Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Almah


Перевоплощение как залог успеха

Prologue
"Ох уж эти бразильцы, и кто их поймет!" - скажут многие и будут правы, потому что, общаясь с представителями этой нации, я все больше понимаю, что многие из них, что называется, не от мира сего - разумеется, в хорошем смысле. Видимо, горячая южная кровь, которая течет в их жилах, дает о себе знать и выливается, в конечном итоге, в чрезмерную импульсивность, впечатлительность и, возможно, обидчивость. А эти качества, в свою очередь, уже оказывают влияние на всю жизнь. Думаю, именно эти черты характера и "помогли" на пару лет приостановить деятельность группы Angra, вокалистом которой с 2000 года и является наш собеседник, Edu Falaschi. Но речь в данном интервью пойдет не только и не столько об Angra, сколько о некогда сольном проекте Edu, а теперь уже полноценной группе - Almah, которую Edu по праву считает своим детищем...
Привет, Edu! Меня зовут Ксения, я журналист портала Darkside. Возможно, ты помнишь меня, ты приглашал меня в Бразилию (смеётся).

О, да, я помню тебя! Привет, Ксения! Так значит, я говорю с ангелом! А интервью будет для небес!

Я думаю, будет, как раз, наоборот. Не для небес, а для DarkSide! (дружный смех) Ну что ж, начнём! Когда два года назад мы говорили насчёт Almah (это было в клубе «Апельсин» перед концертом Angra), мог ли ты представить себе, что Almah превратится в настоящую группу и в твой основной проект?

На самом деле, когда я выпустил первый альбом (это было в 2006-м году), я работал в то же время с Angra и задумывался над тем, что велика вероятность того, что в будущем Angra столкнётся с рядом проблем. Уже в 2006-м году были известные проблемы, я попытался заглянуть в будущее и представил, что, скорее всего, Angra должна будет приостановить свою деятельность. В июле 2007-го Angra действительно остановила деятельность. И когда я выпустил свой первый сольный альбом, я знал, что, возможно, в будущем проект Almah может стать группой. Когда Angra остановила свою деятельность, мы не знали о её будущем и не знали, когда сможем вернуться к ней. В декабре 2007-го года я решил создать новый альбом Almah, но уже в качестве настоящей, полноценной группы. Я сделал это, и мы записали новый альбом в прошлом году, вот и вся история.

Что для тебя значит настоящая группа? Это означает лишь то, что группа выпускает диски, новые альбомы, даёт концерты или это нечто большее, что-то отличное от создания альбомов и выступлений? И какая разница между настоящей группой Angra и настоящей группой Almah?

По моему мнению, иметь настоящую группу — это нечто большее, чем создание сольного альбома, потому что когда у тебя есть группа, в ней есть четыре или пять человек, которые трудятся для неё, есть пять человек, которые преданы своему делу и защищают интересы группы, воплощая мечты всех участников. Это явилось одной из причин для создания настоящей группы, я хотел, чтобы у меня появился настоящий металлический альбом, который я действительно хотел бы сделать. Я уверен, что так и вышло, потому что качественно альбом очень хорош, он прекрасен. Я знаю, что если бы я делал его один,
только я сам, как сольный альбом, он был бы слабее, он не был бы таким прекрасным. В данный момент мы — это пять парней, неплохо играющих, мы сконцентрированы, все в Almah сосредоточены на альбоме. Именно поэтому альбом такой сильный. Таково моё мнение.

Формирование состава Almah было долгим и драматичным. Осенью 2007-го года был сформирован постоянный состав — ты, Felipe Andreoli, Aquiles Priester, Marcelo Barbosa. А куда делись участники предыдущего состава? К примеру, Aquiles. И откуда взялись новые музыканты?

Когда я решил создать настоящую группу, мне нужно было найти подходящих людей для этого, мне были нужны правильные люди в группе — те, кто действительно хочет работать для группы, кто действительно хочет создавать нечто новое и быть частью коллектива. Но те люди — Aquiles (Priester; бас), Fábio (Laguna; клавишные) — не чувствовали ту атмосферу, которую чувствовали я, Felipe и Marcelo Barbosa. Поэтому я решил пригласить другого барабанщика — Marcelo Moreira и другого гитариста — Paulo Schroeber’а. Я пригласил этих парней, потому что они специалисты, они рады находиться в группе, они усердно работают и любят подобную музыку. Они просто живут в Almah. Именно поэтому я и пригласил этих новых парней. Хотя они и не известны широкой аудитории, зато они потрясающие музыканты. На мой взгляд, финальный состав группы является лучшим, можно даже сказать, лучшим во всей Бразилии. Барабанщик — лучший пауэр-металлический барабанщик, который есть на сегодняшний день в Бразилии, а Paulo Schroeber превосходно сыгрался с Marcelo Barbosa’ой. Так что у нас очень хорошие музыканты. Вот почему я верю, что у меня отличная команда, великолепная группа — я пригласил всех этих парней, потому что они «правильные» люди.

Ты не беспокоишься о том, что все твои музыканты имеют много сайд-проектов, своих собственных проектов? К примеру, у Andreoli есть Time Out и Bittencourt Project; у Barbosa’ы есть Khallice и гитарный институт, Marcelo Moreira участвует в Burning In Hell, Paulo Schroeber планирует выпустить сольный альбом… Ты не боишься, что все эти музыканты станут меньше уделять внимания Almah из-за своих собственных проектов?

На самом деле, когда я приглашал всех этих людей, у Andreoli уже была его группа Time Out, Marcel
o Barbosa играл в Khallice, а наш барабанщик участвовал в Burning In Hell… Конечно, мне не хочется быть похожим на диктатора (смеётся), и я бы не хотел говорить парням: «Вы мои, не играйте больше ни с кем» (смеётся), Я не хочу говорить подобное и сказал парням: «У вас есть ваши проекты, но я был бы не против, если бы вы помогли мне создать Almah. Хотите ли вы этого?» И все теперь сконцентрировались на работе в Almah, а с проектами Time Out, Burning Hell и Khallice покончено. Парни не работают с этими группами. Иногда они делают что-нибудь для этих групп, играют с ними на концертах, но по-настоящему они работают только в Almah. У нас было много концертов в Бразилии в декабре и январе, мы очень заняты, и в то же время у меня есть Angra, мы её не забросили. Деятельность Angra просто приостановлена, мы взяли отпуск, но, возможно, что уже в марте я вернусь в Angra. Я попытаюсь работать с обеими группами в одно и то же время. Конечно, я знаю, что будет немного трудно, потому что Angra — весомая группа, очень известная, привлекающая к себе внимание, но, в конце концов, всё не так уж и трудно — если есть время, ты что-нибудь делаешь. Когда начнётся второй этап с Angra в марте, возможно, я буду больше времени уделять Angra, редко занимаясь Almah. Когда деятельность Angra снова приостановится, может быть, через год или через пару лет, кто знает, я запишу новый альбом Almah, а потом…Да кто его знает? Это жизнь музыканта! (смеётся)

А что насчёт тебя? Что будет, если завтра Angra вернётся? Almah снова превратится в твой сайд-проект? Ты не боишься этого?

На самом деле, у меня нет одной основной группы, я говорил с парнями из Angra, когда мы встречались в декабре, они сказали: «Хорошо, мы собираемся вернуться в 2009-м». А я ответил: «Прекрасно, я люблю Angra, хочу снова отправиться в Россию, я хочу отправиться в Россию вместе с Angra, чтобы снова встретиться с Ксенией» (смеётся). Но Almah растёт, у Almah есть будущее, у Almah есть цели — я хочу их осуществить как можно быстрее. Основная идея в том, чтобы работать вместе, но, естественно, Angra более весомая, чем Almah, это и понятно, ведь Almah — новая группа. Я известен, Felipe тоже известен, но название Almah само по себе новое. Мы действительно много работаем, чтобы давать больше концертов, з
аписывать больше альбомов, это потребовало бы больше времени, но Angra — значимая группа, с обширной историей, так что я не могу конкурировать историей Almah с Angra. У меня нет приоритетов, у меня просто есть время, для меня это просто вопрос времени. Если работа в Angra остановится, я буду работать с Almah, если Angra возвращается, а мне надо больше работать с Almah, то я прошу парней из Angra подождать, потому что я должен завершить работу в Almah, а потом я вернусь в Angra. На самом деле, мы выпустили в сентябре новый альбом Almah и продвигали его в октябре, ноябре и декабре, а в январе дали несколько концертов в Бразилии. Конечно, мне хотелось бы выступить в Европе, но Европа требует большего, молодым группам туда труднее пробиться. Надеюсь, что смогу отправиться в Европу и Японию вместе с Almah. Для меня этот альбом звучит как первый альбом Almah, я считаю, что это первый альбом Almah, потому что это первая работа, которую мы записали как группа. Может быть, я отправлюсь в Европу в апреле, потому что кое-кто приглашал нас туда. Я скажу парням из Angra: «Я хочу поехать в Европу вместе с Almah, а потом я вернусь назад и начну работать в Angra».

В данный момент Almah является для тебя приоритетом?

Да, безусловно, но когда Angra вернется, то она становится для меня приоритетом. Angra приостановила деятельность, и я занимался другими делами, которые стали для меня приоритетными, но когда Angra вернется, я уделю всё своё внимание ей. Но я хочу сказать, что у меня есть эти две группы, и я не собираюсь создавать другие проекты, этих двух мне достаточно. У меня есть много задумок, которые я хотел бы осуществить, однажды я захотел, чтобы у меня появились Almah и Angra, так и получилось.

Когда Angra выступала в Москве в марте 2007-го года, никто и представить не мог, что в группе есть какие-то проблемы. Почти год спустя мы узнали, что есть проблемы с менеджментом, ситуация накалилась до предела, и даже в начале тура были трения между музыкантами. В какой момент ситуация вышла из-под контроля? И какие шаги вы предприняли для выхода из этого кризиса?

Я был совершенно новым человеком в Angra (я присоединился к ней в 2000-м), и где-то в 2002-м году у нас начались проблемы с менеджером, что нас не могло не расстраива
ть, но, тем не менее, мы не хотели раздувать проблему и сказали: «Нас ждёт великолепное будущее с Angra, давайте забудем об этом!» Но со временем всё становилось только хуже. И в один прекрасный момент нам стало трудно продолжать в том же духе, ситуация внутри группы и отношения между музыкантами стали очень плохими. Возможно, из-за проблем с менеджментом. Все были нервными, все были очень злыми всё время. Сложилась ситуация, когда играешь не из-за энтузиазма, а ради денег — как на обычной работе. Но мне это не нравится, я музыкант, я играю с душой, и вкладываю в вокал во время исполнения песен все свои чувства, поэтому я не могу выступать только ради денег. На самом деле, то же касается и остальных. Они решили покинуть группу, сказав «У нас нет больше желания выступать на концертах только ради денег, мы хотим быть счастливы, мы хотим получать удовлетворение от музыки и от группы». Внутри группы было много проблем, каждый был готов из-за мелочи пойти на конфликт. Мы решили остановиться, решить все проблемы с менеджером и внутри группы. Мы остановили деятельность полтора года назад, и теперь Angra должна вернуться в марте.

В Almah ты и Felipe опробовали свои способности в сочинении песен, в продюсировании, да и вообще, тут вы сами себе хозяева. Какую роль ты видишь для себя в Angra, когда она возродится?

Я очень доволен своим местом в Almah, потому что я создал Almah. Всех устраивает мой голос, меня не сравнивают ни с одним вокалистом, потому что я создатель Almah, так что для меня лучше быть в группе, подобной этой, так для меня более комфортно. Но в Angra (я пришёл туда в 2000-м) все роли уже были распределены за девять лет до меня. Было трудно приспособиться к новым людям, и самой большой трудностью в Angra для меня является то, что мне нужно всё время петь очень высоким голосом — иногда мне нужно исполнять вокальные мелодии, которые для меня некомфортны. Но в Almah я всё делаю с учетом своего голоса, и всё делаю для него. Это естественно для меня. Если мы что-либо и изменим в Angra, это, скорее всего, это будет то, что я смогу сам сочинять свои собственные вокальные мелодии. Kiko (Loureiro) и Rafael (Bittencourt) — отличные композиторы, но мне порой трудно исполнять то, что они сочиняют. Мне нужно комбинировать, по крайней мере, я стараюсь комбинировать с
вой стиль с их стилями и пытаюсь найти что-то хорошее в Angra. Но главным отличием Angra от Almah является то, что мне комфортнее петь в Almah, но, конечно же, мне нравится петь песни Angra, они прекрасны. Но когда мне нужно петь все песни, которые исполнял предыдущий вокалист, для меня это немного странно, потому что стиль совершенно отличается от моего. Я не пою высоко, к примеру. Я пою в другом стиле, мой голос ниже тембром и сильнее — просто другой. Вот так.

Almah — не первая группа, которая создавалась при твоём участии. Насколько я знаю, первой такой командой была Mitrium, с ней ты приехал в Сан-Паулу, в её составе принимал участие в музыкальном конкурсе. Как это было? Почему ты остановил деятельность этой группы и должен был сделать перерыв в своей рок-карьере?

Это было очень давно, году в 1993-м или 1994-м, я не помню. Я был очень молод, тогда у меня была другая группа, моя первая группа называлась Mitrium, я раскручивал альбом, он вышел на виниле, потому что в 1994-м году не были распространены компакт-диски. Я записал виниловый альбом и продвигал его в Сан-Паулу, а потом меня пригласили принять участие в этом конкурсе. Я был молод и решил участвовать в соревновании, потому что для моей группы это было бы здорово. Для моей группы всё вышло как нельзя лучше, потому что я дал много интервью, провёл много промо-акций, в Бразилии я стал известен как вокалист. Дела у моей группы пошли хорошо. Это помогло моей карьере, я только начинал исполнять металл, и этот конкурс очень помог мне. Потом я был в составе другой группы, которая называлась Symbols, пока парни из Angra не пригласили меня присоединиться к ним в 2000-м году, так что я пою в Angra уже почти 10 лет.

Я нашла информацию о том, что ты изучал право. А как ты учился петь? Собираешься ли ты работать над техникой пения дальше?

О, это было очень-очень давно (смеётся). Я начал петь, когда мне исполнилось 16 лет, у меня было много разных групп, изначально моя карьера началась с игры на ударных. Но я был плохим барабанщиком и решил играть на гитаре, у меня неплохо получалось, после чего я стал играть в бразильской группе на гитаре. Но с вокалом в этой группе было не очень. И тогда её участники решили сделать меня вокалистом. Я начал петь, и все в
группе стали говорить мне: «Здорово, ты очень хорошо поёшь. Не играй больше на гитаре, только пой!» Я начал петь и пел всё время, после этого я начал сочинять свои песни. А потом я решил взять несколько уроков у бразильских преподавателей вокала, чтобы они помогли мне петь правильно и без вреда для здоровья. Я всегда учился и всё ещё учусь, потому что для вокалиста очень важно практиковаться всё время. Это моя жизнь!

На новом альбоме Almah под названием “Fragile Equality” ты поёшь по-другому. Манера пения на этой работе сильно отличается от той, в которой ты обычно поёшь в Angra, а также от того, как ты пел на первом альбоме Almah. Какова причина такой перемены? Это связано с тем фактом, что ты поработал над своей техникой пения или это из-за того, что на этот раз так нужно было для альбома, и ты делал именно то, что хотел?

Я верю в то, что каждый альбом — это революция. Я всегда стараюсь сделать многое и развиваюсь как вокалист, продюсер и личность. А ещё я стараюсь совершенствоваться во всём. И, конечно же, на создание альбома “Fragile Equality” эта трансформация также оказала влияние. Я также был продюсером первого альбома Almah. Для меня это очень хорошо, так как когда я сочинял этот альбом, я с самого начала знал, какой вид вокала подходит песне. Я всё делал с самого начала, всё было в моих руках. Я всё держал под контролем. Так что для меня делать подобные вещи лучше в качестве певца, потому что я могу сделать всё по-своему. Это легко, потому что никто лучше меня не поймёт мой голос. Очень важно полностью погрузиться в работу и знать всё, что ты хочешь сделать в будущем, потому что ты можешь сделать это превосходно. Я очень доволен “Fragile Equality”, так как думаю, что это лучший альбом, который я записал в своей жизни. По моему мнению, “Fragile Equality” — лучший металл-альбом 2008-го года. Я имею в виду пауэр-металлический альбом. Так что я счастлив.

Многие заметили, что твой голос в заглавном треке “Fragile Equality” звучит странно, он похож на голос вокалиста Metallica, а не на голос вокалиста Almah (смеётся). Что ты сделал со своим голосом, чтобы он так звучал?

Да, эта песня — трэш-металлическая по сути, и я решил спеть её мощнее, комбинируя различные способы пения. Но, в то же время, она очень мелодичная, поэтому я попытался спеть её очень мягко. Но главной идеей было создать очень тяжёлый вокал, вокальную линию. Но если посмотреть на другую мою группу, ещё до Angra, можно услышать что-то подобное, что-то более агрессивное, более сильное. В первом альбоме Almah есть песня “King”, в ней также можно услышать вокал, подобный этому, — очень сильный и тяжёлый. Для меня это естественно, это не так трудно. В общем, я пытаюсь быть разным и все время перевоплощаться. Быть может, это залог успеха?

Беседовала Ксения “Wolfin” Хорина
Перевод с английского Visionaire
18 фев 2009
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 415




/\\Вверх
U.D.O. Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.0,98442101478577    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом