Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Testament


Мы «рубим» каждый альбом от души!

Prologue
«Отцы трэша» из залива Сан-Франциско вернулись в Россию. За восемь лет со времени своего первого приезда они успели сделать несколько своих фирменных перестановок в составе, выпустить новый альбом «Dark Roots of the Earth», который уже успел стать старым, и подготовиться к выпуску ещё одного диска в этом году. Перед самым началом концерта в Москве в клубе YOTASPACE у нас состоялась беседа с Эриком Питерсоном – основателем и бессменным лидером Testament, заряженным бодростью и редким для своих пятидесяти двух лет жизнелюбием.
Привет, как дела?

Хорошо! Я только с прогулки по Москве. Был в парке “Музеон” через дорогу от Парка Горького, классное место. Там много необычных памятников, есть даже Сталин. Мне понравилось!

Первый раз вы были в Москве 8 лет назад, да?

Ого, неужели это было так давно?

Да, 2008 год. Тогда всё пошло наперекосяк, вас привезли в клуб с опозданием, вы выглядели устало, звук был ужасным, но вы всё равно дали жару...

Да-да, теперь припоминаю. В Санкт-Петербурге всё было нормально, а в Москве что-то не заладилось. Какое-то оборудование пропало. И ещё была местная группа на разогреве, они устроили ругань с нашими техниками. Всех это достало и… в общем, это был просто неудачный день.

Но сегодня не такой день? Ты выглядишь спокойным и расслабленным.

Да, сегодня всё отлично. Слышишь, наши ребята уже настраивают звук? Всё по плану. Оборудование за эти годы стало гораздо лучше, можно настроить всё очень быстро и без проблем.

Москву вы на этот раз посмотрели?

О да, я был на Красной Площади, потом спустился в метро, ездил по оранжевой, красной и синей веткам. Мне очень понравилось, как будто погрузился в повседневную жизнь российских людей. Москва производит впечатление очень делового города, здесь все очень занятые, ездят туда-сюда с сосредоточенным видом, торопятся. Хотя вот знаешь, в этот раз я заметил много молодёжи. Я всегда представлял себе Москву как город, полный людей среднего возраста, таких серьёзных и задумчивых. Но сегодня я увидел много молодых ребят на «расслабоне», много красивых девушек, которые выглядят весёлыми, едят мороженое и наслаждаются жизнью.

Это радует! Перейдём к делу. Вы готовитесь выпустить новый альбом «The Brotherhood of the Snake». Все участники группы в интервью рассказывают, что альбом будет довольно тяжёлым, даже экстремальным. Значит ли это, что предыдущий «Dark Roots of the Earth» был легче и ближе к старой школе?

Хм, ну я бы так не сказал. Новый альбом будет довольно близок к «Dark Roots», «Formation» и «Gathering». Думаю, он получился более сосредоточенным. Будет много гитарных соло от меня и Алекса [Скольник
а, второго гитариста]. И звук там гораздо лучше, самый мощный, что только был у нас. Мы постарались прибавить во всём сразу: и в тяжести, и в мелодичности. Разумеется, мы это говорим о каждом новом альбоме, но это и правильно. Это значит, что мы не идём назад. Testament никогда не будет выезжать только за счёт старых хитов! Есть сейчас такие группы, которые выпускают новый альбом, а там куча дерьма и, в лучшем случае, пара хороших песен. Не хочу называть их по именам, но многие крутые группы превратились сейчас в такие вот ностальгические проекты. Мне грустно их слушать.

А в чём причина, как считаешь?

Ох, если б я знал. Что касается нас, то, думаю, дело в том, что Testament никогда не были по-настоящему популярной группой. Мы всегда оставались на втором плане, поэтому приходилось работать усерднее, чтобы не пропасть из виду. У нас нет времени расслабляться, поэтому мы рубим каждый альбом от души.

Тем не менее, у вас в карьере был период, когда вы — не хочу обидеть — сильно смягчили звучание на альбоме «Ritual», но затем стали ещё тяжелее, чем раньше, особенно на «Demonic» и «The Gathering».

Всё верно. Представь, что ты неудачно женился, и у тебя не было секса на протяжении трёх лет, но тут ты разводишься и начинаешь трахать всё, что движется. Понимаешь, хахаха?! Вообще «Ritual» неплохой альбом, хотя и довольно мягкий. Проблема была в том, что я, Алекс и Луи [Клементе, тогдашний барабанщик] — мы были основными композиторами, но мы все двигались в разных направлениях. Я стремился больше к звуку Pantera и Sepultura, постоянно держал в уме Mercyful Fate. Алекс больше думал о Def Leppard и джазе. Луи хотел сделать из нас Whitesnake. В общем, мы тащили группу в разные стороны, поэтому альбом получился таким странным. И как только Алекс с Луи покинули группу, остался только я со своей любовью к Venom и Mercyful Fate. Поэтому мы пошли по пути утяжеления.

«Demonic» вы записали с барабанщиком Джином Хогланом, и теперь он снова играет в Testament. Он привнёс свою долю экстрима в новый альбом?

Он не сочиняет музыку с нами, но его манера игры определённо влияет на то, что мы сочиняем. Лично мне очень нравится с ним работать, потому что он может реализовать любую мою ритмическую идею. Если бы я был художником, то я бы ск
азал, что у меня сейчас самые лучшие краски.

Значит, Хоглан — это краска? Он не обидится на такое?

Хаха, чёрт, пожалуй, это плохая метафора! Вырежи это, хаха, я не это имел в виду!

Может, он — кисть?

Хаха, ну нет уж. Так или иначе, Джин реально лучший в том, что он делает. Трудно найти барабанщика такого же высокого уровня. Если бы не его аранжировки, многие мои идеи звучали бы хуже. Чёрт, бредово вышло с этими кистями и красками! Я иногда пытаюсь говорить метафорами, но как-то у меня плохо получается.

Остался вообще на металлической сцене хоть один крутой барабанщик, который ещё не играл в Testament? Клементе, Бостаф, Темпеста, Детте, Контос, Хоглан, Ломбардо, Баркер — у вас просто фантастический список барабанщиков!

Это точно, нам дико повезло играть с такими монстрами. Но вообще есть один парень, Алекс Бент — он помогал мне сочинять музыку для нового альбома, а также для новой записи Dragonlord. Ему всего 21 год, он играет в группе BattleCross. Совсем юный парень, но играет просто убийственно! Я не хочу сказать, что он непременно будет играть в Testament, но барабанщик действительно классный.

Кстати, расскажи, как там дела у Dragonlord?

Мы почти закончили новый альбом, я просто немного отложил этот вопрос, чтобы сосредоточиться на Testament. Трудно было начать работу над этим альбомом, потому что оригинальный состав развалился, и мне пришлось набирать новый. Всё могло закончиться, не начавшись, но мне удалось удержать Dragonlord на плаву. В том числе благодаря этому барабанщику Алексу. Я также связался с одной девушкой по имени Лия, которая занимается кельтской народной музыкой — она аранжировала хор. Я заменил многие партии клавишных женским хором, звучит великолепно. Лайл Ливингстон по-прежнему играет на клавишных и делает все оркестровки. В сентябре мы полностью закончим работу, и альбом выйдет под названием «Dominion» в начале 2017 года.

А что дальше? Есть ещё планы с Dragonlord?

Нет, я не знаю, что будет дальше. Мы поговорили об этом с ребятами. Решили просто выпустить альбом и посмотреть, как он будет принят. Я точно знаю, что это лучший наш альбом. Я переслушивал первые два, и они не идут ни в ка
кое сравнение с ним. Совсем другой уровень качества. Даже вокал — я ведь никогда не был настоящим вокалистом. Тогда для меня это было в новинку, но сейчас мой голос звучит очень уверенно, вы сами услышите.

Каково было наносить грим в первые годы Dragonlord? Непривычно, неудобно?

Да не, нормально. Во времена первого альбома мы не носили грим и люди говорили, что мы не настоящие блэкари. Где-то в те времена у нас был концерт в Сиэттле, и я подумал: почему бы и нет? Ребята поддержали меня, и мы тогда впервые вышли на сцену в гриме. Было весело, мы прямо чувствовали себя другими людьми.

Откуда вообще пришла идея Dragonlord? Ведь определяющие для блэка группы Bathory и Celtic Frost появились примерно в одно время с Testament, однако Dragonlord ты создал гораздо позже. Может, на это повлиял успех групп вроде Dimmu Borgir?

Ты прав, культура блэка стала появляться ещё до того, как Testament нашли своё звучание. Прежде, чем в группу пришли Зет [Стив Суза, бывший вокалист], Чак [Билли, вокалист] и Алекс, там был лишь я, Луи и Деррик [Рамирес, гитарист]. Мы назывались Legacy, носили грим и фоткались на кладбищах. Потом пришли остальные, и наша музыка эволюционировала в мелодичный трэш. Но изначально мы были ближе к блэку, слушали Venom, Mercyful Fate, Angel Witch, Bathory, Celtic Frost. В конце 90-х действительно пошла новая волна блэка, более мелодичного, эпичного — она-то и вдохновила меня создать Dragonlord.

У тебя лучше получаются риффы, чем соло, да?

Ну, на последних альбомах я играю довольно много соло. Я развиваюсь в этом направлении. Но, конечно, я совсем не такой, как Алекс. Он настоящий шреддер. Но я стараюсь играть соло в духе Майкла Шенкера, с блюзовыми мотивами, такие… красочные, знаешь. Я не умею бешено пилить по всем струнам, у меня скорее получаются такие отдельные истории в каждом соло, как будто песня внутри песни.

Ну хорошо, а какой свой рифф ты можешь назвать любимым?

Оу… хм… любимый рифф… да уж, я столько всего сочинил, надо подумать. С одной стороны, есть очень простые риффы, которые лучше всего цепляют публику. А с другой стороны, есть более сложные вещи, которые мне интереснее играть, как гитаристу.

Но есть ведь и
риффы, которые сложны для гитариста, но для простого слушателя звучат просто?


Да, пожалуй, такие риффы самые крутые. Я бы назвал «Over the Wall» и «D.N.R.» — их интересно играть, но они точно цепляют народ. Конечно, мне легко их играть, потому что я делаю это уже много лет подряд, но это всё равно довольно необычные риффы.

А как насчёт любимых риффов, которые сочинил не ты?

Ага, дай-ка подумать. Хороший вопрос, в мире столько крутых риффов. Я бы мог долго перебирать, но пусть это будет рифф Тони Айомми из песни «Voodoo» с альбома «Mob Rules». Тадада-та-та-та-таау — да, очень качает. Если бы меня попросили выбрать один рифф, чтобы показать его инопланетянам, то я бы подумал серьёзнее и вспомнил бы, наверно, что-то другое. Но сейчас «Voodoo» первым пришёл мне в голову, так что это честный выбор.

Наверно, 99% гитаристов в ответ на такой вопрос назовут тот или иной рифф Тони Айомми. Black Sabbath как раз выступали в Москве пару дней назад.

О да, круто. Это их последний тур, история вершится на наших глазах.

Да уж. У меня остался последний вопрос, но он довольно серьёзный. Где-то между 90-ми и 2000-ми, на рубеже веков, трэш оказался в незавидном положении, многие значимые группы подолгу бездействовали или совсем распались. Но вскоре случился какой-то перелом, и в тех же Testament и Exodus как будто вдохнули новую жизнь. Как считаешь, с чем это было связано?

Мы тогда не переставали гастролировать, но почему-то очень долго не могли выпустить альбом. Думаю, всё просто развивалось по спирали: сначала упадок, потом подъём. Знаешь, я вот сейчас хорошо помню, как давал интервью какому-то немецкому журналу в конце 80-х, по случаю выхода «The New Order». В те времена все пытались быть похожими на Judas Priest, Scorpions или Ratt, а группы вроде Testament, Metallica и Slayer звучали совсем иначе. Для того журналиста мы были чем-то вроде рэпа. Тогда ведь все думали про рэп: да ну, эта чушь долго не продержится, нельзя же 10 альбомов подряд читать это «йоу-йоу мазафака». Но сейчас это самая популярная музыка в мире. То же самое и с трэшем. В 80-х никто не ожидал, что такой жёсткий музон станет чем-то значимым, но он стал. Потом пришёл упадок, и в конце 90-х все снова потеряли веру в металл, но сам он никуда не пропал. Это не модный жанр-однодневка, это нечто серьёзное, настоящее, глубоко ушедшее корнями в нашу культуру. Прямо как в названии нашего альбома «Dark Roots of the Earth».

Что ж, спасибо за интервью! Хорошо вам отыграть сегодня!

Спасибо, постараемся!

Выражаем благодарность клубу YOTASPACE и Наталье Шиняевой за помощь в организации интервью.

Беседовал Nailed Reaper
21 июл 2016
the End


КомментарииСкрыть/показать 3 )




/\\Вверх
Delain Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом