Orden Ogan : Мы хотели представить "готическую" версию Дикого Запада


Немецкая группа ORDEN OGAN – одна из наиболее примечательных групп пауэр металла, которые вышли на большую сцену в последнее десятилетие. Шаг за шагом музыканты под предводительством вокалиста и гитариста Seeb’а Levermann’а набирали популярность, и сейчас ORDEN OGAN – один из наиболее востребованных коллективов на немецкой сцене. В начале июля увидел свет пятый студийный альбом группы “Gunmen”, вошедший в десятку топовых релизов в немецких чартах, после чего ORDEN OGAN отыграли серию солд-аут шоу по Германии. Музыканты исполняют незамысловатые, на первый взгляд, металлические гимны, которые на поверку оказываются сложной комбинацией с точки зрения стиля, композиции и аранжировок. Глава немецкого пауэрного «ордена» Seeb Levermann довольно подробно рассказал, как все это работает, а также пролил свет на историю своего сотрудничества с культовым художником Андреасом Маршаллом, Виктором Смольским и его проектом Almanac, и раскрыл секреты своей успешной работы за звукорежиссерским пультом.

>Скажи, пожалуйста, это правда, что в прошлом году группа отпраздновала свой двадцатилетний юбилей? Что-то многовато…

Ааааааа… нет, это не так! Нужно соблюдать осторожность при работе с Википедией! А вот если посмотреть документальный фильм о группе в нашем релизе «Book Of Ogan», то можно получить точную информацию. Я действительно начал писать музыку около двадцати лет назад, где-то в 1996 году. А наш первый концерт состоялся спустя два года, в 1998. В тот момент мы уже придумали название Orden Ogan, но у нас была скорее школьная группа. Это нельзя было назвать серьезным занятием музыкой. Настоящая история Orden Ogan ведет отсчет с 2008 года, когда мы выпустили свой первый студийный альбом.

В прошлом году увидело свет специальное люксовое издание Book Of Ogan, тогда почему вы решили сделать такой релиз, если не к 20-летию группы?

Идея скорее исходила от ребят с лейбла. Они сказали: вы выпустили четыре альбома, пора бы уже сделать что-то специальное. Замечательно, что этот релиз выглядит как настоящая книга. Сначала они хотели включить в издание видеозапись концерта и сборник лучших песен, а я предложил добавить туда небольшой документальный фильм о группе. У меня ушло больше четырех месяцев на подготовку этого материала, охватывающего реально два десятка лет нашей истории с самых первых дней!

Так сколько официальных студийных альбомов в вашей дискографии на сегодняшний день? Ты упомянул выпуск первого альбома в 2008 году, а как же Testimonium A.D., записанный в 2004 году?

Наш первый настоящий альбом это, конечно, «Vale» 2008 года. То есть, получается, всего пять альбомов. После «Vale» был «Easton Hope» (2010), затем «To The End» (2012) и «Ravenhead» (2015). «Testimonium A.D.» – это демо. Мы выпустили его своими силами на компакт-диске, но у нас тогда не было доступа к системе дистрибьюции или рекорд-лейбла. Мы продавали его на концертах.

Я слышала, то эта запись – своего рода редкость…

Да. Это большая редкость, и я думаю, что таковой она и должна остаться (все смеются), потому что это очень далеко от того, что мы делаем сейчас. Я бы вообще хотел, чтобы эта запись совсем исчезла с рынка, но есть люди которые продают ее, например, на Амазоне… за 500 евро! Фуууу… Вот, кстати, еще одна причина, по которой мы решили выпустить «Book Of Ogan»...

Как бы ты мог охарактеризовать эволюцию группы за эти годы?

Мы как были, так и остаемся традиционной пауэр метал группой. Каждый из наших альбомов чем-то отличается, но в целом ничего не меняется. Наш первый альбом «Vale» немного тяготеет к поп, если говорить о подходе, в свою очередь, «Easton Hope» получился очень прогрессивным, и настоящий Orden Ogan, каким мы все хотим его видеть, появился с альбомом «To The End». Это именно то, как мы хотели звучать.

А как именно вы хотите звучать? Вернее, как бы ты описал ваш стиль? Это чистый пауэр метал или все-таки фолк пауэр или…

Думаю, что большинство людей воспринимает нашу музыку как пауэр метал, но я недавно прочитал в одной из статей, что Orden Ogan это группа, которая привносит метал в пауэр метал. В нашей музыке используется много тяжелых риффов, и получается что-то типа «свежего» металла. Также мы используем модерн элементы, грувы, и когда люди слушают это в первый раз, они не отдают себе во всем этом отчет, так как у нас всегда есть клавишные, чистый вокал, но если от них абстрагироваться, то получается не просто пауэр, а может быть даже, модерн пауэр метал.

В вашем новый альбом “Gunmen” активно задействованы элементы кантри, но ведь это нетипично для пауэр металла?

Это нетипично для металла вообще! Может быть, только Dezperadoz этим занимаются. Но это не значит, что мы поменяли наш стиль. В целом – это та же музыка, что и всегда, просто с некоторым «привкусом» Дикого Запада. На самом деле, идея сделать какую-то «темную», «хоррор», «готичную» версию Дикого Запада существовала уже достаточно долгое время. Но реально мы остановились на ней, когда уже были написаны первые две песни «Down Here» и «Vampire In Ghost Town» – обе с мелодиями, которые напоминали нам старую музыку Дикого Запада, Эннио Морриконе и т.д. И мы подумали – хорошо, наверное, это знак!

Как я понимаю, вы снимали свое видео “Gunman” в США, именно на Диком Западе. Но это же так дорого, наверное…

Да! Однако, мы все равно были в Америке, так как выступали на фестивале Full Metal Cruise, и подумали, что получится сэкономить на перелете в Штаты. У нас есть хороший друг в Солт-Лейк-Сити, который нам помогает с текстами (у меня хороший английский, но всегда лучше, если тексты может проверить носитель языка). Поэтому мы полетели в Солт-Лейк-Сити из Майами, а уже оттуда мы поехали в Долину Памятников, где и снимали видео в течение двух дней. Мы также вызвали нашего постоянного режиссера Rainer "Zipp" Fränzen, он единственный, кому пришлось лететь в Юту из Германии, так как он не был с нами в круизе. Это был сумасшедший опыт, мы и правда почувствовали себя настоящими ковбоями! (смеется).

А вот этот загадочный человек, Алистер Вейл, кто это?

На самом деле, фигура этого персонажа проходит через все наши альбомы. Наша первая работа как раз называлась «Вейл» (Vale). Предыстория у этого персонажа такая: он бессмертен, но все, чем он живет, в конце-концов умирает. Мы активно развивали эту историю на альбомах «Vale» и «Easton Hope», сейчас он просто присутствует в нашем творчестве.

В целом история нового альбома, как я понимаю, грустная?

На “Gunmen” все песни объединены общей тематикой Дикого Запада, но какой-то единой истории там нет. Я предпочел сделать ее более открытой, хотя, если есть желание, то, конечно, можно найти связь между песнями “Gunman”, “Fields Of Sorrow”, “Come With Me To The Other Side”.

А почему альбом называется “Gunmen”, во множественном числе, а заглавная композиция «Gunman”, в единственном?

В названии альбома используется множественное число, так как на диске в целом идет речь о разных персонажах, о людях с оружием на Диком Западе, а в отдельной песне рассказывается об одном парне с пистолетом. Я пересмотрел множество фильмов об этом предмете, старых и новых, но в целом, во всех них используется сюжет одного типа: плохие парни, которые бьются за какие-то ценности типа нефти, и им противостоит один человек или небольшая группа людей.

А как так получилось, что у альбома оказались две разные обложки? Это по-прежнему работа Андреаса Маршалла?

Мы работаем с Андреасом Маршаллом со времен «Vale», и не только в плане обложек, но и всего дизайна сцены для концертов. Андреас нарисовал голубую обложку, в то время как наша изначальная идея была более мрачной, мы думали о чем-то, может быть, даже черно-белом с красным, и в итоге так и не смогли решить, как лучше. Поэтому голубую обложку мы оставили для издания в диджипаке, а серую сделали для «пластика».

Как вы организовали участие Лив Кристин?

Лив спела в песне «Come With Me To The Other Side». Песню предваряет акустическое интро – это первое, что мы написали для этой вещи. А когда мы уже все сочинили, то подумали, что нам нужен чистый женский голос, и именно кандидатура Лив первой пришла всем голову: «ааа, вот тут прекрасно бы звучал кто-то типа Лив!». И я подумал: если тут должна быть такая певица как Лив, то почему бы не позвать саму Лив? Мы давно знакомы, наш басист также одно время выступал с Leaves’ Eyes, и это не стало большой проблемой. Самое смешное, что поначалу мы подумали: не сделать ли нам балладу для альбома, но потом снова «ааа баффффф… дындынын, да, так лучше!»

В прошлом году ваш лейбл, AFM Records, вручил тебе приз за пять миллионов проданных дисков. Не может быть, что вы столько продали…

(смеется долго громко и раскатисто) Нет, конечно, нет, ха-ха, это общий тираж проданных AFM дисков, но так как мы – одна из самых продаваемых групп, плюс у порядка десяти AFM-овских групп я работал в качестве звукоинженера, поэтому мне вручили этот приз. Но лет 20 назад мы со своей музыкой вполне могли бы столько продать…

Что означает название Orden Ogan? В русском языке мы используем слово «орден» в средневековом контексте…

Да, «орден» - это немецкий вариант названия объединения монахов, а ogan – это старое кельтское слово, которое обозначает «страх». В то время мы посчитали, что это звучит круто, в том числе и в виде аббревиатуры OO. И «Орден Оган» звучит немного созвучно имени «Халк Хоган», очень крутой мужик… Но люди нередко путают, ошибаются в названии, и это забавно…

>Была информация, что ты писал музыку для какого-то триллера… Она была как-то выпущена, и часто ли ты участвуешь в таких проектах?

На самом деле это был ужастик Андреаса Маршалла, да-да, того самого, который рисует нам обложки. Последние два десятка лет он мало чем занимается, и мы – одна из немногих групп, с которыми он сейчас работает. Мне очень и очень нравится то, что он делает, он прекрасный человек, и мы почти стали друзьями, много общались. Я и раньше знал, что он занимается фильмами и подобными вещами, и я как-то сказал «если тебе понадобиться кто-нибудь, кто занимается саундреками, музыкой к фильмам, позвони мне». На что он ответил: «да! как раз сейчас мы снимаем один фильм! ты хочешь это сделать?». Я ответил, что да, мол, конечно!

А что ты скажешь о своей работе над первым альбомом Almanac? Это ведь проект Виктора Смольского, а он очень популярен у нас как выходец из СССР. Ты же ведь был продюсером материала, если не ошибаюсь. Можешь рассказать, как проходила работа? Потом же вы еще ездили в совместный тур с Almanac…

Мы знакомы с Виктором довольно давно, встречались на фестивалях, еще когда он выступал с Rage, у нас были контакты друг друга. Мы поладили. Мне всегда нравилось, что он делает, но не особо понравился продакшн альбомов Rage и Lingua Mortis. И я сказал Виктору, что он мог бы прийти в мою студию и поработать вместе со мной. В итоге он предложил мне заняться новым проектом, и я, конечно, согласился. По поводу тура: ранее мы договорились с другой группой, Mystic Prophecy, но, к сожалению, они отменили выступления. У нас оставалось мало времени, но альянс с Almanac выглядел очень логичным, ведь тогда они только что выпустили первый альбом.

Профессия звукоинженера - твоя основная или ты все-таки в первую очередь музыкант?

На самом деле главное – это все-таки Orden Ogan. Хотя сейчас дела в студии идут очень хорошо. И я чувствую себя достаточно свободным: могу побольше поработать в студии, могу уделить внимание каким-то личным делам, а могу заняться Orden Ogan. И такой образ жизни мне очень нравится. Я не «вынужден» делать что-то, у меня нет нужды как у других групп, например, отыграть 12 фестивалей, у нас есть возможность выбирать лучшие предложения. Если музыканты занимаются этим, чтобы выживать, то они вынуждены хвататься за любое предложение. У нас такого нет. То же самое и со студией. То есть, здесь я тоже могу выбирать и работать, с кем мне нравится и смотреть, подходит ли мне по графику.

Не думаю, что каждый музыкант способен быть продюсером. В чем принципиальная разница между этими двумя занятиями?

Ну, на приме того же Almanac, в роли реального продюсера выступал именно Виктор. Он говорил, мол, хочу, чтобы это звучало так, а это эдак, или может быть, мы можем сделать эту часть с меньшим количеством оркестровых партий... Я делаю то же самое, когда сам продюсирую. Но также я работаю инженером при сведении. И хорошо знаю, как это делается. Я занялся этим не от нужды, а потому что захотел сам управлять процессом, делать так, чтобы музыка звучала так, как я хочу, чтобы она звучала. Я знаю, в том числе и от других, что это большая проблема. Я практиковался долгие годы, изучал инструменты, которые я могу использовать в работе, и я считаю, что самое главное для продюсера, это иметь представление о том, каким в итоге должен получиться весь альбом. Важно твое видение всего процесса и результата в целом. Помню, когда я работал с совсем начинающими небольшими группами над их первыми записями, это было так: гитарист говорил «а что если моя гитара могла бы звучать погромче», ударник «а что если ударные бы звучали погромче» и т.д. Тебе нужен кто-то, кто будет стоять над эго гитариста, ударника и т.д. Также бывают ситуации, когда нужно уметь сказать НЕТ. «А может быть мы сделаем так…» НЕТ. «А может быть мы попробуем…» НЕТ. «Почему?» Потому что это будет полный отстой! И вообще ты можешь сыграть это лучше. Давай! Даже с Виктором такие ситуации возникали...

А вообще с ним трудно было работать?

Я ожидал, что работать будет очень трудно. Он очень статусный и опытный музыкант. Мне казалось, что он будет очень требовательным, а на самом деле более требовательным оказался я. «Все прекрасно, ты можешь оставить это так, как есть!» - говорил он. А я был в своем репертуаре: Нет. Ты можешь сыграть это лучше. Сыграй это снова.

А почему вы не стали работать вместе над вторым альбомом Almanac?

На самом деле мы это планировали, но в январе я занимался Rhapsody Of Fire, а затем стало ясно, что по времени работа над Almanac совпадает с Orden Ogan. Может быть, и получилось бы совместить, но все равно это был бы слишком плотный график.

Как проходила работа над релизом Rhapsody Of Fire?

Думаю, это была довольно сложная задача. Я сам вырос на этих песнях. Мы на одном лейбле, поэтому нас свели менеджеры AFM, Rhapsody Of Fire послушали образцы моей работы и решили работать со мной. Я записывал ударные с Ману Лоттером, все остальное они сделали в Италии, и отправили мне материал на сведение. Мне очень понравилось работать с Алексом Старополи, с одной стороны, он довольно придирчив и очень внимателен к деталям, с другой стороны… я сам такой же. Так что пока человек не начинает тупить, я полностью готов рассматривать его точку зрения. Все комментарии Алекса были по делу, так что рабочие отношения сложились великолепно. Я сам больше склонен к довольно модерновому звуку, и мы должны были перенести великое наследие в 21 век. Я по два раза проверял, как звучит старый материал и новая запись, они звучат очень близко, но такие вещи и нельзя полностью переделывать!

Для тебя это естественно одновременно петь и играть на гитаре?

Обычно это зависит от стиля, в котором играет музыкант. В нашем случае мне нужно играть достаточно разнообразно правой рукой в тот момент, когда я пою. Этому нужно много учиться, тренироваться. До сих пор есть части, когда я могу играть, но мне сложно петь одновременно. Мне приходится иногда выделывать сумасшедшие вещи правой рукой, и одновременно петь совершенно другое… Сумасшедший дом!

Я поняла, что ты учился музыке в университете…

Да! Я прошел курс «популярная музыка и медиа», и мы изучали много разнообразных вещей. Например, законодательство в музыкальной сфере, журналистику, пиар.

Можешь ли припомнить какие-то смешные случаи из студии, тура?

Второй парень: Однажды произошла очень смешная вещь во время тура с Rhapsody. Водитель положил подаренную кем-то из фэнов фигурку шоколадного Санта Клауса на спальную полку. Мы много выпили в тот вечер, а шоколад был в моей постели… и я совершенно забыл об этом. Так и лег спать. А шоколад лежал прямо под моей задницей. Представляешь, КАК это выглядело на следующее утро?! «Черт, я же столько не пил!» Но я быстро понял, что это всего лишь шоколад…

Да, очень смешно! И напоследок, несколько слов для российских фэнов!

Мы бы очень хотели сыграть в России, пока не получилось. У нас было несколько предложений, но не срослось. Возможно, что-то получится с новым альбомом!

Беседовала: Ирина The Sinner Иванова
2 авг 2017
Seether Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом