Курск : Нет разума, есть идеология


Группе KYPCK в этом году исполняется десять лет, и если на пороге становления её в нашей стране воспринимали как шутку, то теперь вряд ли кто-то может поспорить с тем, что это убедительная концертная и студийная бригада, у которой в 2016-м году вышел отличный альбом «Зеро», а своё десятилетие финны собираются отметить большим туром по России, который начнётся 18-го марта в Санкт-Петербурге, а завершится 1-го апреля в Москве. И это прекрасный повод для того, чтобы побеседовать с вокалистом KYPCK (и многих других проектов) Эркки Сеппяненом.

>Во время выхода «Имён на стене» ты скептически отзывался о краудфандинге, который становится всё популярнее (из недавних примеров — Wintersun, которые подписаны на Nuclear Blast, но всё равно запустили краудфандинговую кампанию); для «Зеро» же вы прибегли к этой практике. Почему всего за два года так радикально изменилось мнение, лейблы всё-таки умирают?

Да, я так сказал? Возможно, конечно… Но вообще это было решение лейбла. Они ведь платят за все, это их бизнес. И они решили так гарантировать, что группа будет им выгодна, и получилось хорошо. Нам весело было делать видеоклипы и баловаться, а они cмогли убедиться в том, что стоит делать ещё один альбом KYPCK.

С каждым альбомом лирика группы всё мрачней и мрачней, а на «Зеро» она достигла почти суицидальной отчаянности. В песнях «Моя жизнь» и «Последний тур» и вовсе говорится о том, что тебе больше нечего сказать, остаётся лишь умереть. Надеюсь, это касается лишь твоего лирического героя?

Гм, у вас такое ощущение? Интересно. Да, «Последний тур», конечно, и есть такая… мрачная. В ней я действительно думаю о том, что каждый наш российский тур всегда может быть последним. Это уже не слова «романтического героя», а просто факт. Поэтому я очень благодарен за то, что есть такая возможность… А вообще так говоря, у меня часто бывает настроение, что я уже много сказал, написал… Но это скорее всего оттого, что я много думал, но не высказал до конца. Так что надо это как-то выражать, сказать получше, чтоб все поняли о чем идет речь. Потому что «я исчез, воскрес, достиг побед!».

Продолжая разговор о лирике: раньше у KYPCK тексты были о переживаниях в связи с какими-то глобальными исторически-политическими причинами, на Зеро же, как мне показалось, исключительно эмоции и чувства одинокого и покинутого человека без привязки к каким-либо событиям. Что тобой двигало в сочинении именно такой лирики?

Ну не всегда были, понимаете, уже в первом альбоме были также песни, которые рассказывают «просто» о моих мыслях и размышлениях — то есть о «Моей жизни». Была песня «Один день из жизни Егора Кузнецова», была песня «Предатель», которая просто прямо про мою бывшую девушку, хех… Мне просто кажется что в этот раз я чуть побольше писал тексты про свою жизнь. И все.

«Мне отмщение» (Vengeance is Mine) — это умышленная или случайная отсылка к Sentenced?

Хах! Случайная. Я не думаю по-английски, когда пишу тексты KYPCK. Я просто пишу. Когда я заметил, что, блин, это то же самое что Лорса (Сами Лопакка, гитарист) писал лет пятнадцать назад, то я просто надеялся на то, что он этого не заметит!

В «На небе вижу я лицо» впервые в истории группы появился женский вокал, да и сама песня удивительно лирическая и выбивается из мужественной тематики Курска, повествуя о любви. Будут ли в дальнейшем подобные эксперименты, или это единичная акция?

Ну не знаю, посмотрим. Я просто рад что мы это сделали. Я предложил, и даже дядя Лорса не возразил… Это было естественно и подходило к идее текста, то есть, там героя расстреляют и его жена остается и размышляет. Вот так вот.

Вокал в той песне принадлежит русской художнице Анне Юсне, как вы познакомились и уговорили её принять участие в вашей музыке, ведь её творчество совершенно не в духе вашего?

Я давно уже сотрудничаю с ее мужчиной, Питером Куном, записывали много песен вместе, например «Unloading The Pain», где мой текст. Я просто знал, что у Анны совсем своеобразный стиль — и не такой, типичный а-ля Тарья Турунен, понимаешь? Решили взять ее. Искали других через «ВКонтакте», было очень много хороших и талантливых кандидатов, но всё не то что мы хотели. Может, в следующий раз попробуем что-нибудь другое… посмотрим!

На дебютном альбоме «Черно» присутствовала песня «1917», на «Зеро» — «2017». Сто лет между этими датами, очень красивая символичность. «2017» можно расценивать как своеобразное продолжение «1917», или она писалась без оглядки на неё?

Без оглядки, да, но совершенно верно: почему бы не смотреть на ее, как на продолжение истории героя «1917»? Теперь у него внук… Он пережил ядерную войну, начинает спрашивать у отца, что случилось. Да, вероятно…

KYPCK часто цитирует Лермонтова, как в лирике, так и просто в буклетах, этот поэт оказал на тебя такое влияние во время изучения русского языка, или до?

Ну, во время… Достоевский и русские девушки были основными влияниями на решение изучать русский.

Если говорить о литературе, то необычное настроение, которое создаёт музыка KYPCK, очень похоже на то, что возникает при прочтении таких русских писателей как Сорокин, Мамлеев, Пелевин, Платонов. Ты знаком с ними? Если да, то что думаешь и не случайно ли это настроение?

Я в общем читал писателей «золотого века». К сожалению, просто нет времени пока читать все что надо… У меня даже лежат на полке книги Сорокина и Платонова, но я их ещё не читал.

Интересуешься кинематографом? Буквально месяц назад на Берлинском фестивале лучшим режиссёром назвали великого Аки Каурисмяки, чьи фильмы тоже повествуют о так называемых маленьких людях, как и творчество KYPCK. Что думаешь об этом?

У него хорошие фильмы, и человек он интересный, но мне кажется, уже не очень актуальный деятель… Он, по-моему, не видит что происходит в мире.

Выход «Зеро» предварялся выпуском на вашем ютуб-канале роликов с сэмплами песен, которые сопровождались очень странным видеорядом: советская хроника, видео русских спортсменов и… танцы. ОЧЕНЬ СТРАННЫЕ. Вы сделали это шутки ради, или за этим так же лежит какой-то смысл?

Это чувство юмора и своеобразный стиль нашего гитариста, Лопакки. Он просто любит это — любит историю СССР, любит Россию, любит меня…

У KYPCK вообще очень обстоятельный подход к визуалу: сценический облик, крутое оформление буклетов и невероятно атмосферные и классные клипы. Всё это плод решений всей группы, или кого-то одного, ответственного за этот аспект?

Рождаются сами собой. Я уже выше рассказывал про Лопакку, да? А Яска вообще работник национального театра в Хельсинки, просто актер без роли; а я люблю театр, кино… раньше был бас-гитаристом в поп-группе «Лес», где мы делали все что можно и что нельзя на сцене… Понимаешь? Это у нас в крови. Мы об этом не думаем, просто делаем, и кому-то нравится, кому-то смешно, и остальные ни хрена не понимают! Хе!

Последний клип, «Я свободен», как я понял, снимался на какой-то заброшенной базе советских подлодок. Выглядит потрясающе, но сложно ли было попасть туда, или это больше не режимный объект? Да и вообще, насколько трудными были съёмки, потому что от каждого кадра буквально веет опасностью: лёд, остовы судов, полуразрушенные здания…

Трудные были, да… И ужасно холодно. Но снимались мы в Финляндии, в нашем родном городе Оулу. В Мурманск не попали…

«Аллея Сталина», напротив, была менее масштабным, камерным клипом в одной локации, при этом, перенасыщенным тем, что у нас в России зовут клюквой, хотя и не настолько уж далёкой от реальности. Особенно новогодняя ёлка! Чья это была идея?

Это все с картин культового финского, уже умершего художника, Калерво Палза. Наш режиссер просто обожает его работы и решил использовать их в клипе.

«Имя на стене» снимался в Петербурге и очень здорово передал своеобразную атмосферу нашего города. Ты примерно так же ощущал себя, когда жил у нас: водка, безысходность, Достоевский?

Да, это МОЙ клип. Я чувствовал себя так особенно в последние месяцы, после расставания со своей девушкой, лет пятнадцать назад. Питер — мой дом, до сих пор.

<b>«Аллея Сталина» присутствует в ротации нашей радиостанции, которая специализируется исключительно на русской музыке, так называемом русском роке и металл там хоть изредка и звучит, но это редко бывает что-то тяжелее классической «Арии». То есть услышать KYPCK в обычной маршрутке, как это случилось со мной, было невероятно удивительно. Представители «Нашего радио» связывались с вами, или это произошло без вашего ведома?

Мы об этом слышим впервые… Но если это правда, то мы безумно рады! Это большая честь, здорово… И «Арию» я люблю тоже!

Ты поёшь в трёх (хотя вроде бы Tuiran Miliisi уже не активны) группах с кардинально разными жанрами и на трёх разных языках. И то, насколько различаются манеры пения в Dreamtale и KYPCK лично меня повергает просто в шок, хотя «Epsilon» является одним из моих самых любимых альбомов жанра. Тебе тяжело переключаться между такими разными вокальными регистрами? Ты где-то специально учился вокалу, или ты самоучка?

Нет. Ну, признаюсь, что петь всегда трудно, сложно, это смесь науки и искусства… Но для меня, все начинается с музыки, чего требует сама музыка, потом текст, рассказ, сюжет песни… Потом только человек начнет петь. А я живу, когда пою. Вот и всё.

Ваш грядущий российский тур выглядит достаточно необычно: после Санкт-Петербурга вы отправляетесь в русскоязычную эстонскую Нарву, после этого Сибирь, Урал, Поволжье и только потом Москва. Вы сами придумали такой маршрут, или это исключительно ваш менеджмент?

Это всё решение и организация менеджемента. Я просто сказал что сделаем все концерты, что нам предлагают и куда нам можно ездить… Мне нужно быть в Китае с Dreamtale четырнадцатого апреля — это единственное ограничение!

Почему в Эстонии вы играете только в Нарве, но не Таллине, в который ты постоянно ездишь для сочинения лирики? Из-за вашей русскоязычности вас не очень ждут в столице?

Нет, опять же — вопрос к менеджементу. Думаю, что летом-осенью будет гиг в Таллинне.

У KYPCК получаются очень необычные и своеобразные каверы; мне очень понравился сингл с кавером на t.A.T.u. Почему вы не стали добавлять его в сам альбом, слишком выбивается из общего настроения?

Да, альбомы — это как одно целое, в каком-то смысле одно произведение. Каверы лучше отдельно выпускать.

Будет ли когда-либо записан студийно ШИКАРНЫЙ кавер на Black Sabbath?

Попробуем, может, как подарок в следующем краудфандинге?

Ты баллотировался в парламент от Партии независимости, которая, если я правильно понял из переведённого с помощью гугла сайта, довольно похожа по своим убеждениям и принципам на нашу правящую партию Единая Россия. Ты до сих пор её член и баллотируешься в апреле в муниципалитет от них, или нет?

Нет, я независимый кандидат. За Единой Россией (и внешней политикой России) я не так активно слежу.

Партия независимости выступает (или выступала, я не понял этого из переводов) за возвращение Карелии в состав Финляндии. Как ты сам понимаешь, территориальные вопросы сейчас очень болезненны для России, ты сам разделяешь эту позицию, или по данному вопросу она у тебя отличается? Кстати, ты сам бывал в Карелии или Выборге?

Да? Я такого не слышал… Вопрос Карелии, скорее всего, уже принадлежит истории. Он, по-моему, был объектом разговора при Кекконене (прим. — восьмой президент Финляндии) в шестидесятых, но теперь… Нет. Я был в Карелии и в Выборге и чувствую себя там как дома.

Кроме того, Партия независимости выступает против Евросоюза и за выход Финляндии из ЕС. Выход Великобритании из ЕС, по прогнозам, понесёт за собой падение дохода работающего населения и сложности. По-твоему нельзя решить вопросы с рыночной экономикой без выхода?

Да, я до сих пор считаю, что ситуация в Финляндии была бы гораздо лучше без валютного союза. Для такой, маленькой, «экспортной страны» нужна своя валюта. А вообще, я считаю, что власть в Брюсселе — это слишком далеко, не демократично. Идея неплохая, потому что я действительно верю в так называемые европейские ценности — в свободу, в свободу слова, в разум… А сейчас разума нет, есть идеология, почти как в СССР.

Беседовал Arseniy.
17 мар 2017
Cradle Of Filth Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом