Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Bloodbound


Мы выглядим гораздо "злее" музыки, которую играем

Prologue
На сегодняшний день шведская группа BloodBound, созданная в 2004 году гитаристом Tomas Olsson’ом и клавишником Fredrik Bergh’ом, является настоящим островком тру-пауэр-метал. Этот жанр в чистом виде был весьма популярен лет 15 назад, но сейчас его границы «размыты». Часть апологетов стиля с годами переползла в приграничные харду и хэви, да и новичков стало гораздо меньше. В противоположность данной тенденции BloodBound наоборот с годами усилили пауэрную и симфо составляющую в своем творчестве. А уж их новый альбом «War Of Dragons» полностью погружает слушателя в начало двухтысячных, когда ныне постаревшие Rhapsody еще только начали демонстрировать волшебство своих эмеральдовых мечей. BloodBound вышли со своей новой-старой сказкой «Дракон умер – да здравствует дракон!». Кому-то она может показаться старомодной, а других наоборот заставит отложить заслушанные до дыр альбомы начала двухтысячных и порадоваться тому, что и дракон, и пауэр до сих пор живы и "воюют". Об этом и многом другом мы побеседовали с вокалистом группы Patrik’ом J Selleby.
Привет! Как поживаешь?

Привет. Ничего так. Немного устал, но в целом очень неплохо.

Отрадно слышать. Спасибо, что нашел время для беседы. Начнем сразу с нового альбома, который получился весьма удачным. Но все же, есть один момент: на новом диске преобладает типичная для Power metal фентезийная тематика: все эти драконы, мечи, магия, битвы. Не стал ли выбор подобных тем определенным риском, если учесть, что подобное "фэнтези" многими сейчас воспринимается как стереотип? Как вы пришли к подобной тематике?

Это все началось еще с предыдущего альбома "Stormborn", где появилась тема "Игры Престолов", а в этот раз мы решили пойти дальше и добавить еще больше драконов, битв и прочего (смеется). Но, знаешь, мы же играем в жанре Power metal, и все это очень хорошо подходит для подобной музыки.

Но вы не опасались, что кто-то посчитает, что подобная тематика в наши дни уже устарела?

Да, возможно... Но, с другой стороны, сейчас уже не так много групп, которые делают нечто подобное. Это раньше их было много, а в наши дни уже нет. Мы же просто соединяем все воедино. И в музыке и с точки зрения текстов.

Каждый новый альбом Bloodbound обладает своим особенным звучанием и стилем, как будто вы специально пытаетесь показать самые разные стороны Power и Heavy metal. Что стало причиной того, что в этот раз вы решили вплотную обратиться к направлению Sympho-power с хорами и клавишами?

Мне кажется, что первый альбом со мной, на котором я пел, "Unholy Cross"... Мы хотели его сделать... Короче говоря, предыдущий альбом, который они записывали до этого, "Tabula Rasa", сильно отличался от всего, что группа делала до и после него. Я полагаю, что его вообще стоило выпустить под другим названием, потому что он звучит абсолютно не как Bloodbound. Поэтому с моим первым альбомом "Unholy Cross" мы как раз таки хотели вернуться к оригинальному звучанию Bloodbound, то есть к звучанию Power metal. Потом мы записали "In the Name of Metal", который тоже немного другой. Это своего рода посвящение группам восьмидесятых, больше в духе Heavy. С диском "Stormborn" мы наконец нашли долгожданный звук, с которым мы продолжаем работать. В нем стало еще чуть больше клавиш, хоры побогаче, то есть, новый диск - это еще один шаг вперед.

Что касается симфонической составляющей альбома, были ли у вас какие-то планы использовать настоящий оркестр, или сейчас это лишком сложный и дорогой проект?

Конечно, было бы очень классно записать настоящий оркестр,
но на данный момент у нас нет таких денег, бюджета выделяемого лейблом на это недостаточно. Так что, сейчас для нас это совершенно невозможно. Может, когда-нибудь в будущем.

Что можешь сказать о вашем сотрудничестве с Anette Olzon во время работы над диском?

Вообще, это наш клавишник Frederik [Bergh], кто с ней лично знаком, потому что он записывал песни для ее сольных альбомов, когда они раньше работали вместе. Для нового альбома нам нужны были женские хоровые партии, и он спросил ее, сможет ли она нам в этом помочь. Она смогла и предоставила нам идеальный материал. Она настоящий профессионал, так что все было отлично.

Очень хотелось бы спросить про ваш имидж, как группы. Обложки альбомов, фотографии, ваш стиль. Рога эти... Все это не так уж и походит на Power metal. Драконы это да, но они появились только на последнем диске. А уж если посмотреть на первый диск и фотографии тех времен, то все это, скорее, напоминает Black, нежели Power.

(смеется). Первый альбом появился задолго до моего появления в группе, но, думаю, они просто хотели сделать что-то, что заставило бы людей говорить о группе. Для этого они использовали корпспейнт и тому подобные штуки. А сейчас, насчет рогов и прочего — мы хотим создать более яркий сценический образ. Это все пошло с того самого "Nosferatu" и его обложки. Люди говорят, что мы выглядим гораздо "злее" по сравнению с той музыкой, которую мы играем.

На самом деле — довольно оригинальная фишка.

Мы просто хотели найти что-то особенное, чего ни у кого не было. И это хорошо сочетается с текстами и прочим.

Вот, кстати, о песнях. У вас много песен про демонов, преисподнюю и прочее адище. Это как-то связано с некими религиозными идеями?

Нет. Вообще ни разу. Это просто, скорее, то, что подходит к музыке. Темные темы, темные тексты. Даже когда музыка, порой, веселая (смеется). Здесь получается неплохой контраст.

Получается, что ты тоже разделяешь идею, что для метала более привычно "темное" начало.

По крайней мере, в лирике. Да и музыка в некоторых моментах может быть темной и мрачной. Это все идет со времен Black Sabbath.

Начали ли вы уже какую-то работу над новым диском, или для этого еще слишком рано, и вы заняты, например, туром?

Нет. Мы еще не начинали никаких новых дел. Последний альбом только-только вышел. Хотя, как правило, мы все постоянно работаем над своими частями материала. Я практически постоянно что-то сочиняю. Там что-то запишу, здесь, и в итоге что-то соб
ирается. Но пока мы не начинали ничего серьезного, никаких настоящих песен.

Понимаю. Времени-то всего ничего прошло. И еще такой вопрос. Музыкантов часто спрашивают, какой у них любимый альбом, или любимые песни. А они почти всегда отвечают, что песни эти все равно, что дети, и не могут выделить что-то одно. Поэтому мы пойдем с другой стороны. Есть ли у тебя альбомы или отдельные композиции Bloodbound, которые ты не любишь. За которые тебе, возможно, стыдно. Так, что даже исполнять их не хочется.

Хм. Непростой вопрос. Имеешь в виду из всего творчества Bloodbound?

Да.

Ну, помнишь, я говорил про альбом "Tabula Rasa". Он был до моего периода. В нем есть клевые моменты. Но я считаю, что он очень отличается от остального материала Bloodbound. И его следовало выпускать под другим именем.

Какие отношения у вас в группе? Вы прямо настоящие друзья или просто коллеги, делающие одно дело?

Мы очень хорошо ладим между собой. Мы очень хорошие приятели, и классно проводим время в турах. Так что, да. Я бы сказал, что мы настоящие друзья.

К сожалению, сейчас очень сложно заработать деньги именно на музыке. Поэтому интересно, есть ли у вас в команде профессиональные музыканты, которые зарабатывают на жизнь конуретно своим творчеством, или вам приходится работать, как большинству современных музыкантов?

У нас у всех есть основная работа. Мы не можем жить за счет музыки. Особенно сейчас, когда у троих из нас появились дети. По этой же причине мы не можем так часто ездить в туры, как мы бы, возможно, того хотели. Нам приходится отказываться от некоторых туров, говорить "нет" некоторым предложениям, потому что дети очень маленькие, и мы не можем уезжать надолго. Но Henrik [Olsson], наш гитарист, работает преподавателем гитары, поэтому он все-таки работает в сфере музыки (смеется). Я тоже учитель музыки, работаю в школе.

Ты преподаешь гитару или все-таки вокал?

Я веду класс "Музыка", там все вместе.

Что касается заработка денег на музыке. Это, конечно, больной вопрос, но все же, что ты думаешь по поводу скачиваний и прочего? Насколько трудно из-за этого молодой команде продавать диски?

Я думаю, что для новой группы интернет, скачивания и тому подобное только на пользу, потому что они смогут донести свою музыку до большого количества людей, причем, очень быстро. Но сейчас вы никогда не сможете продавать столько копий, сколько лет двадцать назад. Поэтому, чтобы получить какой-то доход, вам нужно ездить в туры. В
этом самая большая разница, на мой взгляд. Это непростая ситуация, и в ней есть два разных момента. С одной стороны, ты можешь дотянуться до большого количества людей за короткое время, с другой, ты не продаешь достаточно записей, что для группы не очень хорошо.

Говоря о турах, получали ли вы какие-либо приглашения приехать в Россию?

Нет, на самом деле пока нет. Мы даже как-то и не думали о приезде в Россию, потому что нас пока никто не приглашал.

Знаешь ли ты что-то о российской тяжелой сцене? Какие-то имена, команды?

Нет. Не думаю, чтобы я слышал о каких-либо ваших группах.

Потому что у нас есть несколько команд, играющих неплохой Power metal с фэнтези-лирикой. Быть может, если ты погуглишь их, найдешь для себя что-то любопытное.

Думаю, да.

Что касается групп, то, по крайней мере, по твоему нику в скайпе я могу догадаться, какую команду ты точно весьма уважаешь. [ник Патрика прямо указывает на один из дисков Iron Maiden]

(смеется) это да!

Какие еще команды ты любишь, те, которые повлияли на твое творчество, и на всю твою группу?

Как ты правильно догадался, Iron Maiden была одной из тех групп, на которых я вырос, вместе с Helloween. Такие команды как Judas Priest. Из более современных я очень люблю Edguy, Avantasia, такого плана. Шведская группа Nocturnal Rites, я их очень люблю. Много разных. Но я действительно очень увлечен Power metal.

Это заметно. Но все же Швеция куда больше знаменита своей Death metal и Doom metal сценой, нежели Power. Поэтому даже как-то странно, что ты выбрал для себя именно это направление. Это немного необычно в наши дни для Швеции. Ну, по крайней мере, мне так кажется. Хотя у вас же есть еще и Sabaton...

Может, если только в наши дни. Вообще Hammerfall возродили Power-сцену, после них появилось очень много шведских групп в этом направлении, и Bloodbound были там же, в истоках, в 2004. Но мы просто сохранили наш стиль, тогда как многие другие команды свой стиль поменяли.

Вы поддерживаете отношения с другими группами? Совместные туры, например?

Да, мы дружим со многими группами. Но это не так, чтобы, к примеру, ходить друг к другу в гости, или вроде того. Мы живем достаточно далеко друг от друга. Мы хорошо общаемся с Sabaton, с которыми мы ездили в тур в прошлом году. К тому же, в нашем прошлом туре играл Thobbe Englund, их бывший гитарист.

Сейчас в мире происходит много разного дерьм
а, в политике, международных отношениях. Все эти конфликты, террористические атаки. Что ты думаешь по этому поводу? Влияет ли все это как-то на вашу музыку? Вообще, спокойнее ли сейчас в Швеции по сравнению с остальной Европой?


На самом деле у нас тоже была террористическая атака в Швеции, всего несколько недель назад. Поэтому, и у нас уже небезопасно. Думаю, сейчас никто и нигде не может чувствовать себя в безопасности. Мир просто обезумел. Столько всего происходит. И, вероятно, это стало одной из причин того, что мы сейчас куда больше обращаемся к фэнтези. Вы можете послушать альбом и просто забыть о всем том дерьме, которое происходит вокруг. Сбежать от этого. Закрыть глаза и на мгновенье перенестись в волшебный мир.

Да, иногда каждому нужно нечто подобное.
Есть ли какая-то особенная идея, некий посыл, который вы бы хотели передать своим слушателям через музыку Bloodbound?


У нас нет какой-то особенной идеи или концепции. Мы просто хотим дать людям хорошие песни. Мы всегда стараемся записать мощные композиции, с хорошими мелодиями, которые придутся людям по душе. Надеюсь, у нас это получается. Но, в основном, мы пишем ту музыку, которая нравится нам самим. И, будем надеяться, другим она тоже нравится.

Хотели ли вы когда-нибудь записать кавер? Сейчас это очень модно — записывать каверы.

Нет. Мы никогда это не обсуждали. Мы стараемся фокусироваться на наших собственных песнях. Неизвестно, что может произойти, но пока никаких планов относительно этого нет.

У многих музыкантов есть немало занятных и забавных историй из их туровой и студийной жизни. Например, всякие нелепые курьезы или комичные происшествия. Или, наоборот, что-то пугающее. Такие истории всегда любопытно послушать. Случалось ли с вами что-то смешное или загадочное?

Не думаю, что я смогу вспомнить что-то подобное. Мы обычно просто хорошо проводим время в студии и в дороге, у нас всегда весело. Но, чтобы вспомнить что-то конкретное... Пожалуй, не получится.

И последний вопрос; ничего личного, если не хочешь, можешь не отвечать. Не так давно ты сменил фамилию, взяв фамилию жены. Неужели настолько тяжело жить с фамилией Johansson в Швеции?

Да, это так. Johansson это одна из самых популярных фамилий в Швеции. И еще там очень много Патриков Йоханссенов. А вот Selleby, мое новое имя, досталось мне от Анны, моей жены. Ее дед выбрал это имя первым из своих братьев. Так что это довольно новое и необычное имя. Анна не захотела его менять. А лично меня уже ничего не связывало с фамилией Johansson, кроме моего брата, с тех пор как умер мой отец, а мать повторно вышла замуж, сменив фамилию. Так как я уже не ассоциировал себя с этим именем, я взял фамилию жены.

Спасибо, тебе за беседу, было очень приятно пообщаться. Желаю удачи с новым альбомом и альбом грядущим! Береги себя!

И тебе спасибо, удачи!

Беседовал Ярослав "Nerferoth" Селезнев-Елецкий
Вопросы подготовил Егор "EG Power" Якименко

28 май 2017
the End


КомментарииСкрыть/показать





/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом