Твердь : Cтараюсь не придерживаться какой-то конкретной формы в своей музыке


Группа ТВЕРДЬ была образована десять лет назад участником группы Pagan Reign. В 2008 году коллектив выпустил дебютный альбом «Вслед за солнцеворотом», этот релиз стал заметным явлением на российской пэган сцене. Затем довольно долгое время о группе из Твери практически ничего не было слышно, пока пару лет назад не появились новости, что группа собралась снова и занята работой в студии. Предлагаем вашему вниманию интервью с Ветродаром – лидером проекта, и Павлом Быковым, он же князь Рюрик, о новом альбоме группы, который называется «Русь: Вещий Олег».

>Не будем долго ходить вокруг да около. Многие считают, что Твердь – логическое продолжение Pagan Reign и что это один и тот же проект, получивший какое-то новое музыкальное понимание. Так ли это или все-таки это твой сторонний проект?

Ветродар: Приветствую, Вероника! Действительно, есть такое мнение, что проект Твердь – это последовательное развитие проекта Pagan Reign. На самом деле, в чем-то здесь есть и правда, потому что мы продолжаем идею Pagan Reign в том взгляде на прошлое, взгляде на какие-то идейные вещи, но в целом это мой сторонний проект. Здесь я воплотил все мысли, которые не мог реализовать в Pagan Reign: это, прежде всего, приглашение профессиональных академических вокалистов в мой проект. На этапе записи альбома «Вслед за солнцеворотом» это Светлана Лебедева и Александр Иванов.

К слову, будет сказано, что вместе с Ореем и Димостеном мы возродили проект Pagan Reign. Там действительно будет несколько иной взгляд на музыку, иная подача, иной посыл. Там мы будем использовать более брутальные направления стиля: там будет и melodic death, и black, и более сильная, мощная подача музыки сама по себе.

Приятная новость о том, что Pagan Reign будет снова существовать. Для многих фанатов группы. Так что же такое Твердь?

Ветродар: Что касается названия группы «Твердь» - это очень многогранное слово, оно имеет разное значение. В историческом плане «Твердь» по одной из версий – это первое название города Тверь, откуда, собственно, родом и Pagan Reign, и Твердь. Второе значение этого слова более сакральное, оно уходит в славянскую мифологию и означает такое понятие, как «твердь небесная». Это тонкая граница миров, тот слой нашей реальности, откуда проистекает живительная сила небесная.

Что отличает стиль группы Твердь от pagan metal, в частности от pagan black или death metal, это то, что главенствующую роль в нашей группе играют, прежде всего, вокалы. Здесь у меня получилось соединить сразу три направления: это, соответственно, metal, folk и академическая школа.

Вот, кстати, интересный момент. Наличие академических элементов, в принципе структура работ Тверди: альбомы звучат более ортодоксально с точки зрения фолк музыки. Если брать в сравнение другие профессионального, высокого уровня группы folk metal сцены, то они стараются как-то модернизировать свое звучание, ищут новые формы, экспериментируют внутри жанра. Вы же придерживаетесь классической школы славянского метала, если можно так выразиться. И в принципе академической школы и классической музыки. Чем вызван такой выбор?

Ветродар: Учитывая, что первый альбом группы Твердь выходил еще в 2008 году, то, наверное, мы одни из тех коллективов, которые это классическое звучание pagan metal и задавали. Сама по себе классическая музыка, я имею в виду период наших великих композиторов конца 19-го века: Бородин, Римский-Корсаков, Глазунов – это те композиторы, которые в свое время нарушали границы, нарушали какие-то стандарты, нормы. Поэтому в своей музыке я стараюсь не придерживаться какой-то конкретной формы: то есть, если того требует повествование, текст, какие-то образы, то можно использовать абсолютно разные жанровые подтексты. Поэтому в нашей музыке есть элементы и art rock, и progressive, и классического crossover, когда классический вокал используется и как эстрадный инструмент, и как академический. Светлана Лебедева, в частности, использует народное пение, сочетая его с академическим, поэтому здесь нельзя сказать о какой-то конкретной школе.

Как пришла идея создать именно folk metal оперу? По сути, это первая folk metal опера, как минимум, в России. Достаточно интересное и смелое решение. Что тебя на него сподвигло?

Ветродар: На предыдущем нашем альбоме «Вслед за солнцеворотом» есть такая композиция – «Богатырская застава». В принципе, уже тогда, в 2008 году она выстроена как некая фольклорная metal-кантата. То есть, там нет строгих чередований, определенных стандартных фишек, так скажем. Там идет именно повествование музыки, оно взаимосвязано непосредственно с текстом. Поэтому там уже были определенные наметки того, что будет в дальнейшем.

Павел, очень интересно, как ты очутился в этом проекте? Потому что, насколько я знаю, ты оперный и эстрадный певец, солист Москонцерта и, внезапно, folk metal опера.

Павел Быков: Для меня эта история действительно необычная. Я получила во Вконтакте сообщение от Ветродара, что предлагается записать моим голосом одну из партий в rock опере. Folk rock опере! Для меня это прозвучало очень страшно, ничего подобного я не делал в своей жизни, но мне это сразу показалось интересным. А рекомендовал меня мой старинный друг Александр Гами (ударение на последний слог - прим.автора), который живет в Бремене, у которого я бывал в гостях, мы гуляли по городу, я держал осла за лапу на памятнике Бременским музыкантам и с тех пор он мне приносит удачу (смеется - прим.автора).

Ветродар прислал мне ноты, прислал минусовку, плюсовку, то, что есть, все голоса. Там была работа уникально интересная! Сразу она мне показалась интересной и очень сложной, потому что все голоса уже были записаны, и мне нужно было князя Рюрика встроить в это все!

Драматургически надо было провести очень тонкую работу: послушать, какую эмоцию заложили другие исполнители и очень точно попасть в это настроение. Поскольку работа тонкая, она сразу мне показалась очень интересной в плане моего личного развития и, вообще, прикоснуться к какой-то другой стороне жизни. Я действительно в основном работаю в оперном жанре и в жанре классической эстрады. Высокой эстрады, если так можно выразиться. Я попробовал и хочу сказать, что меня это захватило и надеюсь, что мы дальше будем работать. Ну, и, конечно, меня обрадовала перспектива постановки этой folk rock оперы! Тем более, в такой замечательной роли – основателя великой династии, князя Рюрика.

Расскажи немного о концепции альбома. Я так поняла, что это только одна часть большой работы, объединенной общим стержнем, и будут какие-то еще пластинки? И, если так, то знаешь ли ты уже, сколько этих пластинок будет?

Ветродар: Дело в том, что в свое время, еще году в 2005 на меня очень сильное впечатление произвело творчество Ильи Александровича Маслова. Многие его знают под псевдонимом Масел. Этого человека, к сожалению, уже нет с нами, но если брать то творчество, которое он оставил, я считаю, что оно должно звучать.

Забегая вперед, я сразу могу порадовать тех людей, которым понравилось наше творчество: это только начало трилогии, которая будет издаваться в дальнейшем. Следующая часть будет посвящена Игорю Злосчастному – это сын Рюрика. Все его жизненные перипетии, в том числе взаимоотношения с княгиней Ольгой и то, как в то время решались семейные проблемы (смеется - прим.автора). И третья часть будет посвящена очень сильной великой фигуре нашей истории – это Святослав Хоробрый. Его исторические свершения, начиная с эпизода, когда он положил конец Хазарскому каганату и, заканчивая его походами в Грецию на Византию, когда он расширил государство вплоть до Болгарии.

Между вторым и первым альбомом был значительный перерыв. С чем это связано?

Ветродар: Это связано, прежде всего, с тем, что я потратил это время на дела, важные для моего личного развития и для развития моей семьи. Я защитил кандидатскую диссертацию, я расширил свою собственную семью – у меня появились прекрасные дети. Я все это время продолжал заниматься музыкой, нельзя сказать, что я поставил крест на каких-то своих творческих изысканиях. В том числе я собрал свою собственную студию – Yarko Music Records и мы можем воплощать на очень качественном уровне все свои идеи и мысли.

Насколько я поняла, в этом альбоме ты занимался саундпродюсированием от начала до конца, полностью это все легло на тебя. Скажи, в связи с этим новым опытом, изменилось ли что-то в процессе записи? Было ли сложнее или, быть может, проще, интереснее? Может быть, какие-то курьезные или забавные случаи были? Или наоборот, большие трудности?

Ветродар: Для меня это был действительно новый опыт. У меня подобные мысли были, в принципе, давно, даже когда я работал с таким известным саундпродюсером как Евгений Виноградов. Очень много интересного, естественно, я у него перенял, из его школы. Что это дало для нашего проекта? У нас было больше возможностей для экспериментов: мы могли пробовать разное звучание, разные настройки... то есть, действительно у нас получилось сделать такое звучание, которое мы хотим. И благодаря тому, что такое большое количество и вокалистов, в том числе, эта работа стала такой незаурядной.

Немножко о том, как проходил процесс записи: если в плане металлистической части – то есть записи барабанов, баса и гитар это, в принципе, стандартный процесс, который не является секретом ни для кого, то работа именно с академическим вокалом, с таким количеством вокальных партий действительно это очень сложный процесс был. И интересно то, что если Александр Иванов и Светлана Лебедева уже давно в моем проекте участвуют и знакомы с тем, что им предстоит вообще на записи, как это все можно воплотить, то, например, Александр Гами и Павел Быков впервые столкнулись с такой задачей сложной.

Я вообще хочу сказать, что, например, Александр Гами - это человек очень идейный: так как он живет в Германии, он самостоятельно записывал на студии в Бремене свои вокальные партии, естественно, по моим определенным раскладкам. И Александр порекомендовал такого великолепного баритона – Павла Быкова: я думаю, он сам скажет пару слов о том, как ему жилось в нашем проекте, с какими трудностями он сталкивался в процессе записи.

Павел Быков: Действительно, в этом проекте мне досталась очень непростая роль и в историческом плане, и в вокальном плане, потому что как академический певец я, конечно, привык работать, прежде всего, с нотным материалом, для меня это исходное. Здесь же Ветродар, как я понимаю, нотного материала не готовил, он сразу записывал гармонии. Сразу была создана минусовка и она была мне прислана. Я попросил Ветродара записать мою вокальную партию. Он мог бы, конечно, сделать ноты, но на это ушло бы дюжинное количество времени и мы решили пойти таким путем, что он просто напел то, что должен был петь я. Поверьте, это очень сложно – снимать, когда кто-то другой, да еще и не академист поет. И он, кстати, хорошо поет, не знаю, зачем я понадобился в проект (смеется - прим.автора). На мой взгляд, действительно владеет голосом и с пониманием это делает. Ну, в этом смысле было очень непросто осваивать материал по напетому кем-то, без нот, без всего, но мы справились, пришли на студию… чья студия была?

Ветродар: Дай Records Евгения Виноградова

Павел Быков: Мы пришли на студию Дай Records и за одну смену, за часа четыре, наверное, записали всю мою не такую уж и большую партию, но очень сложную. Мы работали, и это была такая, «кровавая» запись в моей жизни. Хочу так же сказать: так интересно совпало, что эта работа мистически повлияла на время, в котором я оказался, когда после этого предложения мне последовало сразу еще одновременно пять других предложений записей, но уже не rock folk опер, конечно (смеется - прим.автора), но академических или эстрадных песен. Две оперы записал после этого. Как-то вот притянуло, так что я благодарен этой работе.

В записи этого альбома использовано огромное количество народных инструментов. Скажи, они изготавливались специально на заказ или покупались? И, если изготавливались, то кем?

Ветродар: Да, действительно коллекция народных инструментов и не только народных, а акустических - очень большая. Это инструменты, которые мною отбирались самостоятельно. Есть те, которые специально сделаны на заказ, в том числе тверской рожок, оркестровые жалейки, некоторые свирели. Есть и фабричного производства инструменты. Но каждый инструмент мною отбирался с душой, что называется. Я ходил непосредственно в магазин, каждый инструмент держал, на нем играл, слушал, как он звучит и так далее. Многие заблуждаются, они думают, что если есть определенная разбивка на цену - вот это дорогой инструмент, вот это дешевый, и если я куплю дорогой инструмент, значит, он будет априори самый лучший. Часто бывает, что более дешевые по ценнику инструменты, звучат на порядок выше, чем какие-то дорогие, мажорные и так далее. То есть, не надо смотреть конкретно на цену инструмента, надо подбирать именно с душой, как этот инструмент ложится в твою руку.

Планируется ли какой-то тур по России в поддержку альбома или просто какие-то отдельные концерты группы Твердь? Чуть ранее Павел обронил пару слов о том, что планируется какая-то большая постановка – это очень интригует. Расскажите об этом.

Ветродар: Забегая вперед, я сразу озвучу такой момент, что это опять-таки только первая часть трилогии. Впереди предстоит дописать еще две части и тогда можно действительно говорить о театрализованном представлении, как таковом. То есть, это только начало.

Спасибо большое за такую интересную и насыщенную беседу. Спасибо, что уделили нам время. Так же хочу отдельно поблагодарить заведение Гарцующий Дредноут за предоставленное помещение. И поблагодарить вас за то, что смотрели, слушали нас. Читайте Darkside, покупайте диски Твердь, оставайтесь с metal музыкой!

Ветродар: Благодарим за внимание! Следите за новостями!

Беседовала: Вероника Акелловна

СМОТРЕТЬ ИНТЕРВЬЮ НА ВИДЕО:




8 сен 2017
Eluveitie Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом