Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Second to Sun


В России якобы не покупают музыку, но наши альбомы возглавляют чарты

Prologue
В дебрях современного металла легко заблудиться. С каждым днём на сцене появляется новая надежда, которую почему-то никто не вспоминает уже через год. Музыканты соревнуются в умении смешать как можно больше жанров в одной минуте звучания и выдать это за очередной авангард-прогрессив-фьюжн-экспериментал-математический хит. В России аналогичные проблемы возрастают втрое под давлением всеобщего скепсиса по отношению к отечественной продукции в любых отраслях хозяйства. Тем сложнее раскопать в груде пластинок… то есть кассет… то есть дисков… то есть ссылок… раскопать группу вроде Second to Sun, которая при всей своей вопиющей непопсовости умудряется штурмовать чарты продаж и на Родине, и за рубежом. Блэк? Без вокала? С финской этникой? Из России? Серьёзно? Как никогда! Мы побеседовали с лидером Second to Sun Владимиром Лехтиненом, пытаясь понять, как это всё произошло и к чему может привести.
Владимир, привет. Мы нечасто делаем интервью с российскими исполнителями, поэтому давай сразу проясним для наших читателей, чем ты так отличился со своим проектом Second to Sun. Что за невиданные успехи в чартах iTunes и Google Play?

Привет. Успехи достаточно банальные. Вот уже три релиза подряд мы по нескольку недель находимся в чартах (как по металлу, так и в общих) рядом с такими исполнителями, как Metallica, Михаил Круг, Oxxxymiron и Юрий Лоза. Причина простая — россиянам пришлась по вкусу наша форма инструментального металла без вокала. Впрочем, это с предыдущими релизами. А как с новым пойдёт, пока что неизвестно. Если кто-то из читателей еще не понял, в чём же дело, объясню проще. Одной лишь музыкой, без слов и припевов, мы смогли обратить на себя внимание слушателей и продать несколько тысяч цифровых копий своих альбомов в стране, в которой тяжёлую музыку ЯКОБЫ плохо слушают и не покупают. Как-то так.

То есть львиная доля продаж приходится именно на постсоветские страны? Какие-то успехи в других частях света есть?

На 2015 год так и было, большинство продаж было из стран СНГ и Латвии с Эстонией. Потом мы начали экспансию на то, что называется ныне странами Запада, но и там нашли относительный успех. Буквально за полгода наш Instagram и Facebook обросли более чем десятком тысяч слушателей каждый, на нас успели написать рецензии несколько авторитетных изданий, несколько гикнутых порталов наподобие Heavy Blog Is Heavy, а европейская премьера последнего альбом «Blackbound» состоялась на сайте того самого журнала Legacy, который я сам выписывал когда-то в детстве. Для группы без вокала и из России, как говорят, не так уж и плохо. Возвращаясь к новому альбому, именно по причине экспансии на Запад я и не уверен в успехе нового альбома в России. Слишком много сил мы туда вкладываем. Спору нет, нам самим и фанатам альбом нравится куда больше предшественника, на нас стали больше обращать внимания, нас стали публиковать огромные сообщества в соцсетях типа Лепры, но ни одной рецензии на релиз в нашей стране так и не увидел за эти недели. Повод насторожиться.

Раньше всякие золотые и платиновые диски соответствовали вполне чётким цифрам продаж: 100 тысяч дисков, 500 тысяч, миллион. С чартами Google и iTunes всё не так ясно, особенно в России. Насколько это большой рынок? Объясни нашим читателям, сколько вообще человек купили ваши альбомы, чтобы ты смог похвастаться соседством аж с самой Металликой?

Они и сейчас соответствуют, есть специальная сертификация. Но продать надо намного больше, чем 10 000, к примеру. Цифровые продажи — это исключительное нововведение в мире шоу-бизнеса. На этих продажах большинство артистов с крупных лейблов не имеют финансов, зарабатывая только на концертах. И то если повезёт. А для инди-артистов (независимых, то есть без лейбла) всяческие Bandcamp и цифровые чарты представляют интерес. Что касаемо второго вопроса, у вокалиста Короля и Шута ныне покойного, был как-то похожий вопрос в интервью
. Берём, открываем Google, вписываем в поиск «Горшок Интелектуальное интервью flv» и наслаждаемся ответом на вопрос «сколько человек купили альбомы Second To Sun, чтоб потом этот парень мог писать, что он соседствовал с Metallica». В общем, ответ простой — это ноухау и раскрывать его так просто никто не будет.

Воу-воу, полегче! Но я тебя понял. Надо полагать, успех пришёл не на голом таланте и интересной музыке. Маркетингом, продвижением, менеджментом сам занимаешься?

Не секрет, что любая группа, хоть что-то имеющая, работает как вол. Плюс к этому обычно у групп на лейблах-мэйджорах целый штат тех, кто ими (группами) занимается. Если посмотреть на такого рода деятельность, тут лес, в котором мы чужие и в нём полно диких животных. Приходится вооружаться ружьем, чтоб не загрызли. Плюс у нас очень хороший менеджер, Дима Донской. Так что мы в этом лесу при полной экипировке.

Так, вот мы узнали о менеджере. А кто ещё работает над проектом, кроме тебя? Ты пишешь всю музыку, гитару и народные инструменты, аранжировки, верно?

Да, но барабаны не осиливаю. Поэтому есть барабанщик Фёдор Боровский, мой старый приятель. А всё остальное действительно моих рук дело.

Вот мы и пришли к камню преткновения — вокалу. Мир знает немало примеров инструментального металла, но большинство из них основаны строго на виртуозной игре музыкантов: чаще всего гитаристов, иногда барабанщиков или басистов. В твоей же музыке нет ярко выраженных гитарных соло и тому подобного — только цельные атмосферные картины из звуков и мелодий. Как ты пришёл к этому? Разве вокал не вписался бы в такую музыку?

Да вот как-то не срослось с вокалистами с самого начала. Давно заметил, что российская публика постоянно придирается к вокалу: то слишком экстремальный, то вообще непонятно чего поют. Вот и убрал я его, укрепив музыкальное полотно. У нас нет пения, зато в каждой песне просто проследить цельную мелодическую линию, найти в этой линии припевы. Мне нравится делать понятную слушателю, мне самому и фанатам музыку, за которую не будет стыдно. И которая будет саморезом при помощи мелодий и атмосферы в голову вкручиваться так, что не выдернуть. Но вообще вокал вполне может появиться… следите за новостями, в общем.

Тем не менее, за каждой песней стоит своя история, смысл, сюжет. Как ты доносишь их до слушателя, если даже названия твоих песен в большинстве своём состоят из непонятных слов на финно-угроских языках?

Во-первых, к каждой песне у нас есть арт. Его рисует Олег Зеленкевич, художник. И каждый такой арт у нас крайне своеобразный. Во-вторых, каждая аудиозапись содержит в буклете или цифровом виде очень детальную информацию о композиции, целую аннотацию с фактами. А коли этого будет мало, изобразительные средства в песнях у нас преобладают, и все они аутентичные и легко задевают слушателя. Он рано или поздно задаётся вопросом, почему в «Red Snow» какая-то чертовщина посередине песни. И тут в ход
идёт реальность без каких-либо постановок. Если мне нужно записать быт в хрущевке, он и записывается. Если у какого-то народа в качестве музыкального инструмента печной заслон, уже бегу с ним на запись.

А вот и второй краеугольный камень твоего творчества — этника. Финно-угорскую тему ты выбрал по своему происхождению?

Если взглянуть на вопрос поверхностно, да. Но если посмотреть глубже, это были внутренние терзания. С одной стороны, не верилось мне, что это людям понравится, что они смогут понять, о чём речь идёт. У моей прежней группы Epoch Crysis одну из песен пришлось переименовывать и переделывать в своё время, настолько люди не хотели слышать о финно-уграх, а тут выходит целая группа на этой теме... В школе, среди друзей, да практически везде упоминание о моём происхождении стабильно выходили либо невероятной руганью, либо смешками. Поэтому со временем я решил, что происхождение — это что-то такое сугубо внутри меня, чем ни с кем нельзя делиться ни в коем случае. Но в 2014 году мы пришли с Антоном Данилевским (тогдашним басистом) к стандартному вопросу — «что делать?». Не делать же вещи, как все металлисты, про сопли или, как это называют, мысли и эмоции? И тут Антон говорит, мол, есть же у славян фолк-метал группы, Аркону столько народа слушает, у бразильцев есть Sepultura, у всех народов что-то такое свойское есть. А ты попробуй на свой манер, финский сделать. Не очень-то верилось, что будет прок от этой идеи, но мы робко засунули посередине тестового ЕР «Three Fairy Tales» песню «Merämaa» и... попали в вышку чарта Google Play на третий день! И эта песня была самая прослушиваемая, а сразу после неё шёл наглухо блэк-метальный «Barmaley». Это и определило дальнейшее развитие группы.

Народные инструменты ты используешь с большим пристрастием. Лучший способ показать тот самый этно-колорит, не так ли?

Если речь о необычном звучании этнических инструментов, то оно необычное потому, что некоторые из них вообще существуют на основе семплов из архивных записей этнографических экспедиций СССР и слышало эти записи буквально десять человек. Поэтому у нас если дудка, так дудка не как у всех. Балалайка — не как у всех. Кантеле только вот карельское, да, оно по-разному, когда живое, когда семплированное, с санквылтапом так же. Это очень характерно и сразу же делает группу узнаваемой. То же самое с песнями, мы используем структуры, характерные для народа, про который песня пишется. Если про удмуртов — крезь. Если про саамов — йойк.

Где находишь эти инструменты? Как записываешь? Ездишь по деревням с микрофоном? Играешь сам или привозишь мастеров в студию?

А чего находить? Где записи советские остались. Где съездил на народный праздник, где сам познакомился. Где по звуку собрал библиотеку, мы же с Федей оба звукорежиссёры. По деревням, к слову, ездить обожаю. Всё как в Калевале, всё как в сказках про Бабу Ягу. Разве что... 2016-й год, а в некоторых деревнях Карелии нет дорог и света, но этот момент мы
оставим.

Надо сказать, эта тема в твоём творчестве вышла далеко за пределы этники. Те же песни о Перевале Дятлова или вообще о фильме Дурак. Получается, что ты переносишь в ноты любые истории, которые даже косвенно затрагивают финно-угорские земли и народы?

Да, так и есть.

Любое событие в Карелии или Удмуртии попадает под твой прицел или есть какая-то чёткая искра, которая зажигает желание творить? Как насчёт трагедии на Сямозере, например?

Всё-таки это вопрос порыва. Что касаемо трагедии на Сямозере, нет, это уж слишком.

Слишком что? Слишком личное, слишком много жертв, слишком далеко от этники? Знаешь ведь, уже давно в тяжёлой музыке ни одно резонансное событие не проходит бесследно. Кто-нибудь да напишет песню о каждом теракте, массовом убийстве или стихийном бедствии — не Slayer, так Machine Head. Не Slipknot, так Asking Alexandria.

Слишком жестоко и на таких вещах нельзя... Блин, ну нельзя на этом наживаться и делать хайп. Это был бы как Barmaley 2.0, эта песня делалась в Волгоградской области как раз после терактов и меня до сих пор коробит. Вопрос не в этнике, а в курсе творчества и морали. Мне хочется, чтоб в моей музыке была сказочность, она свойственна финно-уграм. Калевала, Масторава, народные эпосы, руны, у нас очень много этого. Или какие-то поучительные рассказы, былины. Насчёт остального — мы не Slayer и не Machine Head. У некоторых групп подобные песни выглядят как жажда хайпа, причем не от музыкантов, а от их кукловодов на лейблах. Мол, вон СМИ гудят, ну-ка, взяли гитарки, написали, не ленимся. Ладно, про отцов это я зря ляпнул, конечно... но взять хотя бы всякий металкор типа Betraying The Martyrs. Они там и защитники сексуальных меньшинств, и герои, у них же недавно трек вышел о том, о чем сейчас речь ведётся. Меня жутко раздражают попытки сварить хайп на отсылках к подобным событиям, потому как тексты у всех этих металкор-групп и музыка хрена с два чем отличается между собой и его легко отнести к чему угодно. Как там их песня называлась у этих парней? Won't Back Down? Вот представьте, что она может быть и про оборону Шипки, и про криминалитет из девяностых, который ведёт перестрелку с полицией, и про фильм День Независимости.

Забавно всё это обсуждать, периодически напоминая себе мысленно, что твои песни — без вокала и текстов, ха-ха.

Они без текстов, зато в них смысловой нагрузки, чувств и подачи больше, чем в кое-каких других вещах в металле.

Ну да ладно, устремимся к будущему. Новый альбом «Blackbound» уже можно считать официально вышедшим?

В России да, альбом однозначно вышел.

Почему ты решил выложить его ВКонтакте до официального выхода в Google и iTunes? Не навредит ли это продажам, которые ранее тебе сослужили такую хорошую службу?

Те люди, кто покупает — им насрать на все эти торренты, порталы и всё такое. Когда мы выпус
кали предыдущий релиз «The First Chapter», мне тоже казалось «ай-яй-яй, альбом слили, как же плохо». А потом вспомнил, что ЕР тоже сливали. И все равно он покупался. Так что тут вопрос в самой музыке, а не том, что сливается она какими-то посторонними людьми или нет.

У вас также недавно вышел клип, вроде бы даже первый в истории группы. Песня называется «Mrakobesie», ну и видео тоже выглядит соответствующим образом. Честно скажу, сам ничего не понял из этих хаотичных кадров, но уже видел хвалебные отзывы. Всё-таки это мракобесие в кадре неспроста, да?

Да, абсолютно верно. В клипе есть ряд параллелей с артхаусными фильмами. В первую очередь, это параллель с «Кокки — Бегущий Доктор» Светланы Басковой, вторая параллель с «Тайной Эстетикой Марсианских Шпионов» Мавроматти. С другой стороны, западной, это ставший классическим «Беготтен» Мэриджа и «Дракула» 1931 года Тода Броунинга. Хаотичность кадров как раз из первых двух фильмов и действительно, если не читать, о чем песня, сразу и не понять. Но мы вроде бы никогда и не претендовали на звание музыкального фаст-фуда.

Я заметил, что ты настороженно относишься к разным ярлыкам и названиям жанров. Ко всем, кроме одного, которое ты и вынес в название нового альбома. Почему именно блэк? Очевидно, что в музыке Second to Sun проявляются и другие жанры, причём некоторые на постоянной основе, но всё же о своей принадлежности к блэку ты говоришь с особой гордостью, мне не показалось?

Потому что это основа нашей музыки, это музыка моего детства и я до сих пор жуткий фанат блэк-металла.

Тем не менее, мне встречались твои слова о том, что ты ненавидишь дэт. Неужели эти жанры настолько далеки друг от друга?

Для меня да. Наверное, я остался в девяностых, когда Emperor «отказывались ехать с всякими гребаными дэтстерами в тур». Мне единицы команд нравятся в этом стиле, да и то, их музыка околоблэковая или имеет характерный оттенок в песнях. Vader и Hypocrisy например. Но в любом случае, когда речь идёт о моей настороженности к жанрам, во мне играет фанат тяжелой музыки, а не музыкант. Кроме пары стилей метала.

Animals As Leaders недавно собрали немало народу на концертах в Москве и Петербурге, хотя многие думают, что инструментальный металл плохо годится для живых шоу. Ты видишь какие-то перспективы гастролей для Second to Sun?

Нет. Для нас этот вопрос напрочь закрыт. Мне нравится делать так, чтоб слушатель был наедине с музыкой и ему никто не мешал. Возможно, когда-нибудь захочется дать концерт. Возможно, но мне это представляется невероятным.

В таком случае, каким ты видишь дальнейшее развитие своего проекта? Какие планки хочешь взять? Какие галочки в резюме поставить?

Никаких планок брать вообще не хочу. Главное в группе это фанаты, а не планки. Резюме? Нас никогда и никто не будет воспринимать достаточно серьёзно. Это тот самый случай, когда резюме в любом виде мало
кого впечатлит. Даже если мы попадём в Billboard, в России никто и внимания на это не обратит. А развитие видится пока что таким: новый альбом вероятнее всего будет посвящён не финно-уграм, а кое-чему другому. Что-то кончается, что-то начинается...

Новый — тот, что уже после «Blackbound»?

Да.

Продуктивности тебе не занимать, тихо сам с собою строчишь по альбому в год, или даже чаще. Насколько мне известно, ты также активно занимаешься звукорежиссурой и продюсированием других групп?

Да, так и есть. Причем сотрудничаю со всеми, кто хочет. Вася из Уссурийска, Роб Даркен, Ease Of Disgust — главное чтоб музыка впечатляла.

Учитывая продажи своей музыки и заказы на звукорежиссуру, получается, что ты воплощаешь извечную мечту российского металлиста — зарабатываешь музыкой? Или всё-таки есть какая-то «обычная» работа в твоей жизни?

Я не считаю, что зарабатываю. Считаю, что мне пока что везёт и везение это генерируется из-за моего природного упорства, твердолобости, умения долбать сложности целыми днями. И рано или поздно это везение закончится, я устану, навалятся какие-то сложности, и отправлюсь работать по профессии. Иного не дано.

Что за профессия, если не секрет?

Психолог.

Так вот откуда все эти ноги растут!

Какие?

Да вот даже в этом интервью ты успел дать несколько психологических оценок потенциальным и реальным слушателям Second to Sun. Вообще ты много пишешь в блогах и говоришь в интервью о профессиональной стороне этого бизнеса: PR-агентства, SMM-продвижение и, конечно, сложные отношения с лейблами... ты ведь пока свободный художник или уже были предложения от компаний?

Да, была переписка с менеджером Century Media по подбору репертуара и предложение подписать сделку с дьяволом. Мне оно не очень понравилось. С тех пор поглядываю на их ростер. И помню, что были группы, которые, видимо, купились на предложение пару лет назад. И дела их идут ныне довольно незавидно. В тех рядах могли бы быть и Second To Sun.

Это издержки характера или ты и правда с неким пренебрежением относишься ко всем «большим игрокам» современной тяжёлой сцены? Можешь наговорить чего-нибудь хорошего о какой-нибудь группе, высоко взлетевшей после 2000 года?

Да, мне не понравилось знакомство с некоторыми кумирами детства. Мне не понравилось узнать некоторые вещи, которые даже представить себе не могут слушатели, когда они включают iTunes и говорят «во, новый альбом такой-то крутой команды, они крутые, а их альбом огонь, а критикуют их всякие неудачники». Эти люди живут своим миром. Однако, если ты, читатель Дарксайда, играл в КВН в студенчестве, вспомни закулисье этого КВН-а. Добавь туда секс с животными, элементы фильма «Сало или 120 дней Содома» и вот вам все большие игроки современной тяжелой сцены. Эта тема слишком хреновая и может содержать чужую коммерческую тайну, поэтому что-либо из этого говорить было бы некрасиво.

Ну что ж, надеюсь, это интервью откроет твою группу для новой аудитории. На Darkside твои проекты раньше не светились, у нас тут немного своя атмосфера, но если уж полюбят, то всей душой. Спасибо за разговор и успехов в творчестве!

Спасибо тебе за интервью. Не думаю, что кто-то полюбит, но за общение спасибо. Вам тоже удачи и золотую гору навстречу.

Беседовал: Шамиль Усаров
22 апр 2017
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 143




/\\Вверх
Diablo Swing Orchestra Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом