техники. Однако, голос Артура всё равно упорно заглушал пение Натальи, так что настоящим дуэтом скорее можно было назвать сочетание нежных звуков арфы и пианино — вставка для хэви-металлического марафона, звучавшего перед тем, необычная, но чужеродной не кажущаяся.

А потом, когда Хелависа скрылась за кулисами, случилось то, чего все так ждали: под вступительные аккорды „Ангельской пыли” на сцену выбежал Валерий Кипелов, и был встречен таким громогласным рёвом, что стартующий „Боинг” показался бы в сравнении с ним ночным комаром. Происходи дело в девятнадцатом веке — можно не сомневаться, весь пол „Ледового дворца” был бы усыпан телами впечатлительных барышень, попадавших в обморок от счастья. Но наше время куда более жёстко и жестоко, так что все барышни, наряду с юношами, просто повскакивали со своих мест на трибунах, а и без того стоящие в партере, принялись активно махать руками и проверять свои голосовые связки на эластичность. Однако, радость от того, что после исполнения этой песни Валерий не покинул сцену, а объявил следующую композицию, была раза в два больше вышеописанной. А дальше — больше, „Ария” решила вывалить на счастливые головы зрителей, конечно, не все хиты, но самые основные. „Герой асфальта”, „Улица роз”, „Раскачаем этот мир” — возможно, многие предпочли бы другие песни, однако, в данном случае было не до выбора, важен был сам факт того, что эпическое событие, единение «„Арии” и Валеры» было не розовой мечтой, а реальным моментом, свидетелем которого стали все, кто собрался в зале „Ледового дворца”. Дав всем передышку на время очередной радио-баллады „Осколок льда”, группа вновь взялась за боевики, исполнив, пожалуй, одну из лучших своих песен — „Балладу о древнерусском воине”, немыслимую без вокала Валерия. После этого на сцене появился Беркут и звонкий голос Кипелова дополнился зычным баритоном Артура. И ещё три песни (во время одной из которых, „Штиля”, Валерий вновь пел один), и завершающая, оптимистичная „Дай жару” напоследок. Всё. Праздник завершён.

Описывать такие события — задача непростая. С одной стороны, можно по-разному относиться к такому реюниону на один концерт, но уж точно в подобранных эпитетах не будет слова „рядовой”, так что следует рассказать всё в мельчайших подробностях, чтобы те, кто не смог наблюдать всё лично, имел возможность представить себе происходящее хотя бы примерно. С другой — никаких литер не хватит, да и не придумали пока такие буквы, чтобы в одну помещались сразу и радостные крики фанатов, и совершенно „прущая” со сцены энергия, и своеобразное чувство, когда понимаешь, что эта музыка осталась там же, где тетради с плохими оценками и кипа учебников в рюкзаке. В конце-концов, это действительно масштабное и значимое событие. И что ни говори, а „Ария” — группа великая.


Маврин:
1. Мое время
2. Пока боги спят
3. Рожденные жить

Артерия:
1. Дьявольский зной
2. Грязь
3. Только вперед
4. Край ветров

Мастер:
1. Места хватит всем
2. Тореро
3. Кресты
4. Мастер


Кипелов:
1. Жить вопреки
2. Путь в никуда
3. Я здесь
4. Следуй за мной
5. Все, что было
6. Призрачный взвод

Ария
1. Последний закат
2. Меченый злом
3. Крещение огнем
4. Колизей

5. Там высоко (Артур Беркут & Хелависа)

6. Ангельская пыль (Кипелов)
7. Герой асфальта (Кипелов)
8. Раскачаем этот мир (Кипелов)
9. Улица роз (Кипелов)
10.Баллада о древнерусском воине (Кипелов)
11.Осколок льда (Кипелов)

12.Бой продолжается (Беркут & Кипелов )
13.Замкнутый круг (Беркут & Кипелов )

14.Штиль (Кипелов)

15.Дай жару (Беркут & Кипелов)

Выражаем благодарность NCA за предоставленные аккредитации.


Все фото на одной странице / All photos on one pageФотографииСлайдшоу / Slideshow

КомментарииСкрыть/показать 7 )

Zabaraz
28 ноя 2010, 18:30
все группы за исключнием мастера были чудовищно унылы...

anton108
29 ноя 2010, 07:14
интересно было почитать, спасибо

Dead Count
29 ноя 2010, 10:48
Манера письма Арвингера узнается.
Круто, я б тоже сходил.

Saladin
29 ноя 2010, 12:57
Да, описание интересное. А где кстати собственно фотки?

Darkside.ru MemberNerferoth Juventino
29 ноя 2010, 17:01
судя по описанию, смотреть там было нечего. Так что на кой фотки?)

сергей нечаев
30 ноя 2010, 22:46
я тоже завидую Питеру, у нас не было ангельской пыли

asmodey666_666
26 дек 2010, 03:03
Ау, народ, фотографии-то будут когда-нибудь???


Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
Вы можете зарегистрироваться на сайте или залогиниться через социальные сети (иконки вверху сайта).





опубликовано: 28 Nov 2010      просмотров:7418

/\\Вверх
U.D.O. Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.0,039844036102295    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом