Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Mike Terrana


Люблю играть, а не молоть языком

Prologue
Поводом для этого разговора со всемирно известным и любимым в России барабанщиком послужили слухи о возрождении идеи проекта BEAUTY OF THE BEAT с новой вокалисткой. Совсем недавно начался тур обновленного коллектива, был выпущен видеоклип. Однако, Mike участвует в таком количестве проектов, что этим дело не ограничилось. В нашей беседе мы коснулись и его работы с Vision Divine, расставания с Tarja и RAGE, политики, любви к России и много другого.
IIЗдравствуйте, Майк, расскажите нам о своих текущих проектах? Недавно стало известно, что вы присоединились к Vision Divine, что не может не радовать! Как вы познакомились с ними?

Я знаю Fabio Lione почти 15 лет. Он участник таких групп, как Rhapsody of Fire, Vision Divine, Labyrinth и даже Angra. И я часто пересекался с ним в турах. Мы вместе выступали в Израиле в прошлом году – это был один металлический концерт. Мы оба живём в Тоскане, и мы встретились в аэропорту, и болтали по пути туда и обратно. Месяца через три Fabio со мной связался и предложил присоединиться к Vision Divine. Вот как всё и было. А вообще мы с ним сто лет знакомы. Кстати, первое шоу с Vision Divine было в середине июля.

Ещё в этом году я видела анонс проекта “Tip’s Included” с участием итальянских музыкантов. Какую музыку вы играете?

Это инструментальный фьюжн с одним из моих друзей, с итальянским гитаристом Marco Iacobini. Мы уже записали с ним альбом, планируем заняться вторым, а также поехать в турне в сентябре. Я с ним играю уже лет 5. Мне очень нравится эта музыка.

Без всяких преувеличений, можно сказать, что вы – самый популярный барабанщик в России за последнее десятилетие. Вы сначала отыграли здесь тур вместе с Rage, потом с группой Tarja, потом были барабанные мастер-классы. Считаете ли вы русскую публику особенной? Вы общаетесь с русскими барабанщиками?

Я обожаю играть в России. Я был здесь много раз в различных составах, с разными турами. Последний раз я приезжал сюда с Tarja, мы даже выступали во Владивостоке. Тур прошёл просто отлично. По-моему, людям по-настоящему нравилось то, что я делаю. И я получал огромное удовольствие, играл много барабанных соло. Всё было классно и весело. Я чувствую родство с фанатами из России и люблю играть для них. По-моему, у вас отличная публика. Россияне полны энергии, они любят оттягиваться по полной. Я даже завёл страничку Вконтакте. Многие не верят, что аккаунт подлинный, но это на самом деле я! (смеётся) Так что, если вы хотите пообщаться со мной Вконтакте – милости просим, я отвечаю почти на все сообщения, особенно на вопросы начинающих барабанщиков.

То есть, вы общаетесь с какими-нибудь русскими барабанщиками?

Да, я общаюсь с парой человек. В прошлом году я был в Санкт-Петербурге в качестве судьи первого барабанного конкурса в истории России. И там выступали очень хорошие музыканты. Да! Это был отличное шоу, и я был рад увидеть много классных барабанщиков из России. Когда я рос в Америке, это было время холодной войны, и я даже представить не мог, что у меня будет возможность побывать в России. Но сейчас я могу это сделать, тем более в качестве судьи на барабанном конкурсе! Для меня это большая честь, я приехал с радостью и отлично провёл время.

Часто ли вы выступаете в качестве судьи на подобных конкурсах?

Прежде всего, я не считаю, что игра на барабанах – это какое-то соревнование. Но для молодых музыкантов оч
ень важно в честной борьбе получать признание, призы и так далее. Было прикольно посмотреть на их игру, но я на самом деле судил их не с точки зрения техники, а с точки зрения перфоманса перед публикой, самой музыки, которую они играли, а также их музыкальности. Большинство из них играли просто отлично! И мне было непросто судить – ведь вечер очень длинный, сложно внимательно следить за всеми, кто играл тогда. Но для барабанщиков это было очень важно – они получали награды, им дарили барабаны. А ведь они недешёвые, и со временем приходят в негодность. А здесь молодые музыканты могли что-то получить и начать свою карьеру. Было приятно на это посмотреть и даже непосредственно поучаствовать в этом конкурсе.

В прошлом году вы расстались с Тарей Турунен, а ведь вы работали с этой певицей с самого начала её сольной карьеры. И из её официального заявления не совсем понятно о причинах произошедшего, а также возможности сотрудничества в будущем. Или это просто небольшая передышка? Как вы это прокомментируете?

Да, мне тоже не совсем понятно. Но это не передышка. У нас серьёзные разногласия с менеджментом Тарьи. И всё решено.

… То есть, никакого сотрудничества в будущем невозможно?

Вряд ли.

А каковы перспективы проекта Beauty of the Beat?

Что ж, я буду продолжать работу в его рамках, ведь изначально это была моя идея, и название тоже моё. Я подготовил программу под названием «Symphonica». В этот момент я был в турне с Тарьей и сделал предложение её менеджменту: «Ребята, а было бы неплохо объединить усилия. Я могу исполнять классическую музыку, а Тарья – петь оперным голосом». Они спросили: «А как будет называться этот проект»? Я сказал: «Давайте назовём его Beauty of the Beat». И всё получилось. Начало было положено. Мы дали несколько отличных концертов в России и Польше. И мне очень понравилось совмещать классическую музыку, рок и оперу. Я отлично поработал с Тарьей, и дальше я буду продолжать в том же духе, но без её участия. Шоу будет построено по-другому, будет больше рока и не так много оперной музыки.

Не могли бы вы поподробнее рассказать о будущем проекта и новой певице?

Концепция Beauty of the Beat сохранится, но будет больше тяжести, больше рока! Я буду играть на барабанах под аккомпанемент оркестра много новых классических произведений. Но что касается композиций с вокалом, это будут рок-ориентированные песни, но с оркестровками, а не просто классические оперные номера. Когда я решил возродить проект, я прослушивал множество певиц из Европы, Америки и России, известных и не очень. И через пару месяцев я познакомился с итальянской певицей по имени Erika Bianchi. Она совсем неизвестная, но очень красивая и талантливая. Скоро вы увидите и услышите её! Да, я мог бы продолжить выступать с такой же знаменитой певицей, но какой смысл? Я уже делал это. Тарья, как и многие другие рок-певицы, вдохновляют молодых женщин начать собственную карьеру певицы. В мире множество талантливых людей, но, к сожалению, у них нет шанса показать себя. И, мне кажется, очень здорово услышать что-то новое, свежее. Это вызывает интерес, за
хватывает, вдохновляет! Помните: сегодняшние неизвестные певицы ЗАВТРА СТАНУТ ЗВЁЗДАМИ!

Недавно вы ушли из группы Axel Rudi Pella’а, в которой играли почти 15 лет. Каковы были причины в этом случае?

Я играл с Axel’ом почти 15 лет и в этот период участвовал в ряде других проектов – Rage и не только. Но мне всегда удавалось правильно выстроить расписание туров. Но в последнем турне с Тарьей я был очень занят – оно было очень длинное – а Axel хотел начать своё. А я не мог быть одновременно в двух местах. Поэтому мы решили прекратить сотрудничество, на моё место нашли другого барабанщика и, мне кажется, и для меня, и для Axel’а это решение пошло только на пользу.

Наверняка, вы в курсе, что ваши бывшие коллеги по Rage – Пиви и Виктор – недавно расстались. Общались ли вы с ними в последнее время? Ходили слухи, что Пиви предложил вам вернуться в Rage – это правда?

Да, действительно, они обратились ко мне где-то полтора года назад и попросили выступить на Wacken, а также записать некоторые песни, которые я сочинил – у нас осталось несколько демок, неизданных трэков. Они хотели выпустить их на Nuclear Blast. Я сказал: «Хорошо. Но что вы сделаете для меня»? Они ответили: «Ничего». Я сказал: «Ого»! (смеётся) Я сказал им: «Вот это настоящий профессионализм! Желаю вам удачи, ребята. Спасибо за столь щедрое предложение». Я просто не понял, что это было. Они наговорили про меня кучу гадостей, а потом сами позвонили и попросили сыграть с ними. Это как-то странно. Если ваш бизнес дурно пахнет, то кто-то это унюхает! (смеётся) Я знаю, что Виктор говорил обо мне много плохого в Южной Америке и в России. Я же не говорил ничего подобного. Ведь всё конечно и мне всё равно. Не знаю почему он прицепился ко мне. (смеётся) По-моему, это забавно. То они поливают меня помоями, то зовут сыграть вместе. Я вежливо отказался, пожелал им всего самого наилучшего. Но, видимо, у них всё равно ничего не получилось. Я даже не знаю, что было дальше.

Как говорят у нас, чёрный пиар – это тоже пиар.

(смеётся) Да, а у нас говорят: «Плохая пресса – это хорошая пресса». Да обо мне много чего говорят – например, что я чокнутый. Да, я и правда чокнутый! А ещё весёлый и счастливый. И я не злюсь. Я ушёл из Rage, потому что больше не мог с ними работать. У нас ничего не получалось вместе. И после моего ухода у них тоже ничего не получилось. (смеётся) Но в нашем деле всё бывает. Я занимаюсь музыкой 35 лет, я много чего повидал, люди приходили и уходили. В Америке есть одна поговорка: «В музыкальном бизнесе и шоу-бизнесе вы видите людей дважды – на пути вверх и на пути вниз». (смеётся) Я пошёл своим путём. Я люблю играть, а не болтать языком. Мне нравится выступать, развлекать людей, я люблю видеть улыбки вокруг. Для меня в этом радость и искусство шоу-бизнеса и музыки. Это не соревнование и я не особо верю каким-то интервью. Не знаю как люди реагируют, когда они читают или слышат такие вещи. Помню, в 70-е годы, когда я был подростком, было очень мало журналов. И мало кто писал о таких группах, как Judas Priest или AC/DC. Мы ничего о них не знали, мы только видели их на концертах. И, по-моему, так лучше! (смеёт
ся) Понимаете к чему я клоню?

Никаких закулисных слухов?

Конечно! Это совсем не нужно, это лишняя информация. Да кому какая разница что я люблю, чем занимаюсь в свободное время и что думаю. По-моему, это не важно. Это личное дело каждого.

Согласна, но сегодня, с развитием Интернета, трудно что-то скрыть…

Да, и это уже перебор! Я много чего думаю о жизни, но держу язык на замке, потому что это касается только меня. Зачем мне в чём-то убеждать людей, которых я даже не знаю? Зачем? Это пустая трата сил. Для меня главное, что я играю музыку, радую толпы людей, и мне не нужно ничего говорить. Знают они меня или нет, им нравятся мои выступления. И моё мировоззрение, моя жизнь или политика тут ни при чём. В этом вся прелесть музыки – она выходит за рамки любых культурных барьеров. Политика – это чушь собачья! Я езжу по всему миру и вижу одну и ту же картину – люди хотят веселиться, хорошо поесть, выпить пару пива, послушать хорошую музыку. Люди хотят отдыхать. Они же работают всю неделю! Моя работа как барабанщика – развлекать их, отвлекать от повседневной рутины на пару часов. Зачем мне кормить их закулисными историями? По-моему, лучше хорошо выступать и играть классную музыку. Фрэнк Заппа сказал: «Говорить о музыке – это всё равно, что танцевать об архитектуре». И я согласен с ним. Болтовня ничего не значит. Каждый может трепать языком. Но когда ты выходишь на сцену, играешь, ты радуешь людей, несёшь им позитив – вот это для меня действительно важно.

Теперь давайте вернёмся в недалёкое прошлое. Вы записали с Tony MacAlpine’ом три альбома в 90-х. Вы, наверное, знаете, что в последнее время у него были серьёзные проблемы со здоровьем. Вы общаетесь с ним?

Честно говоря, я потерял связь с Tony, хотя мы играли с ним около десяти лет, сходились и расходились. Я записал с ним несколько альбомов, мы ездили в турне. Я считаю его хорошим другом, гениальным музыкантом и блестящим исполнителем. Я большой фанат Tony MacAlpine’a, и мне очень жаль, что он заболел. Я желаю ему скорейшего выздоровления. Я слышал, что после операции он пошёл на поправку. Это хорошая новость. И я надеюсь, что он снова будет выступать и дарить миру своё творчество. Он великолепный пианист, прекрасный гитарист и отличный композитор. Надеюсь, всё уладится.

Также хотелось бы вспомнить о вашем сотрудничестве с известным украинским клавишником Виталием Куприем в составе Artension. В каком статусе проект в настоящее время? Вы общаетесь с Виталием, Роджером Стаффелбаком или Джоном Уэстом?

Да, я держу с ними контакт, хотя с Виталием – не особо. Я иногда вижу Роджера, я общаюсь с Джоном Уэстом на Facebook. Думаю, Artension больше не будут записывать новые песни, хотя первые два альбома я считаю отличными. Виталий – чокнутый и весёлый парень, отличный музыкант, замечательный клавишник и хороший композитор. Я знаю, сейчас он сотрудничает с Trans-Siberian Orchestra. Я рад за него, ведь это хороший проект, где люди могут заметить его. По-моему, сейчас он живёт в Филадельфии. Мне нравится Artension. И я надеюсь, что группа соберётся снова. Я познакомился с Виталием
и Роджером в Швейцарии на концерте Ингви Мальмстина, когда я с ним играл. Виталий подошёл ко мне и сказал (говорит смешным голосом): «Я хочу записать с тобой альбом»! Я сказал: «Да, конечно». И через пару лет мы так и сделали.

Вы участвовали в записи сольного альбома Kiko Loureiro, бразильского гитариста из Angra. Теперь, когда он играет в Megadeth, вы общаетесь с ним? Возможно, вы бы отлично вписались в эту группу? При всём уважении к недавно умершему Нику Мензе…

Мне нравится Кико, он отличный музыкант. Он такой спокойный, сдержанный. Но при этом приятный в общении, симпатичный парень. И ещё он здорово играет на клавишных. Он уделяет много времени игре на пианино, и мне нравится его слушать. Ещё он отлично владеет акустической гитарой. Он слушает абсолютно разную музыку – например, боссанова. Он как-то сводил меня на подобный концерт в Бразилии и с тех пор я тоже фанатею от боссановы. Классный музон! И ещё Кико очень хорошо играет на барабанах. Плюс, он отличный композитор и добродушный парень.

Последний раз я общался с ним, когда он присоединился к Megadeth. Я поздравил его, пожелал удачи, и он поблагодарил меня в ответ. Я надеюсь, у него всё получится в этой роли, и мир узнает о нём благодаря группе Дэйва Мастейна. А по поводу моего участия в Megadeth – я не думаю, что я бы идеально им подошёл. Но если меня пригласят, я тут же соглашусь, ведь Megadeth – классная рок-группа.

Ещё одно интересное сотрудничество – это ваше участие в проектах Роланда Грапова. Вы можете подтвердить или опровергнуть слухи, что вы использовали ударную установку Инго Швихтенберга (бывшего участника Helloween, покончившего с собой в 1995-м году) во время записей Masterplan и соло-альбома Грапова “Kaleidoscope”? Похоже, вы тесно общались с семьёй Роланда в конце 90-х. Вы до сих пор дружны?

Да, мы с Роландом до сих пор дружим. Он больше не живёт в Германии, у него студия в Словакии. Именно там он и записывал последние два альбома Masterplan. Когда я впервые приехал в Германию, Роланд ещё играл в составе Helloween. Он помог мне влиться в немецкую металлическую сцену, устроил мне концерты с Gamma Ray и Axel Rudi Pell. Это было очень мило с его стороны. В итоге я записал барабаны для сольника Роланда “Kaleidoscope” и позже присоединился к Masterplan. И как раз на этом сольнике и двух альбомах Masterplan с моим участием я использовал барабанную установку Инго. Я относился к ней как к своей собственной. Это очень хорошая установка Sonor Signature Series, она отлично звучит. Увы, Инго страдал шизофренией и покончил с собой, но мы старались хранить его память, поэтому я относился к его барабанам с должным уважением. Я даже чистил их между студийными сессиями. Я выступил на этой установке на одном фестивале в Словакии – она классно звучала. Я опасался везти туда эти барабаны, потому что у них не было кейсов, а с ними надо было обращаться аккуратно. Я считаю, Инго был хорошим барабанщиком и весёлым парнем. У него неплохо сложилась карьера с Helloween, но, к сожалению, он не смог остаться в группе, хотя его помнят и по сей день. У него до сих пор очень много поклонников. И я с удовольствием играл на его барабанах.

Какова, по-вашему, ситуация в современном музыкальном бизнесе? Многие говорят, что рок-индустрия мертва, другие думают, что с развитием соцсетей появляются новые возможности? А что считаете вы?

Если у вас звукозаписывающая компания и вы хотите зарабатывать на жизнь только продажей альбомов, то тогда у вас проблемы, потому что люди больше не покупают диски. В России, возможно, больше всего бутлегов и нелегальных скачиваний, и так было ещё до того, как они стали популярны. Но сейчас также набирают популярность и другие вещи – типа I-Tunes. Вы можете скачивать музыку за небольшие деньги. Вы платите 10 евро в месяц и качаете всё, что захотите. Порой я захожу в магазин и вижу CD за 20 евро и думаю: «О чём эти люди думают»? Это же бред какой-то. Зачем мне покупать один диск за 20 евро, если я могу заплатить 10 и качать всё, что угодно? Это уже потеряло всякий смысл. Я сам не понимаю что происходит, ситуация изменилась очень быстро и она застала лэйблы врасплох. Всё перевернулось с ног на голову – если раньше кто-то мог хорошо зарабатывать на дисках, сейчас они сидят практически с пустыми карманами. На самом деле, сервисы типа iTunes почти не платят музыкантам. Так что, даже если у тебя миллион прослушиваний, это не принесёт тебе денег. Что же делать музыкантам, исполнителям? Конечно же, ехать в турне. Сейчас все это делают. Но проблема в том, что все концертные площадки переполнены, и у людей не хватает денег, чтобы по 6 раз в неделю ходить на концерты, и одна проблема следует за другой! Так что, технический прогресс принёс много новых трудностей. Но всё-таки когда ты с помощью Интернета можешь представить свою музыку широкой аудитории, это хорошо. Если ты и так известен, конечно… Например, у тебя есть свой канал на YouTube и страница в Facebook, у тебя появляется куча друзей и ты можешь делиться с ними новостями. Но если ты Мистер Никто из Нью-Джерси и ты открываешь страницу в Facebook, то у тебя будет 5 друзей и никто не узнает о Мистере Никто и его новой группе. (смеётся) Видимо, тогда у Мистера Никто начнутся проблемы и ему придётся искать новый работу. (смеётся) Я же болтаюсь где-то посередине, я же Майк Террана, крутой барабанщик, который занимается этим делом 35 лет, и многие слышали обо мне. Я не такой уж популярный, но, я считаю, что меня многие знают. И это настоящая удача, что хоть кто-то знает меня! Помню, раньше я был никому неизвестен и всем было наплевать! (смеётся) Поэтому я использую любые возможности продвигать свою карьеру, свои проекты – играю ли я с Vision Divine, с Beauty and the Beat или со своей собственной группой Terrana. Люди приходят на концерты и я как-то выживаю. Это довольно непросто и со временем становится всё сложнее. Но я люблю преодолевать трудности и я в последнее время много шучу по поводу заработков в музыкальном бизнесе, но на самом деле, если бы я захотел заработать кучу денег, я бы не начинал карьеру профессионального барабанщика, понимаете? (смеётся) Хотите разбогатеть – продавайте нефть! (смеётся) Или бензин.

Вы не самый молодой барабанщик, но вы продолжаете использовать технику дабл-баса. Не наскучила ли она вам за эти годы? Похоже, не так много молодых барабанщиков идут по вашему пути? Или таковые есть, и
мы скоро о них услышим?


Для меня игра на барабанах всегда была неким упражнением. Я могу играть сдвоенными басовыми бочками довольно долго. Сейчас мне 56 лет, а я использую дабл-бас как 25-летний. Так что, я не вижу никаких проблем. Многие молодые барабанщики играют ногами намного быстрее меня, многие молодые люди мечтают стать барабанщиками. Так что, я не считаю, что дабл-бас – это скучно. Я занимаюсь этим с молодости. Дабл-бас – неотъемлемая часть моего стиля, причём, совсем нескучная. Скучно бывает только тогда, когда ты используешь его всегда одинаково. А есть много способов применять технику сдвоенных басовых бочек. Я вижу, как это делают молодые музыканты, и у них это прекрасно получается. Я и сам стараюсь совершенствоваться. Я занимаюсь по 6 часов дома, в перерывах между турне. Мне нравится тренироваться, проводить время наедине с моими барабанами. Для меня это не работа, а стиль жизни. Я занимаюсь этим каждый день. Никто не платит мне за 6-часовые тренировки. Я делаю это для себя. И я рад тому, что с каждым годом я чувствую прогресс, мой стиль меняется и становится лучше – я играю более разнообразно, более зрело. Как я уже сказал, я не сравниваю себя с другими барабанщиками. Мне нравится, когда люди играют джаз или death metal, я люблю все стили игры на барабанах. Я учусь, я поддаюсь разному влиянию и использую всё в своей игре, включаю разные элементы в свой стиль. Я не гляжу на других и говорю: «Да я лучше его» или «Он лучше меня», мне всё равно. Как я уже сказал, это не соревнование. Когда ты играешь на барабанах, солируешь, то это некое самовыражение. Тут нет правильных и неправильных приёмов. Только ты и твоё мышление. Это я пытаюсь донести до молодых музыкантов, которые учатся играть на барабанах. Не надо тратить кучу времени на изучение правил – просто садитесь и играйте с улыбкой на лице. Если вы счастливы, это отразится на звучании, и со временем вы сможете играть классную музыку. Так я сам начинал.

Посещаете ли вы в последнее время какие-нибудь концерты в качестве зрителя? Как вам AC/DC с Экслом Роузом на вокале?

Честно говоря, я очень занят собственными проектами и редко могу выбраться посмотреть на другие группы. В молодости я видел много выступлений – и хэдлайнеров, и разогревающих групп. На кого я ходил в последнее время? На U-2. Ещё я люблю музыку 60-х. Не знаю почему. А что касается AC/DC, то я особо не в курсе их дел. Я думаю, им просто нужно было завершить турне. И если они захотели сыграть с Экслом Роузом – что ж, отлично. Я фанат AC/DC и я очень люблю Бона Скотта, Брайана Джонсона, поэтому немного странно видеть в составе Эксла Роуза. Но это моё личное мнение. Народ ведь ходит на их концерты, многим нравится.

Вы родились и выросли в США. Каково вам жить в Европе последние два десятилетия? Мне кажется, далеко не каждый американец смог бы прожить в Европе так долго?

На самом деле, мой отец родился в Европе, в Италии, на Сицилии. И он переехал в Америку с моим дедом после второй мировой войны. И я родился уже в Нью-Йорке. Хотя мать и отец у меня – итальянцы. В моих венах течёт итальянская кровь. Когда я начал кататься в мировых турне, я стал замечать как живут люд
и, как они едят, как всё отличается от американского стиля жизни. Первое европейское турне было у меня в 1994-м году с Ингви Мальмстином – я был поражён. Мне нравятся разные культуры – Франция, Германия, Испания, Италия, Греция, Скандинавия – там всё разное. Разные языки, разная культура, разная еда, разный менталитет. И потом я заметил, что мой стиль игры в Европе ценят больше, чем в Америке. В то время у меня был другой стиль, мне нравились такие музыканты, как Кози Пауэлл и Томми Олдридж, а они уже не были модными. Наступала эпоха гранжа. И я подумал, что это мой шанс уехать из Америки и попытать счастья в Европе. В 96-м году я ездил в турне с Макалпайном и дела складывались не лучшим образом. До этого я жил в Лос-Анджелесе 10 лет, и тут мне пришла мысль уехать в Европу. В итоге в 97-м году я собрал вещи и переселился в Голландию, где прожил год. Потом я переехал в Германию на 10 лет, потом 4 года жил в Копенгагене, а последние 9 лет живу в Италии. Так что, я уже 20 лет в Европе и это было лучшее время для моей карьеры и для меня лично. Эти годы изменили меня как личность, потому что я многое повидал. Понимаете, американцы живут словно в мыльном пузыре. Они мало знают о том, что происходит за пределами США. Да, это большая страна и там есть чем заняться, но в мире есть не менее красивые места, где так же комфортно жить. Кстати, в России мне тоже комфортно. У меня здесь нет никаких проблем. Мне нравится много российских городов – Екатеринбург, Нижний Новгород, Санкт-Путербург тоже очень красивый город, Москва рулит! Ещё Краснодар, Самара, Владивосток. Мне, как музыканту, скучно сидеть подолгу на одном месте. Мне всегда интересно знать как люди живут в других странах. Сейчас я уже месяц нахожусь в Китае и я увидел много нового и интересного. Они многое делают по-своему – например, пьют кипяток! Не чай, а кипяток! И мне здесь очень нравится. Мне тут комфортно. Еда вкусная, я отлично питаюсь. Конечно, тут едят и странные вещи типа змей и насекомых, но сейчас не об этом! (смеётся) Тут правда вкусная кухня. И люди мне тоже нравятся. Они очень спокойные. Они придерживаются восточной философии. Для меня нет ничего странного в том, чтобы прожить 20 лет в Европе. Большинство американцев не смогли бы тут жить – ведь им нужен McDonalds, американский футбол и другие привычные вещи. А мне на них плевать.

То есть, теперь вы планируете пожить в Китае?

Я не уверен, что буду здесь жить. Тут люди смолоду учат английский язык, страна очень большая, но я не уверен, что смог бы здесь жить. Но мне всё равно нравится их менталитет. У них очень строгая дисциплина и всё хорошо организовано, что я очень ценю. Это смесь всего нового – тут много новых технологий, и люди интересуются искусством игры на барабанах. И мне это нравится. Я уже лет 5 общаюсь по поводу моей барабанной установки с сотрудниками одной фабрики в Пекине, и у меня с ними отличные отношения. Они очень умны и их продукция очень высокого качества. Люди шарахаются: «О, чёрт, это же сделано в Китае»! Но здесь много чего производят – например, даже ваш айфон! (смеётся)

Говорят, что даже флаг США также производится в Китае!

Наверняка! В Китае делают флаги. На самом деле, люди здесь усердно трудятся, и рабочая сила дешёвая. В других странах тот же продукт обойдётся вам гораздо дороже и его никто не сможет позволить себе купить. Я ничего не имею против этого. Это просто бизнес. Люди жалуются, но сейчас именно так обстоят дела. А я просто плыву по течению, ха-ха!

Вы следите за предвыборной гонкой в США? Какого кандидата вы поддерживаете – Хиллари, Транпа, Сандерса?

Ха-ха-ха! Мне наплевать! Я не интересуюсь этой ерундой. Политика – это чушь собачья, потому я занимаюсь музыкой. Мне не интересна политика вообще. Никто из этих людей ничего не изменит.

Материал подготовили: Ксения "Wolfin" Викторова, Дмитрий Dimebag Дасов, Филипп Дегтярев
30 окт 2016
the End


КомментарииСкрыть/показать 2 )




/\\Вверх
Arcturus Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом