Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Overkill


Наше «подполье» стало посещать больше людей

Prologue
Наш разговор с фронтменом OVERKILL Bobby "Blitz" Ellsworth'ом состоялся вскоре после выхода нового альбома "The Grinding Wheel" и в преддверии концертов в Санкт-Петербурге и Москве 22 и 23 июня. Музыкант рассказал корреспонденту Darkside не только о свежайшей работе группы, но также раскрыл секреты работы OVERKILL в студии и на сцене, а также поделился своими мыслями по поводу причин неувядаемости олдскульного трэша и по сей день.
Привет, Бобби! Как поживаешь?

О, здорово! Отлично поживаю, вот сейчас по уши завален всеми этими промо-делами, раздаю интервью без остановки. Я предпочитаю делать это в виде марафона, уделяю общению с прессой целый день. Сажусь на телефон в 10 утра и встаю в 6 вечера, прямо как рядовой сотрудник офиса. Вот так потратишь один день, зато всю остальную неделю свободен.

А не получается так, что ты каждому журналисту повторяешь одно и то же?

Да нет, вовсе не обязательно. В целом это интересное занятие. Я очень ценю интервью, которые проходят в формате двусторонней беседы, а не просто вопросы с ответами. Знаешь, я уже 35 лет гастролирую по всему миру — мне бы это давалось очень тяжело, если бы я не любил людей. Да, я просто люблю общаться с людьми. Мне интересно узнавать новые вещи, видеть много мнений, чувствовать разность взглядов. Поэтому я в этом бизнесе чувствую себя в своей тарелке.

Да, я наслышан о том, что ты весьма общительный мужик, это классно! Но сейчас у Overkill вышел новый альбом, и все разговоры так или иначе сводятся к нему. Что скажешь о нём? Как и все музыканты, назовёшь его лучшим в своей карьере, ха-ха?

Ха-ха-ха, подловил! Да не, на самом деле, я не из таких ребят. Я думаю, после 18-ти альбомов просто нечестно называть этот самым лучшим. Конечно, он мне безумно нравится, но я всё-таки не объективен в своей оценке. Он только вышел и у меня ещё совсем свежи ощущения от того, как я его создавал, сочинял песни, записывался в студии. С другой стороны, если я чувствую это возбуждение, то это значит, что альбом точно хорош. Так ведь в любой профессии. Если ты чувствуешь, что дело не ладится, то ты будешь расстроен и подавлен. Я же сейчас абсолютно доволен, я счастлив.

Это радует! Есть на альбоме что-нибудь новенькое для Overkill, необычное?

Хм, думаю, кое-что есть. В общих чертах мы, конечно, привыкли всё делать в своём стиле, нам комфортно идти по проторенной дорожке. Но на самом деле это тупиковая дорожка и настоящий музыкант всегда должен искать что-то новое. Я занимаюсь этим 35 лет, но всё ещё чувствую себя учеником, а не учителем. Я учусь даже
у молодых групп. Вот на новом альбоме я слышу результаты такого подхода. Там больше мелодий, есть красивые места с гармониями, всякие мягкие переходы. Есть пара песен, в которых вообще нет моего фирменного голоса, я пою там иначе, но это звучит круто, реально круто. Да, Overkill — это уже бренд со своей фишкой. Но я не вижу проблемы в том, чтобы освежить этот бренд, добавить новых красок.

А что, по-твоему, является основной фишкой Overkill, которая выделяет вас среди остальных?

Ну, если выбрать одно слово, то это последовательность. Мы всегда последовательны в своей музыке. Нас всегда легко узнать: по моему голосу, по структуре песен, по рычащему басу ДиДи Верни. Если тебе понравился один альбом, то ты точно можешь на нас положиться — тебе понравятся все остальные.

Нууу, знаешь, честно говоря… я довольно молод, так что моё знакомство с Overkill началось с альбома «Bloodletting». И я не могу сказать, что он так уж сильно похож на остальное ваше творчество. Это классный альбом, не менее крутой, чем ваша классика или более новые записи. Но он другой. Разве я не прав?

Отчасти прав, спорить не буду. Но всё-таки Overkill — это не что-то одно, это не какой-то шаблон. Честно говоря, на новом альбоме «The Grinding Wheel» можно найти весьма явные параллели с «Bloodletting». Например, в песне «Red White and Blue» это прям чётко слышно, такая жёсткая энергетика, близкая к хардкору. Мне вот как раз поэтому так нравится новая пластинка — там есть всё, вообще всё, что мы можем предложить слушателю. И хардкор, и панк, и рок-н-ролл, и классический трэш, и влияние NWOBHM, и даже пара эпических, таких пафосных моментов. «Bloodletting» был классным, он мне до сих пор очень нравится. Но он было довольно однообразным, всё в одном ключе. А вот «The Grinding Wheel» очень разнообразный, по-настоящему многогранный. И при этом одна из его граней — это тот самый хардкор с «Bloodletting».

Занятно, что ты сам упомянул про хардкор и панк, я как раз вспомнил одну историю. Лет 10 назад я был на концерте Slayer и там в толпе два парня спорили о корнях Slayer. Один говорил, что они вылезли из классического рока и металла вроде Black Sabbath. Другой отвечал, что корни Slayer — в жёсткой панкухе типа DRI, а к Оззи и прочим звё
здам они отношения не имеют. Но ведь на самом деле трэш — это и то, и другое, верно?


Да, ты абсолютно прав. Мы вдохновлялись всем и сразу, не делая различий для панка или блюз-рока. Помню, когда я окончил школу и поступил в колледж, в Нью-Йорке как раз был настоящий взрыв молодых панк-групп типа Ramones и New York Dolls. Игги Поп даже переехал в Нью-Йорк из Мичигана, а Deadboys из Огайо. Я специально выбрал колледж поближе к этому очагу музыкального беспредела, чтобы быть в курсе. Вот эта безумная энергетика панка очень привлекала народ. Потом нас захлестнула новая волна британского металла, но я никогда не забывал о панке. Пожалуй, именно вот это необычное сочетание панковской энергетики с NWOBHM и стало основной движущей силой трэша.

Если уж быть до конца честным, то и сама NWOBHM звучала бы иначе, если бы не панк. У тех же Iron Maiden в ранних песнях можно услышать стопроцентно панковские фишки, хотя Стив Харрис отрицает это, потому что ненавидит панк. Теперь-то, после стольких лет, вроде, всем понятно, что и панк, и металл были лишь формами эволюции рок-музыки. И между ними на самом деле было много общего.

О да, я полностью согласен! Даже больше скажу, если поспрашивать об этом Стива Харриса и Пола ДиАнно, то они выскажутся о панке совсем по-разному, хотя ранний материал Maiden они творили вместе. Это всё какие-то личные предрассудки.

Ну хорошо, мы уже обсудили, насколько ты необъективен в оценке нового альбома. Но если не брать его в расчёт, какой альбом Overkill ты любишь больше всего?

Пожалуй, тут я без особых раздумий назову «Horrorscope» 1991 года. А всё почему? Да потому что это был момент нашего перерождения. Буквально второе дыхание открылось. Из группы ушёл Бобби Густафсон, один из основных композиторов. Всё бремя сочинительства повисло на мне и ДиДи. Мы оказались в рискованном положении, но ставки были высоки. Мы решили, что нам это по силам. Причём, самое стрёмное, что наш лейбл так не считал. Они думали, что мы облажаемся и сольёмся. Нас это взбесило и мы назло им соорудили мощнейший альбомище. Они такие «Ну, мы сомневаемся» — а мы им «Ах вы ж сучары, это обидно!» и приложились как следует. Вот именно с этого альбома началась наша новая история, именно на нём окончательно сформировался
тот Overkill, который сейчас любят фанаты.

А если переходить к сухим цифрам, какой альбом был самым успешным?

Да вот как раз «Horrorscope» и есть самый успешный! Он разошёлся самым большим тиражом, до сих пор неплохо продаётся. Особенно года так с 2005 его снова стали активно покупать, когда металл вернулся на свои позиции в мире музыки. Молодёжь интересуется тем, с чего всё начиналось, врубается в Testament, Slayer и в нас тоже.

Ага, вот и моя любимая тема — возрождение трэша в начале 2000-х. У меня недавно было интервью с Эриком Питерсоном из Testament, но он так и не смог ответить, что именно вернуло трэш на большую сцену после полной разрухи в 90-х. Он лишь предположил, что это какая-то непреодолимая сила, стихия вроде урагана или землетрясения. Типа рано или поздно это должно было произойти, и это было неизбежно. А ты что скажешь?

Ну, давай не будем драматизировать, трэш никуда не исчезал, а просто ушёл в подполье. И, на мой взгляд, мы так и остались в этом подполье. Просто оно стало больше и его стало посещать больше людей. Да, многие группы 80-х просто исчезли, потому что остаться на плаву было очень непросто. Но, скажем, та же Большая Четвёрка осталась стоять в полный рост. Да, они изменили свой музон, но всё же никуда не сбежали. Нам пришлось больше пахать, чтобы добиться каких-то результатов, нам стало тяжелее, но сцена не умерла. В том числе благодаря нашим стараниям. И я горжусь этим. Overkill могут смело записать на свой счёт выживание трэша. Что же до его возрождения… я думаю, время просто подошло к той критической точке, когда молодёжь снова начала искать что-то новенькое и наткнулась на подзабытый трэш. И вот сначала появились новые слушатели, а потом и новые группы, которые черпали вдохновение в металле старой школы. Вкупе с выжившими старыми группами, вроде Overkill и Slayer, это дало взрывной эффект. Трэш — чертовски честная музыка, поэтому у неё очень преданные фанаты. В общем, я бы не назвал это ураганом. Это было больше похоже на то, как маленький огонёк постепенно разрастается в огромный пожар.

Похоже, ты один из немногих ветеранов трэша, которые отдают дань уважения молодым группам. Ты вообще многое из современной музыки слушаешь?

О, само собой.
Это ж вообще единственный реальный способ остаться в теме и не протухнуть на старости. Я уважаю молодых ребят, слушаю довольно много нового металла, и он мне нравится. Но я всё же считаю себя одним из парней, которые несут знамя металла не первый десяток лет. И если кто-то молодой хочет получить это знамя от меня, то ему придётся выковыривать его из моих окоченевших пальцев, ха-ха-ха! Только через мой труп! Ничего личного, ребята, но я не собираюсь уходить на пенсию, пока не сдохну.

Ой, да ладно тебе, разве ты воспринимаешь это как войну за первенство на сцене? По-моему, места всем хватит.

Хватит, но я не совсем об этом. Понимаешь, вот эта соревновательная жилка — именно она заставляет каждого из нас пахать до полусмерти, чтобы выдать лучший альбом и лучшее шоу. И знаешь, кто выигрывает в этом соревновании? Нет, не я и не ребята из других групп. Выигрывают слушатели! Потому что именно они в итоге слушают всю эту крутую музыку и отрываются на крутых концертах. Я помню, как мы гастролировали с Exodus в 2007, когда сцена уже ожила. Я обожаю этих ребят, мы настоящие друзья и с кайфом тусуемся после каждого концерта. Но я помню, как сейчас, картину после одного особенно мощного, дичайше угарного выступления Exodus в Испании. Гэри Холт заходит за кулисы весь красный, потный как чёрт, тяжело дышит и говорит: «Попробуйте-ка переплюнуть это, мистер Эллсворт». А ему: «С превеликим удовольствием, ёпта». Вот это состязательность, которая нужна всем, которая играет на руку всем и делает музыку лучше.

Отличная история! А можешь назвать какие-то из твоих любимых групп новой волны?

О, я сейчас упоролся группой Desecrator из Австралии — вот это парни с яйцами, я тебе скажу. Чем-то напоминают мне молодую Metallica. Мне нравится последний альбом Lost Society — это финские ребята, совсем молоденькие, но с кучей драйва. Помню, я как-то встретил их вокалиста, говорю ему: «У вас звучание 80-х и внешний вид 80-х — ты только скажи, и я притащу тебе все шмотки, которые носил 30 лет назад»… ха-ха-ха, классные парни. Короче, я что сказать-то хочу. Если ты хочешь оставаться на гребне волны, нужно быть частью металлического сообщества. А для этого надо держать ухо востро и слушать новые группы.

Какие вокалисты тебя боль
ше всего впечатляют? Назови парочку — неважно, молодых или старых.


Ну, прежде всего я должен уточнить, что я динозавр из другой эпохи. Своё знакомство с миром музыки я начал с Джонни Кэша, а тяжеляк стал слушать благодаря Элису Куперу. В общем, я был свидетелем всего развития вокалистов в роке от Элиса Купера до Роба Хэлфорда и дальше. Но я всегда с особым трепетом относился к Яну Гиллану — его голос, поведение на сцене, харизма просто неотразимы. Ещё я очень люблю и уважаю Фила Ансельмо, он фактически открыл целое направление, новый стиль вокала для тяжёлой музыки. Мне кажется, за последние 25 лет никого так много не копировали другие певцы, как Фила. Если говорить о совсем свежих рекрутах, то мне очень по душе вокал Мэтта Дрейка из Evile — тоже мужик с яйцами, орёт от души. Мы с ними как-то гастролировали, живьём он поёт ничуть не хуже, чем в записи. Есть ещё один крутой парень, не совсем в теме трэша, но всё же металлист — Расселл Аллен из Symphony X.

Есть одна интересная фишка в трэше. Если совсем непосвящённый человек послушает несколько разных трэшевых банд, то он вряд ли поймёт разницу в музыке, но совершенно точно услышит, насколько у них различается вокал. Как-то вышло, что в трэше у каждого вокалиста очень узнаваемый тембр голоса, который не спутаешь с остальными. Если вспомнить тебя, Стива Сузу, Милле Петроззу, Тома Арайю, Джоуи Белладонну, то можно сказать, что вокал в вашем жанре значит очень много.

Да, это хорошая фишка, все очень индивидуальны. Я тебе объясню, откуда она взялась. Трэш — очень насыщенная музыка. Всё грохочет, барабаны, гитары, куча нот, высокая скорость. Очень трудно в такое плотное месиво впихнуть ещё и новую мелодию вокала. Поэтому чаще всего приходится строить свою партию так, чтобы не мешать другим инструментам. Ты удивишься, но главный ориентир для трэшевого вокалиста — это бочка и малый барабан. Попадать нужно не в ноты, не в мелодию гитар, а именно в барабанную партию, чувствовать грув. На наших скоростях это не так-то просто. Но если ты врубился в эту тему, то всё пойдёт как по маслу. Тут уже отходят на второй план все твои вокальные данные, диапазон, слух и прочее. Остаётся только острое чувство ритма и узнаваемый тембр, по которому слушатель отличит тебя от другого горлопая. Поэтому я считаю, что вокалисты в тр
эше по-своему недооценены. Если бы не наши разные голоса, даже самые крутые группы были бы более похожи друг на друга.

Да, пожалуй, в классическом роке и металле с пафосными распевками вокалистов различают по технике и мастерству, а вас, трэшеров — по характеру. Бобби Блитца легко узнать даже когда он просто говорит по телефону. С оперным певцом такого не выйдет.

Верно, в трэшевом вокале больше характера, харизмы, эмоций, чем техники. Меня не спутаешь с Томом Арайей, его не спутаешь с Зетро, которого не спутаешь с Марком Осегедой, а ведь есть ещё Мастейн, Хэтфилд и все остальные.

Раз уж мы заговорили о значимости вокалистов, поясни, ты сам пишешь какую-то музыку для Overkill или только тексты?

Смотри, я пишу не только слова для песен, но и придумываю сами вокальные партии. А это уже композиторство, ведь голос — такой же инструмент, как гитары и барабаны. Да и вообще Overkill, знаешь, не та группа, у которой вся вокальная партия состоит из двух нот: одной для куплета и второй для припева, ха-ха-ха. У нас весьма насыщенные партии вокала, иногда мне приходится напрячься, чтобы спеть, как задумано. Да, я не сижу за пианино с партитурой и не придумываю риффы на гитаре, но мне приходится поработать своей башкой, чтобы песня звучала круто с вокалом. Я сначала продумываю до мелочей мелодию, а уже потом под неё пишу текст.

Сейчас будет весьма животрепещущий вопрос, но ты можешь не отвечать, если не хочешь. Можно ли сейчас обеспечить себя финансово, играя тяжёлую музыку?

О, вопрос действительно животрепещущий. Конечно, любой нормальный человек стремится к тому, чтобы его занятия были прибыльными или хотя бы не приносили убытков. В частности, именно поэтому мы с ДиДи давно взяли основные организационные вопросы Overkill в свои руки. В 80-х у нас были менеджеры, но сейчас мы ведём бизнес сами. Музыка стала приносить нам достаточно денег для жизни после второго альбома, и это длится до сих пор. Я занимался и другими вещами, вёл бизнес, открыл пару компаний, но стартовый капитал для них шёл, опять же, с продаж Overkill. Ты становишься частью музыкального бизнеса, когда тебе начинают платить за то, что ты играешь музыку. Однажды став этой частью, мы больше никогда не возвращались к обы
чной работе, чтобы прокормить семью. Но для этого нам пришлось самим возиться с бумажками и прочей хренотенью.

С тобой и ДиДи всё ясно, а новые участники группы тоже посвятили свою жизнь музыке? Им не приходится подрабатывать в офисе или на производстве между гастролями?

В данный момент у каждого члена группы есть свой бизнес на стороне, но никто не работает на дядю. Я занимался импортом шоколада 12 лет, сейчас у меня своя почтовая служба. У ДиДи и Дейва свои студии звукозаписи, у нашего гастрольного барабанщика Эдди Гарсия тоже студия. У ДиДи есть ещё пара бизнесов. Дерек связан с компьютерами, но у него тоже работа на дому. Короче, никто не просиживает зад в офисе, но у всех есть другие источники дохода. Это круто, потому что можно работать и получать деньги, сидя дома в трусах, ха-ха-ха!

Сейчас многие металлисты так устроились. Похоже, это единственный способ нормально жить, если хочешь заниматься музыкой, но при этом ты не суперзвезда с миллионными продажами.

Да, это хороший способ добиться успеха в обоих направлениях. Знаешь, лично я так или иначе вовлечён в жизнедеятельность Overkill каждый день в году. Кроме, пожалуй, Рождества и своего дня рождения, ха-ха. Я сочиняю, я записываю, я обсуждаю обложку, подписываю документы, участвую в переговорах о турне, подсчитываю продажи — в любой день найдётся работка. Но я получаю удовольствие, поэтому я не воспринимаю это как работу, меня эти занятия не тяготят.

Похоже, что у тебя вообще куча дел по жизни. Не так давно у тебя были проблемы со здоровьем, сейчас они позади. Я назвал тебя ветераном, но ты не похож на немощного старичка, на концертах бесишься, как молодой. Как тебе удаётся поддерживать себя в форме?

О, дружище, лучшая тренировка — это гастроли! Пахать приходится очень много, но это закаляет тело и дух. Побегаешь по сцене часок, надрывая глотку, и никакой спортзал не нужен. Я раньше ходил в качалку, сейчас просто много хожу пешком. У меня никогда не было цели заниматься спортом, я не особо мускулистый, но я в хорошей физической форме. Я почти каждый день лазаю по горам со своей собакой, подолгу гуляю с женой. Мне вообще нравится находиться на свежем воздухе. Питаюсь тоже хорошо. В МакДоналдс я не пойду даже ради хорошей компании, я такое дерьмо не жру. Курить я давно бросил, бухло почти не пью, хотя это не мешает мне угорать на вечеринках. Я не двинутый ЗОЖник, но я наслаждаюсь своей жизнью и здоровое тело в этом помогает. В том числе поэтому мне до сих пор удаётся давать жару на сцене, а не вяло трясти жопой, стоя на месте.

Приятно слышать, ты настоящий живчик, всем пример! Что ж, наш разговор подходит к концу, поэтому хочу пожелать удачного тура и вообще успеха во всех твоих начинаниях. Ждём Overkill в России!

О да, мы где-то в конце июня у вас будем, обещаю рубануть как следует! Спасибо за разговор, пока!

Беседовал: Шамиль Усаров
Благодарим Максима Былкина (Soyuz Music) за организацию интервью

8 май 2017
the End


КомментарииСкрыть/показать 4 )




/\\Вверх
The Real Mckenzies Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом