Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Catharsis


Краудфандинг. Спаситель российской metal-сцены?

Prologue
Что такое краудфандинг и как к нему относиться? Является ли он единственной возможностью для музыкальных групп реализовывать свои идеи на должном уровне, не сильно беспокоясь о выживании в актуальных условиях музыкального рынка и повального перехода в “цифру”? А может, это нечто вроде “лакмусовой бумажки”, позволяющей понять, творчество каких групп действительно важно слушателю?
Ника Грин / Planeta.ru
На такое явление, как краудфандинг, мы предлагаем читателям Darkside.ru посмотреть под увеличительным стеклом и разобраться в тонкостях. В помощь мы позвали менеджера одной из ведущих российских краудфандинг-платформ Planeta.ru – Нику Грин, а также гитариста и основателя группы CATHARSIS, Джеффа. Учитывая, что большинство из нас находится “по другую сторону баррикад”, Джефф как раз таки помог взглянуть на вопрос глазами музыканта и в качестве примера представить свой актуальный проект – запись и выпуск нового альбома CATHARSIS “ИНДИГО”. К слову сказать, данный краудфандинг-проект, который завершается 1 октября 2014 г., можно считать вполне успешным – на данный момент он собрал более 600 тысяч рублей, а альбом “ИНДИГО” уже практически в финальной стадии записи. Альбом увидит свет в октябре, а его московская презентация состоится 1 ноября в клубе “Red”.

Поэтому то, что расскажут нам и Ника, и Джефф, может оказаться очень интересным и любопытным, как рядовому слушателю, так и музыкальным коллективам, которые еще ищут варианты для развития своей карьеры. Возможно, именно краудфандинг станет для них тем самым “счастливым билетом”?

Что ж, начнем! Ника, пожалуйста, расскажи в двух словах, что такое краудфандинг? Некоторых пугает само слово…


Ника: Ничего страшного в этом слове нет. Краудфандинг – это народное финансирование различных проектов. Автор представляет свою идею людям, и, если она им нравится, получает одобрение толпы рублем. Для акционеров – так мы называем тех, кто поддерживает проекты – это возможность принять непосредственное участие в создании некого продукта, музыкального, например. Он может спеть на студии, выбрать треки для нового альбома, сняться в клипе и т.д. А для авторов – это возможность на первых этапах создания оценить интерес аудитории к его детищу и при необходимости вовремя внести нужные коррективы.



Почему же, на ваш взгляд, в России подобная платформа стала пользоваться популярностью именно в музыкальной сфере относительно недавно? Ведь год-два назад на нее смотрели, скажем так, с недоверием… Когда возникла эта “точка не возврата” и отход от классической схемы сотрудничества с музыкальными лейблами, которые ранее брали на себя ряд финансовых обязательств?

Ника: Недавно это стало популярно лишь потому, что раньше крауд-платформ, заточенных под российские реалии, просто не было. “Планета” появилась всего 2,5 года назад, были и остаются зарубежные аналоги (Кикстартер, Indygogo и др.), но далеко не ка
ждый автор готов взять на себя некую международную ответственность за свой проект. На своих родных просторах как-то проще и приятней. А музыкальная сфера оказалась самой благоприятной для краудфандинга по причине уже имеющегося доверия между музыкантами и их аудиторией.

Джефф: Скорее всего тогда, когда появились первопроходцы и первые успешные проекты, и потихоньку-полегоньку и музыканты, и слушатели стали всё больше внимания обращать в эту сторону, начиная воспринимать краудфандинг не как “побирательство”, но как весьма интересную схему прямого взаимодействия между артистом и меломаном. Причем факт развития краудфандинга я бы не стал сопоставлять с упадничеством рекорд-рынка в нашей стране, эти две тенденции шли сами по себе независимыми параллельными курсами, но так уж вышло, что в итоге здорово “пересеклись” в какой-то момент.

Джефф, а как на твой взгляд, можно ли считать проблемой снижение продаж физических носителей? Ведь акции на той же planeta.ru в кампании нового альбома “ИНДИГО” от CATHARSIS – это те же физические носители плюс цифровые версии альбома. Всё это вполне мог создать и лейбл!

Джефф: Да как сказать… По большому счету отечественный музыкант никогда особо не “обогащался” на продажах физических носителей. Да, безусловно, хорошие объемы их продаж позволяли без особых усилий получать хорошие бюджеты от выпускающих лейблов, но, в любом случае, зарабатывали у нас музыканты в основном за счет концертной деятельности. Так что особой проблемы я не вижу, даже более того – ведь, по сути обрушился только рынок стандартных носителей (читай CD в стекле), которых был просто тотальный переизбыток, и, как следствие, у потребителя появился дополнительный свободный бюджет, который он, тем не менее, не прочь потратить на хорошее интересное издание (уверяю, далеко не все поголовно переключились на бездушное закачивание мегабайтов звуков посредством всевозможных “сервисов”). И теперь музыкант, который хочет, чтобы его продукцию приобретали, снова должен “морщить ум”, не только создавая вкусные альбомы, но и думая о том, как его интереснее преподать, в каком виде выпустить в свет и т.д. и т.п. И тут здорово помогает все тот же краудфандинг – предлагая те или иные эксклюзивы аудитории до момента их появления в свет, ты сразу можешь наблюдать, с чем угадал и что интересно, а где направление креативной мысли пошло не в том направлении. Лейбл вряд ли смог бы проводить подобную аналитику с каждым своим релизом, ведь, по сути, они всегда преследовали намного более “приземленные” коммерческие цели.

Джефф, когда ты лично понял, что ДА, с новым альбомом CATHARSIS мы попробуем именно эту схему? Какие были опасения? Что из опасений подтвердилось, а что, наоборот, было легко прео
долено в ходе кампании?


Джефф: Когда внимательно отследил развитие, окружающую “движуху” и итоговые результаты крауд-проектов наших друзей из ‘СЛОТ’ и ‘Эпидемия’. И дело тут не только в каких-то круглых собранных цифрах, нет, мне очень понравилось, насколько позитивно принимала эти проекты аудитория, насколько живо она участвовала в процессе. Вот это действительно важно для любого творческого коллектива, это здорово стимулирует и мотивирует. Опасение, наверное, было одно – а вдруг именно наша аудитория не примет такой вариант? Ну кто знает, вдруг? Однако первые же две недели полностью его развеяли и на данный момент мы понимаем, что сделали исключительно верный шаг, и, надеемся, далеко не последний!

Каждому: нет ли лукавства, когда группа выставляет проект нового альбома на краудфанлинг-платформе? Предлагается схема: заплатите, и мы запишем альбом. Что же получается: если проект не наберет нужной суммы, то альбом и правда никогда-никогда не будет записан? И мы должны в это правда-правда поверить?

Ника: Много лет группы выпускали альбом и без краудфандинга, обратная дорога самостоятельного поиска средств на запись есть всегда. Проект – это не ультиматум, а возможность для публики поддержать любимого артиста в его начинании, будь то пятый студийный альбом или первый EP. К тому же на “Планете” есть строгие финансовые правила: если проект не собирает 50% от заявленной суммы, деньги возвращаются акционерам. А о вопросе доверия говорилось уже чуть выше. Лично у меня есть один крайне любимый немало известный коллектив немецкого происхождения, и при работе с любым проектом я ставлю себя на место акционера – была бы я готова за полгода до выхода купить их альбом, не зная, какой именно будет конечный результат? Хотела бы я иметь возможность купить вечный билет на их концерты или побывать на студии во время записи? Да, конечно, да, черт возьми! Жаль, что они не пришли к краудфандингу до сих пор.

Джефф: Ну тут, наверное, всё целиком и полностью зависит от конкретного артиста и его целей. Если кто-то вдруг решит работать по схеме “заплатят – запишу, нет – не стану”, то это, безусловно, его право, но я вряд ли смогу такой подход понять. Краудфандинг не есть единственное средство найти бюджет, это, на мой взгляд, скорее, хорошее дополнение к глобальной задаче финансирования твоего проекта. Правильно говорит Ника – всегда есть возможность (если “не поперло” в краудфандинге) вернуться к стандартным вариантам нахождения средств. Ну а если цель – только деньги, да еще и заранее, то, пожалуй, не стоит заниматься творческими потугами, а лучше сразу уйти куда-либо в финансовые структуры или, скажем, торговлю, творчество не для вас.

Ника: сколько стОит реализовать пр
оект на краудфандинг-платформе Planeta.ru для музыкальной группы? Нужно ли для этого быть юридическим лицом?


Ника: Нисколько. Музыкальные коллективы, как и авторы других направлений (кино, общество, дизайн и т.д.), не платят за создание и запуск проекта. Если проект собирает 50-99% от заявленной суммы, комиссия “Планеты” составляет 10% + 5% агрегатор, если собирает 100% и более – 5% и 5%. С юридической точки зрения, автором проекта может выступать как юридическое лицо, так и физическое или ИП. Разница существует лишь в величине налогов, которые необходимо будет выплатить государству по окончании проекта.

Ника: зачем нужна краудфандинг-платформа, если каждая группа вполне может нечто подобное сделать самостоятельно? Я имею в виду предложить акции, указать реквизиты, разослать экземпляры акционерам… Для чего нужна Planeta.ru в таком случае?

Ника: “Планета” – это реально удобный и открытый сервис для сбора средств и взаимодействия музыкантов с аудиторией, а благодаря нашей уже более чем двухгодичной истории еще и гарант реализации обещаний автора при успешном сборе. Автоматизированная система сбора информации для осуществления доставки акций, подробная статистика покупок для автора, информационная и техническая поддержка активных проектов силами “Планеты” – это лишь малая часть плюсов, которых нет при самостоятельном сборе средств.

OK, убедили. У меня, скажем, есть свой музыкальный проект, и я придумал выпустить альбом, снять DVD или видеоклип. И решаю обратиться к краудфандингу. И здесь такой вопрос: на западных платформах частенько группы расписывают, на что именно будет потрачен бюджет. Всё расписано по статьям и у слушателя не возникает “черных мыслей”. Во всяком случае, им объясняют, что если выпускается альбом, то деньги уходят не только на его запись, но и на то, чтобы напечатать диски, упаковать их в коробки и т.п. У российских артистов подобные пояснения пока не в почете. Как вы считаете, отчего так? По какому принципу тогда определяется бюджет, необходимая планка, которую надо достичь проекту?

Ника: Мы всегда рекомендуем делать наиболее подробное описание проекта. Указывать ли подробную смету или нет – это личное дело каждого автора. Музыкальные проекты действительно редко делятся такими подробностями, чаще указывают просто названия студий, имена саунд-продюсеров, репетиционных точек и т.д. Процесс записи на самом деле включает очень большой перечень маленьких затрат. Разброс цен у разных студий и печатных кантор тоже достаточно большой. Я лично не встречала ни одного коллектива, кто смог бы с точностью до рубля заранее их подсчитать – форс-мажоры неизбежны. Проект – это живой организм,
он растет и развивается со временем, и не исключено, что какие-нибудь комментарии акционеров в процессе помогут родить новые идеи для авторов и их конечного продукта. А если таких идей много? Каждую вписать в первоначальную смету? А если автор передумает? Это творческий процесс, поэтому мне кажется лишней тратой времени готовить подробную смету на начало проекта.

Каждый автор приходит на “Планету” уже с хотя бы примерным представлением о своей финансовой цели, грубо говоря, это 20, 100, 300, 500 тысяч рублей, или 1 000 000 и более. Критериев много, каждый проект индивидуален, главное, чтобы сумма была реалистичной и адекватной. Кураторы общаются с автором, уточняют подробности, планы, возможности, и дают свои рекомендации исходя из полученной информации.
Джефф: Я могу сказать только по нашему случаю – CATHARSIS. Когда мы обозначили сумму бюджета на planeta.ru, мы не отталкивались от точной цифры, сколько нам будет необходимо потратить средств, мы по-хорошему пробовали вообще краудфандинг, как таковой. Да, мы примерно представляли, в какую сумму мы можем плюс-минус уложиться – но, повторюсь, она была очень примерной.

А куда деваются средства сверх обозначенного бюджета? На примере CATHARSIS “ИНДИГО”: проект набрал нужную сумму буквально за пару недель. Сейчас уже более 150% бюджета. Куда пойдут эти 50% сверху?

Ника: Авторы сами решают, на что конкретно в рамках своей идеи потратить средства, собранные сверх финансовой цели. И мы практикуем, чтобы авторы это объясняли.

Джефф: Когда проект пошел успешно, и мы серьезно преодолели назначенную планку, мы смогли привлечь более весомых специалистов к работе, отобрали лучшие, по нашему мнению, студии, вовсю задумались на тему еще большего увеличения “эксклюзивности” разного рода артефактов для акционеров и т.д. и т.п. Да, мы могли бы взять и продумать всё изначально с точностью до рубля, но ведь наши акционеры по ходу проекта сами нам дали возможность сделать все еще лучше, нежели изначальный план – так почему же не воспользоваться такой замечательной возможностью? Этакий “русский” подход – планировали взять пару бутылок водки, но, в итоге получили возможность разгуляться хорошим коньяком – европеец бы все равно обошелся водкой, а доп.средства сэкономил – но мы-то другие! ;)

Подытоживая всё то, что я сказал выше: эти “сверхбюджеты” идут на улучшение процесса качества записи релиза, на более “дорогие” версии издания акционерских артефактов… Мы уже здорово перекроили всю историю, связанную с созданием альбома в более комфортную и более “дорогую” для нас, и это однозначно сказывается на ее результатах в лучшую
сторону относительно изначального плана.

Как мне показалось, одна из составляющих успешной кампании это, собственно, придумать акции и назначить им адекватную цену. От чего зависит успех той или иной акции – от содержания или же от цены? Что пользуется наибольшим спросом – самые дешевые варианты или же “средние” по цене?

Джефф: Да. Тут важно сочетание “эксклюзивности” и более-менее доступной цены акции. Когда ты предлагаешь что-то реально интересное и необычное, при этом не ломишь цену (что я наблюдал в рамках некоторых проектов) – то проект идет намного живее и успешнее. Так что сочетание фантазии и минимума жадности на наш взгляд – оптимальная смесь для краудфандинга!

Ника: Верно, интересные акции – один из залогов успеха проекта. Самые популярные обычно стоят около 1200-1500 рублей – именно такой у нас средний чек последнее время. А в частности, все зависит от самого проекта и его аудитории. В некоторых проектах у нас проходили закрытые мероприятия, приглашения на которые стоили около 3000 рублей, и эти акции разлетались как горячие пирожки, а в других людям интересны были просто цифровые версии концертов за 300-500р – самого факта поддержки любимого артиста было для них достаточно. Все индивидуально.
– Какие самые необычные акции вам встречались за всё время работы?

Джефф: Мы в рамках кампании CATHARSIS “ИНДИГО” запустили несколько нестандартных акций для пробы типа “Ужина с вокалистом” или “Закрытой презентации и неформальной встречи с группой”. Нашим слушателям оказались очень интересны подобные “встречи”, они с удовольствием приобретают такие акции, а мы взамен постараемся сделать эти встречи по-настоящему запоминающимися и интересными, а не просто “собрались-пообщались-разошлись”. Приходите, убедитесь сами :)

Ника: Ох! По мне самая необычная акция была у одного веселого музыкального коллектива года 1,5 назад – они гарантировали “сухой закон” для всех участников группы на целый год. Побриться налысо обещали, другие с собой в тур приглашали. Но это уже больше фан, привнесенный в меценатскую акцию. Я считаю, что самые лучшие акции содержат в себе встречу с автором. Формат может быть почти любой, а эмоции от таких мероприятий у людей самые яркие.

Запустить проект на краудфандинг-платформе и сесть пить чай, скорей всего, не даст какого-либо значимого результата. Правильно ли я понимаю, что клиенты, которые запустили краудфандинг-проект, по сути, сами и должны продвигать его “в массы” – заниматься рекламой, искать аудиторию, мотивировать ее?

Джефф: Если у них, в отличие от нас, нет хороших промо-спецов, то да, это необходимо. Потенциальный акционер
обязательно должен видеть постоянное движение в рамках проекта, быть в курсе происходящего, и, по возможности, в этом проекте иметь возможность участвовать и влиять на его развитие. Мы со своей стороны предлагали нашим акционерам выбирать названия для песен, приглашали их на фотосессии к альбому, а уже очень скоро они получат возможность спеть с нами на студии и получить звание “бэк-вокалиста”. Кто знает, может они сделают это настолько ярко и талантливо, что альбом обретет дополнительные, нам еще неведомые краски? А просто “сесть пить чай”, наблюдая, как “капает копеечка” – толку будет немного, да и разве это интересно?
Ника: Помощь в продвижении от “Планеты” приходит именно тем, кому она действительно нужна. Если автор совсем не занимается проектом, никак не двигается к своей же собственной цели, тут мы бессильны помочь ему в достижении цели – люди же тоже видят отношение автора к своему делу.

В таком случае, что нужно делать группе, которая стартовала на Planeta.ru, чтобы о проекте узнали и поддержали? И чем может помочь Planeta.ru, есть ли практика предоставления каких-либо советов?

Джефф: Ну тут, как говорится, Интернет всем в помощь! Огромное количество всевозможных ресурсов и соц.сетей, в которых так или иначе сейчас находится львиная доля потенциальных акционеров, при грамотном их использовании (и при этом без каких-либо сверхзатрат) вполне могут дать нужный эффект.

Ника: Нужно рассказывать о своем проекте везде, где только есть возможность. В первую очередь на своих ресурсах, своей самой близкой аудитории. Проект в процессе жизни создает множество информационных поводов, которые стоит использовать на полную катушку. Условно можно выделить несколько важных моментов, первое – это анонс будущего проекта за неделю до запуска с кратким описанием “что такое краудфандинг и что мы собираемся с ним сделать”. Далее непосредственно запуск проекта и оповещение прессы и лидеров мнений о данном событии. После первой информационной волны обычно идет небольшое затишье в сборах, и план дальнейших действий строится более индивидуально. Общие очень подробные рекомендации по продвижению всегда присылаются авторам на начальных этапах создания проекта. Об активных и интересных авторах мы часто пишем в планетные соцсети и включаем их проекты в еженедельный дайджест.

Джефф, расскажи, пожалуйста, в завершение беседы о новом альбоме CATHARSIS “ИНДИГО”. Что уже сделано, скоро ли порадуете?

Джефф: Уфф, сделано много, в настоящий момент мы выходим на завершение записи инструментальных партий и очень скоро приступим к основным моментам: записи вокала и финальному сведению альбома. Пока, признаться, мы всем относительно довольны, процесс идет по плану, без каких-то особых сбоев. Ну и, не могу не отметить, что именно благодаря краудфандингу мы сами обозначили себе все необходимые временные рамки, из которых не имели никакого права выбиваться на этапе написания песен, и, его успешность и поддержка слушателей практически заставили нас подойти к вопросу максимально ответственно, и как результат, весь материал был написан точно по нашему временному плану. Уверен, если бы мы работали по стандартной “лейбл-схеме”, написание альбома мы закончили бы не ранее середины осени, если вообще не конца года. Так что для немного “ленивых” артистов вроде нас, краудфандинг – отличная мотивация! :)

Беседовал: Алексей КУЗОВЛЕВ
18 сен 2014
the End


КомментарииСкрыть/показать





/\\Вверх
Lacrimosa Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом